Segezha Group: выход на Дальний Восток возможен на понятных долгосрочных условиях | Лесной комплекс

Segezha Group: выход на Дальний Восток возможен на понятных долгосрочных условиях

Спикер
Николай Иванов Управляющий директор Segezha Group

С позиций рационального лесопользования сложившаяся на Дальнем Востоке система хозяйствования не отвечает современной концепции устойчивого управления лесами. С этим согласились все участники дискуссии «Лес России на распутье. Что дальше?», которая была организована в рамках Восточного экономического форума — 2021.

Напомним, на сессии выступил заместитель министра промышленности и торговли РФ Олег Бочаров. В своём докладе он сделал акцент на необходимости подведения межотраслевого дальневосточного баланса, который покажет ситуацию внутри лесной отрасли и её взаимосвязь с другими секторами региональной экономики. Эти данные, по мнению спикера, помогут при разработке действительно эффективных инвестпроектов по освоению лесов.

Одной из дискуссионных тем на встрече стал запрет экспорта круглого леса. Генеральный директор УК «РФП Групп» Константин Лашкевич отметил, что ограничение на вывоз высокотоварной древесины оценивает положительно, поскольку в этом случае качественное сырьё достаётся российским переработчикам. Однако запрет экспорта низкотоварной древесины при отсутствии мощностей для её переработки существенно бьёт по экономике отрасли.

Николай Иванов
Николай Иванов, управляющий директор Segezha Group

В продолжение диалога о судьбе лесного комплекса Дальнего Востока высказался управляющий директор Segezha Group Николай Иванов. В начале своего выступления он напомнил, что в апреле этого года холдинг вышел на IPO и начал торги акциями на Московской бирже, став первой российской публичной компанией в лесопромышленном секторе. Представитель компании пояснил, что этот механизм могут использовать и другие игроки отрасли как инструмент для привлечения дополнительных средств для реализации инвестпроектов.

«Наша компания реализует достаточно амбициозную инвестиционную программу, её стоимость превышает 80 млрд рублей. Запланировано активное развитие производства бумаги и упаковки, деревянного домостроения и плитных материалов. Если говорить о дальнейших инвестиционных планах, которые мы заявляли, — это строительство двух крупных целлюлозных комбинатов, «Segezha-Запад» в Карелии и «Segezha-Восток» в Красноярском крае. Уже в 2025 году мы будем управлять расчётной лесосекой объёмом порядка 17 млн кубометров, а в планах до 2030 года выйти как минимум на 25 млн м³», — заявил Николай Иванов.

Активы холдинга расположены в пяти федеральных округах, и в планах выход в шестой, Уральский. Дальнего Востока в ближайших планах нет, но управляющий директор не исключает такой возможности в будущем.

«Наша компания изучала возможности этого региона. Мы все говорим о том, что здесь находится 49% от расчётной российской лесосеки. Но она, к сожалению, бумажная, либо в силу удалённости и транспортной недоступности, либо в силу отсутствия данных о ней. Из-за того, что лесоустройство проводилось 30-40 лет назад, мы просто не знаем, какими ресурсами располагаем во многих субъектах, особенно на Дальнем Востоке. В 2015 году, после того как «АФК Системы» приобрела активы на Северо-Западе, компания изучала возможности входа в новые регионы. Активно смотрели Хабаровский и Красноярский края. Выбор был сделан в пользу последнего, где холдинг сегодня активно развивается. Лесосека объёмом 5 млн кубометров — это реальная возможность создать ЦБК на транспортно освоенном участке.

Сопоставимая ситуация с Дальним Востоком. Мы не исключаем для себя выход в этот регион, и у нас были конкретные планы по Сахалину. Но для этого нужны определённые условия, и прежде всего — наличие понятной и доступной расчётной лесосеки. Лесные дороги мы готовы строить сами, поскольку понимаем, что если получим средства от государства на их строительство, то заплатим за это более высокой арендной платой. Лучше мы построим их сами. А от государства нам нужно то, о чём говорил Олег Бочаров: если мы соберёмся развивать на Дальнем Востоке производство пеллет, биотоплива — чего угодно, то понадобятся отгрузочные терминалы. Без них производство не будет иметь логического завершения.

Я не буду говорить о стабильности нормативно-правовой базы, она по лесному комплексу меняется ежегодно и весьма активно в поиске быстрых решений. При этом теряются многие наработки и инвестиционная привлекательность. Для Дальнего Востока это особенно характерно.

гмо древесина
Фото: https://pixabay.com

Есть и другие способы входа в регион, не через расчётную лесосеку. Это подходит для территорий, где леса просто нет. Например, Ростовская область, где большая потребность в упаковочных материалах, или Кемеровская область, где востребована продукция в секторе деревянного домостроения. Для Дальнего Востока мы бы рассмотрели возможность развития производства, близкого к целлюлозному. Это могут быть не такие масштабные проекты, которые требуют сразу 7 млн кубометров расчётной лесосеки. А, например, производство 300-350 тыс. тонн товарной белёной термохимической массы либо элементов для производства картона флютинг. Подобные проекты мы сейчас рассматриваем для активов в европейской части с целью переработки низколиквидной древесины берёзы и осины. Боюсь, что эти породы в ближайшие 3-5 лет будут запрещены для вывоза. И такая же проблема, как на Дальнем Востоке, возникнет в европейской части России.

Что касается запрета на экспорт круглого леса: в европейской части страны вывоз лиственных балансов не был ограничен, и в связи с этим я не вижу никаких проблем. На Дальнем Востоке ситуация иная. Мы входили в рабочую группу по созданию госкомпании по экспорту леса, смотрели, как развивалась эта идея. Как я понимаю, сегодня в силу разных причин от неё отказались, но какая-то здравая мысль там была. Переходный период продолжительностью три, пять, семь лет был бы логичным, потому что ту инфраструктуру, про которую мы уже говорили на этой встрече, не создать за один год. А может быть, и за пять не создать. Соответственно, низколиквидная древесина всегда будет для инвесторов достаточно тяжёлым грузом.

Если бы это была публичная компания, куда помимо государства вошли бы различные инвесторы, присутствующие на рынке, либо такие игроки, как Segezha Group, которая не присутствует на рынке, и у этой публичной компании были бы чёткие задачи, например — за пять лет выполнить за свой счёт лесоустройство на перспективных участках, создать транспортную инфраструктуру, а затем часть средств от льготного экспорта низколиквидной древесины сконцентрировать как будущее проектное финансирование, — тогда эта корпорация могла бы иметь право на существование. Но раз от этой идеи отказались, значит, нужны какие-то другие решения.

Ещё раз повторю: у Segezha Group амбициозные планы по развитию, и мы не исключаем возможность входа на Дальний Восток, но на понятных долгосрочных условиях и при условии частно-государственного партнёрства в сфере создания не лесной инфраструктуры», — подытожил спикер.

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Woodex-2021 Главные события выставки Woodex-2021: обзор выставочной...
Перейти к проекту →
Новости
система безопасности ограничения грузового момента

Метаморфозы: как превратить экскаватор в кран

Компания «Техстройконтракт» представила инновационную разработку, которая способна превратить экскаватор в полноценный кран...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.