«Массированный удар»: с каким багажом ЛПК войдёт в 2023 год? | Лесной комплекс
Теплоресурс
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя. Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть

Уходящий год был тяжёлым для всех отраслей российской экономики. Это ярко подтверждает аналитический отчёт рейтингового агентства АКРА, который посвящён индексу промышленного производства (ИПП) российских регионов с января по октябрь 2022 года.

Санкции ощутимо ударили не только по леспрому: пересмотреть подход к бизнесу пришлось предприятиям автопрома, металлургическим и угольным регионам. Дошло до того, что проседать начали даже газоносные артерии. Например, Ямал, который является богатейшим газоносным бассейном страны, показал снижение ИПП до 99,9%.

Экономико-географ, специалист в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич отметила, что первыми от введения санкций пострадали регионы автопрома. Однако нас, конечно же, в первую очередь интересовали регионы, экономика которых сосредоточена в основном вокруг ЛПК, такие как Архангельская область, Республика Карелия и т. д.. И вот они в этом списке «отраслей-антилидеров» оказались как раз на втором месте. 

«Под вторым ударом и нарастающим — это регионы лесопереработки. Там всё жёстко стало к концу лета, когда были введены санкции на ввоз из России лесопродукции. И мы имеем по октябрю производство лесопродукции, обработанной древесины -20%. Если берём по отдельным видам, то фанера, которую мы очень активно возили в Европу, -37%, «подогнулась» даже целлюлоза, которая держалась до последнего времени. В целом по стране -8%», — цитируют эксперта «Новые Известия»

Отчёт АКРА это подтверждает. Например, в Калининградской области ИПП снизился до 81,9%, что стало самым серьезным падением в СЗФО. В отчёте сообщается, что производственные показатели сократились в связи с остановкой работы крупнейшего автопроизводителя. Однако и по другим товарным группам, таким как мебель и продукция целлюлозно-бумажного производства, производство в регионе серьёзно снижается.

При этом в СФО только шесть из десяти субъектов показали положительный ИПП. Результаты регионов ДФО и того хуже: только у четырёх из одиннадцати субъектов округа ИПП в период с января по октябрь был выше 100%.

Экспортоориентированность — зло

В этом нет ничего удивительного: принятые «недружественными» странами ограничения против российского бизнеса стали для ЛПК настоящим «массированным ударом», о чём в рамках Петербургского лесопромышленного форума — 2022 рассказал Андрей Заутер, управляющий партнёр и совладелец Zetta Consulting. 

«У нас был пятый санкционный пакет, который, по сути, запретил импорт всех технологий и оборудования и экспорт всей продукции кода 44 ТН ВЭД. А сейчас у нас появился восьмой пакет. Если до этого все подотрасли ЛПК испытывали проблемы, и только целлюлозники чувствовали себя более-менее хорошо, то в восьмом пакете санкции коснулись целлюлозников и производителей упаковки. По сути дела, мы наблюдаем очень массированный удар», — пояснил эксперт.

Свою роль сыграло и то, что отечественный леспром, полагаясь на добросовестность зарубежных партнёров и, конечно же, взаимовыгодное сотрудничество, по большей части свою продукцию отправлял на экспорт. Андрей Заутер также подчеркнул в своём докладе этот аспект, отметив, что российский ЛПК всегда был экспортно ориентированной отраслью. Да, это приносило прибыль и позволяло бизнесу активно развивать свои предприятия.

Наземная транспортировка леса

Наглядным примером могут служить итоги 2021 года, который для российского леспрома оказался одним из наиболее успешных с точки зрения финансовых показателей. По данным аналитического агентства WhatWood, вклад ЛПК в ВВП страны в 2021 году увеличился до 2% против 1,7% в 2020 году. 

При этом выручка всех предприятий лесопромышленного комплекса в 2021-м выросла на 30%, до 2,9 трлн рублей. Чистая прибыль, как отмечают аналитики, выросла в 3 раза, до 460 млрд рублей. Если же говорить о топе-100 крупнейших компаний, то их прибыль увеличилась на 43,5%, до 1,77 трлн рублей. Они же в 2021 году обеспечили 62% всей выручки лесного сектора. 

И значительная часть этих сверхрезультатов была достигнута за счёт отлаженной за долгие годы системы экспорта. Однако то, что прежде являлось сильной стороной российской экономики, с введением санкционных ограничений превратилось в самую уязвимую точку. 

Подробнее читайте в статье «Zetta Consulting: как выжить лесному бизнесу в России?». 

Рослесинфорг, лесоучётная организация Рослесхоза, подсчитал, что из-за европейских санкций наша страна прекратила поставлять на зарубежные рынки продукцию общей стоимостью в 6 млрд долларов. В 2021 году 45,8% экспорта лесопродукции пришлось именно на долю «недружественных» стран. В денежном выражении это приблизительно 8 млрд долларов США. 

В исследовании Центра стратегических разработок «Риски 2022: градообразующие организации и моногорода» говорится, что наибольшему риску нынешних условиях подвергаются моногорода Северо-Западного округа страны. Значительная часть их продукции отправлялась в Европу. Не повезло также пеллетчикам и производителям панелей CLT: почти 98% производимых на предприятиях СЗФО топливных гранул экспортировались. Запрет на их поставку, считают в ЦСР, может привести к остановке работы пеллетных заводов.

«В первом полугодии 2022 года в 16 моногородах проявились риски значительного ухудшения ситуации на градообразующих организациях. На которых работает в общей сложности 182 000 человек (4,7% от общей численности занятых в моногородах и 17,8% от занятых на градообразующих организациях моногородов). 

Среди них <…> моногорода — крупные производители лесопромышленного и деревообрабатывающего комплекса — Октябрьский, Новодвинск, Онега, Коряжма (Архангельская область), Сокол (Вологодская область), Красная Поляна (Кировская область), Пиндуши, Муезерский (Республика Карелия), Парфино (Новгородская область), Мантурово (Костромская область)», —  отмечено в исследовании.

Читайте также: «Санкции больно бьют по ЛПК: экономика моногородов под угрозой» 

Проблемы с сертификацией

Ещё одной ключевой проблемой, по мнению специалистов ЦСР, является приостановка действия сертификатов, подтверждающих качество продукции, управления и надёжность цепочки поставок произведённой продукции.

Напомним, с 8 апреля 2022 года FSC International приостановил действие всех торговых сертификатов в России, при этом сохранив сертификаты по управлению лесами. То есть заботиться о лесных ресурсах по стандартам FSC российским лесопользователям можно, но продавать древесину как FSC-сертифицированную нельзя.

Фото: ru.freepik.com-wirestock

Команда теперь уже бывшего FSC России без внимания решение FSC International не оставила и расторгла лицензионное соглашение с FSC. Вскоре российским лесопромышленникам была представлена альтернативная система «Лесной эталон», которая сегодня активно развивается в России.

Стандарты FSC — теперь стандарты системы «Лесной эталон» — работают в нашей стране уже более 20 лет.

Создатели «Лесного эталона» отмечают, что система — временная. В случае улучшения международной ситуации система должна будет обеспечить относительно быстрый и лёгкий возврат в систему FSC. Тем не менее «Лесной эталон» выходит на международную арену: уже получены первые сертификаты цепочек поставок из Республики Беларусь, есть запросы из Казахстана.

Впрочем, некоторые эксперты отрасли настаивают на том, что необходимо создать не аналог FSC  в России, а собственную полноценную систему лесной сертификации. С таким предложением выступил вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике Segezha Group, вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров России Николай Иванов: 

«Если и создавать, то полноценную отечественную систему и гармонизировать её с коллегами из ЕАЭС и Китая. Один из вариантов — через профильный технический комитет по стандартизации «Лесоматериалы» (ТК 078), нужно поручить им создать такую систему, это не так сложно и затратно.

Такой инструмент можно создать достаточно быстро, и со временем он будет востребован», — предложил он в ходе круглого стола Совета Федерации «Состояние лесопромышленного комплекса в условиях санкционного давления недружественных стран».

Подробнее о действующей в России системе лесной сертификации читайте в статье «Жизнь после FSC». 

Собственники уходят

Уход иностранных собственников также является для градообразующих предприятий большой проблемой. Если компании не найдут покупателей для своих предприятий, отмечено в исследовании ЦСР, то на рынках труда моногородов высвободится до 1 390 человек, что может привести к социальной напряжённости. 

Так, среди компаний лесопромышленного комплекса приостановили деятельность в России IKEA industry, UPM-Kymmene Corporation и International Paper: они начали продажу своих активов. При этом Pulp Mill Holding GmbH, по данным на июнь 2022 года, не собирается продавать свой российский актив — «Архангельский ЦБК» в г. Новодвинске в Архангельской области.

К слову, продать российские активы оказалось не так уж просто. Например, в декабре РБК сообщил о том, что не состоялась продажа основного актива австрийской компании Mondi в России — Сыктывкарского ЛПК. Предполагалось, что инвесткомпания Augment Investments Limited заплатит за производителя бумаги «Снегурочка» 95 млрд рублей. Однако власти РФ не согласовывают сделки с активами иностранных инвесторов, уходящих из России, стоимость которых превышает три годовых показателя EBITDA. 

«Если хотят уходить, пусть испытывают определенные издержки на выходе из этого актива», — отмечал ещё в июле 2022 года глава Минфина Антон Силуанов.

Отсутствие импортного оборудования 

На состоянии отрасли сказывается также и зависимость отечественных предприятий ЛПК от импорта оборудования, техники и комплектующих, что в средне- и долгосрочной перспективе может негативно сказаться на качестве выпускаемой продукции и потенциале для дальнейшей модернизации, считают в ЦСР. 

Импортозамещение стало одной из основных тем обсуждения в рамках выставки «Лесдревмаш-2022». Ей был посвящён круглый стол, организованный Ассоциацией предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР), РАО «Бумпром» и АО «Экспоцентр». 

Участники обсуждения отметили, что отечественные предприятия  сегодня не готовы браться за производство станков. Причина этого может крыться в высокой стоимости металла на внутреннем рынке. Также машиностроителей не привлекают и туманные перспективы сбыта. Они сомневаются в том, что рынок сможет полностью потребить выпускаемую продукцию. Да и её рентабельность под вопросом. 

Однако выставка наглядно показала, что и среди отечественных производителей лесопромышленного оборудования немало тех, кто готов браться за новые задачи.

Ознакомиться с участниками «Лесдревмаша» и главными событиями выставки можно на странице нашего спецпроекта.


Вот такой «багаж» унесёт с собой в 2023 год отечественный леспром. Остаётся надеяться, что опыт 2022 года станет катализатором для развития отрасли в дальнейшем. 

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Домостроение
Деревянное домостроение в России: поддержка и развитие «Лесной комплекс» уже не раз писал о том, что санкции,...
Читать онлайн
Новости
экспорт кругляка

Эмбарго на экспорт древесины и санкции: пора отменять запреты?

Запрет на вывоз необработанной древесины хвойных и ценных пород, который начал действовать в начале текущего года, был на слуху у лесного бизнеса задолго до его вступления в силу. У представителей отраслевого сообщества инициатива по введению...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.