Запрет на экспорт круглого леса: как это отразится на лесной промышленности | Лесной комплекс
Теплоресурс
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя. Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть
Запрет на экспорт: сценарии для лесозаготовки

Запрет на экспорт круглого леса: как это отразится на лесной промышленности

«Поручаю с 1 января 2022 г. ввести полный запрет вывоза из России необработанных или грубо, только для вида, обработанных лесоматериалов хвойных и ценных лиственных пород», — сказал 30 сентября президент на совещании о развитии и декриминализации лесного комплекса.

Неоднозначность формулировки главы государства (что понимать под «грубо обработанными лесоматериалами»?) привела к тому, что речь сегодня идёт уже не только о полном прекращении вывоза круглого сырья, но и об ограничении экспорта пиломатериалов и фанеры. Эти виды продукции Минпромторг предлагает включить в перечень существенно важных для внутреннего рынка товаров.

Мотивы у чиновников, как всегда, самые благородные: таким образом они рассчитывают стимулировать рост российских инвестиций в модернизацию и создание новых мощностей по производству пиломатериалов, увеличить объёмы выпуска продукции глубокой переработки, а самих деревообработчиков поддержать стабильными объёмами доступного сырья. А какими будут последствия для лесозаготовителей?

Запрет экспорта круглого леса на пользу?

Возможные результаты вводимых ограничений обсудили участники онлайн-конференции WoodIT, организованной ProDerevo совместно с выставкой Woodex. Хотя основной темой мероприятия стали IT-решения для лесозаготовительных, лесопильных и лесных компаний, обойти тему ограничений на вывоз древесины организаторы и участники не смогли.

По данным агентства WhatWood, по итогам 2020 года из России импортировано порядка 6 млн хвойных лесоматериалов. Именно этот объём потенциально может попасть под запрет экспорта в следующем году. Также возможен другой вариант развития событий, при котором запрет распространится не только на хвойные лесоматериалы, но и на фанкряж. В этом случае экспорт лесоматериалов упадёт до нуля.

«Какие сценарии просматриваются в связи с запретом экспорта? С точки зрения лесозаготовки мы видим два варианта. Первый: отрасль не реагирует на запрет экспорта, и весь объём, который ранее экспортировался, будет перерабатываться на внутреннем рынке. Сценарий второй: объёмы лесозаготовки снизятся, поскольку игроки на внутреннем рынке, скорее всего, не справятся с переработкой заготавливаемой древесины при текущих мощностях», — отметила консультант WhatWood Марина Зотова.

При этом она подчеркнула, что, по мнению аналитиков агентства, первый сценарий более вероятен. Ведь те самые 6 млн хвойного сырья упадут на лесопромышленников не завтра, и у них будет время на то, чтобы адаптироваться к новым условиям, модернизировать предприятия и нарастить свои мощности.

Успеть перестроиться на новые условия

К слову, так же считают и в верхах: на одном из совещаний с министрами глава государства отметил, что у лесопромышленников должно хватить средств на то, чтобы модернизировать свои производства в соответствии с новой реальностью. Главное, чтобы нововведения не стали для них неожиданностью.

«Люди, которые работают в этой сфере десятилетиями, в целом неплохо заработали, у них есть достаточные ресурсы для инвестиций в переработку. Тем не менее представители бизнеса должны знать о планах правительства достоверно, наверняка и своевременно. Это первое.

И второе. Нужно провести анализ ситуации в отрасли, чтобы тем, кто нуждается в дополнительной помощи, эта помощь была своевременно и в необходимом объёме оказана.

Вы понимаете, что будут экономические последствия после реализации решений подобного рода, и нужно быть к этому готовыми. Чтобы, как в народе говорят, не было как обухом по голове. Это всё должно быть сделано в плановом режиме и в координации этих шагов с представителями бизнеса», — напутствовал министров Владимир Путин.

Зампредседателя Правительства РФ Виктория Абрамченко заверила президента, что все необходимые меры для этого будут приняты. Но у самих лесопромышленников есть сомнения, что одного года им хватит на то, чтобы перестроиться. В частности, управляющий директор по реализации госпрограмм развития и лесной политики Segezha Group Николай Иванов в интервью ИА REGNUM заявил, что это слишком короткий переходный период. При этом он сослался на опыт принятия заградительных пошлин на экспорт круглого леса в 2008 году.

«Для большого числа арендаторов лесных участков одного года может оказаться недостаточно для создания собственных перерабатывающих мощностей. На этом фоне, полагаю, не все игроки рынка успеют перестроиться. Особенно это касается Дальнего Востока, малого и среднего бизнеса. При создании механизма реализации принятого решения необходимо учесть все аспекты, включая риски закрытия социально значимых предприятий, например, в моногородах», — подчеркнул г-н Иванов.

Экспорт круглого леса

Пройдут не все

Специалисты WhatWood в своих прогнозах более оптимистичны, хотя и признают, что не для всех игроков условия перехода будут одинаковыми, некоторым придётся решать довольно сложные организационные вопросы.

«Думаю, в 2022 году российские производители будут работать в рамках текущей конъюнктуры рынка. А заготовители, если у них не будет экспорта, скорее всего, просто не станут заходить на делянки для заготовки хвойных лесоматериалов. Но есть ещё момент, который касается тех лесозаготовительных предприятий, которые имеют свои перерабатывающие мощности и сами производят пиломатериалы из части заготовленного сырья — как правило, это пиловочник низкого качества. У этих компаний возникает вопрос, что делать с таким пиловочником? И над ним придётся серьёзно подумать», — отметила консультант WhatWood.

Марина Зотова также высказала мнение, что запрет на экспорт кругляка вряд ли приведёт к усилению позиции крупных игроков и уходу с рынка мелких компаний. Хотя в разных регионах ситуация может складываться по-разному.

«Например, в Тверской области практически нет сушильных мощностей. И очень много субъектов среднего и малого бизнеса осуществляют заготовку или покупают круглый лес, чтобы пилить его и продавать. Они работают в основном на внутреннем рынке, но и экспортные продажи тоже осуществляют. Скорее всего, для таких компаний тоже будут какие-то изменения, их рентабельность станет ниже», — предположила спикер.

Как изменятся цены на древесное сырьё

Другой важный вопрос — как запрет экспорта круглых лесоматериалов скажется на ценовой политике? Есть опасения, что в результате снизятся объёмы заготовки древесины, а это грозит неконтролируемым ростом цен на сырьё. Уже в первом квартале 2021 года цены на круглые лесоматериалы выросли на 20-40% по отношению к аналогичному периоду 2020-го.

Наибольшее повышение показали берёзовый фанкряж (+40%) и еловый пиловочник (+30%). Такие данные Марина Зотова привела на конференции «Рынок леса и пиломатериалов», организованной MaxConference. В своём докладе она сообщила, что рост цен на круглые лесоматериалы с третьего квартала 2020 года начали подстёгивать сильный спрос на эту продукцию и локальная нехватка сырья.

Экспорт круглого леса

В рамках WoodIT специалисты Indufor Group рассмотрели эту проблему на трёх уровнях: федеральном, региональном и местном.

«Во-первых, необходимо понимать, что ситуация в европейской части России отличается от ситуации на востоке страны: здесь сосредоточены большие производственные мощности, а значит, зависимость от экспорта снижается. Рынок круглых лесоматериалов в целом сформирован, имеется конкурентная среда практически для всех видов этой продукции. В то время как в восточной части России рынок ориентирован прежде всего на пиловочную древесину и очень зависит от объёмов экспорта.

Далее — региональный уровень: территории, которые располагаются на границе РФ, могут оказаться чуть более чувствительными к запрету экспорта по части изменения цен на круглые лесоматериалы, чем «континентальные». И, наконец, местный уровень — это компании в таких «чувствительных» регионах, которые осуществляют свою деятельность «за колючкой», как это принято называть.

Сейчас мы получаем большую обратную связь и видим, что такие предприятия находятся в очень активном поиске новых местных рынков сбыта — как правило, это близлежащие лесопильные производства. Либо они приобретают небольшие собственные лесопильные линии, но это краткосрочное решение проблемы. В долгосрочной перспективе мы в Indufor Group видим эти предприятия как возможную часть стратегии укрупнения наших основных лесопользователей в России», — отметил старший консультант агентства Сергей Сенько.

Михаил Дмитриев, генеральный директор ProDerevo и модератор WoodIT, напомнил ситуацию 2008 года, когда заградительные пошлины на вывоз круглого леса не подвигли к развитию переработки на внутреннем рынке. По его словам, «все просто сели на чемоданы с деньгами и стали ждать, когда запрет снимут».

«И всё же зависимость от экспорта была тогда значительно выше, чем сейчас. Опять же, от региона к региону ситуация может варьироваться. В европейской части России до сих пор планируются значительные лесопильные производства, в том числе мелкие, которые не отражаются в статистике. Это то, о чём я уже говорил: многие лесозаготовительные предприятия, которые до сегодняшнего момента ориентировались на экспорт, теперь находятся в поиске небольших лесоперерабатывающих линий для приобретения или поглощения. В целом это ведёт к их самодостаточности», — считает представитель Indufor Group.

Для справки
Не только Россия идёт по пути ужесточения условий экспорта лесоматериалов. Такая тенденция есть и в других крупных странах: США, Канаде, Новой Зеландии, Польше, Германии. В частности, в Канаде уже много лет действуют высокие пошлины на вывоз круглого леса. А в сентябре 2020 года в стране пересмотрели характеристики экспортных пиломатериалов, установив минимальное сечение для брёвен. В результате экспортёры лишились возможности вывозить сырой лес в виде квадратных брёвен по низким пошлинам.

Зона таможенного контроля

Фактор неопределенности: пример Дальнего Востока

Если для европейских лесопромышленников ситуация выглядит более-менее стабильной, то судьба восточных лесных регионов вызывает намного больше опасений.

«По опыту Дальнего Востока, где пошлина на вывоз круглого леса в размере 80% уже введена с 1 января текущего года, всё это приводит к полной деградации лесной отрасли. Деревообработчики могут купить не всю номенклатуру, получаемую в результате лесозаготовки, а только 55%. Оставшиеся 45% остаются у лесозаготовителя без движения, перенося свою себестоимость на тот объём товарной продукции, которая востребована. Её цена из-за этого в два раза выше.

Но деревообрабатывающий завод по такой цене не может покупать сырьё, так как у него своя себестоимость и цена реализации, прибыль там тоже невелика. Вот и получается, что поставщик не в состоянии продать пиловочник на завод с окупаемостью для себя. Поработает так по инерции, «проест» все оборотные средства и обанкротится. У нас на Дальнем Востоке веерное банкротство лесозаготовителей, за ними посыплются и деревообработчики. Собственно, уже начали.

Некоторые предприятия пытаются перерабатывать оставшиеся 45% низкосортных брёвен в пеллеты, но экономика не выдерживает. Если щепу направлять на производство пеллет, рентабельность будет где-то около нуля. А если топливные гранулы производить из брёвен с полновесной себестоимостью, то это и подавно убыток.

Есть мнение, что если бревно низкосортное, то у него себестоимость другая. Но это серьёзная ментальная ловушка: себестоимость действительно другая, только не ниже, как думают многие, а выше. Ведь на всех этапах лесозаготовки, вывозки и сортировки затрат на тонкомерную продукцию больше», — делится мнением председатель ассоциации «Дальэкспортлес» Александр Сидоренко.

Меняем правила игры

С точки зрения эксперта, запрет на вывоз балансов не имеет никакого отношения к развитию внутренних перерабатывающих мощностей. А вот к банкротству предприятий — самое непосредственное.

«Те субъекты и территории, где развита деревообработка, имеется хорошая индустриальная инфраструктура, достаточно рабочих рук, а местные чиновники работают на отраслевой, народнохозяйственный результат, вот там пусть принимают решение и вводят ограничение. А где нет ни централизованного электроснабжения, ни железных и автомобильных дорог, там нужно пошлину отменять.

В конечном итоге всё зависит от того, какие цели мы преследуем. Если просто запретить экспорт круглого бревна, то зачем? Никто в мире так не делает. Если же мы хотим больше прибыли зарабатывать на каждом кубометре, то деревообработка в некоторых случаях может помочь. Однако жизнь измеряется не кубометрами и досками, а годами. И лучше всего оценивать отрасль по размеру налогов, которые она приносит ежегодно. А этого можно добиться, вовлекая в промышленность всё больше производительных сил для лесозаготовки — мы сегодня используем лишь треть от имеющегося потенциала.

За этим пойдёт и деревообработка, если она приживётся в наших условиях тотального избыточного контроля, давления и постоянно меняющихся правил игры, когда уже и на сырые пиломатериалы вводят пошлину. Представьте: лесопромышленник взял деньги в банке под проценты, в финансовой модели предприятия заложены одни затратные показатели, а когда начали строить, к этим расходам добавилась пошлина. Естественно, в результате все показатели по рентабельности изменились. Рисковать никто не желает, поэтому все боятся предпринимать какие-либо шаги», — констатирует руководитель ассоциации «Дальэкспортлес».

Запрет или ограничение?

«Строить прогнозы в данной ситуации весьма сложно. Чаще всего подобные нововведения требуют доработки. При этом необходимо грамотно выстроить механизм обратной связи чиновников с представителями лесного бизнес-сообщества во избежание негативных последствий в дальнейшем», — рассказал в ходе конференции WoodIT руководитель службы продаж пиломатериалов Группы компаний «Вологодские лесопромышленники» Александр Алексин.

Круглый лес

«Самый плохой вариант — тотальный запрет на экспорт круглых лесоматериалов. Несмотря на то, что президент озвучил запрет на вывоз хвойных и ценных лиственных лесоматериалов, необработанных и грубо обработанных, сразу появилось предложение оставить всего два пункта пропуска экспортной продукции: Лютте на границе с Финляндией и Хасан на границе с Северной Кореей. Фактически такое решение означает полный запрет на вывоз любых круглых лесоматериалов.

Для северо-западной России на первом этапе это сразу же бьёт по экспорту примерно 4 млн кубометров берёзовых балансов, которые не имеют своего потребления на внутреннем рынке. А поскольку у нас эксплуатационные леса смешанные, и в них активно растёт берёза, такой запрет означает для лесозаготовителей уход с лиственных делянок.

Мы это уже проходили в 2008-2010 годах. Тогда только для нашей компании это обернулось сокращением объёмов производства примерно на 25% со всеми вытекающими последствиями. Выйдя из лиственных лесосек, попутно мы потеряли часть хвойного пиловочника.

Если такие меры будут приняты сегодня, то, по нашим оценкам, с северо-западного рынка России исчезнет примерно 1,3 млн кубометров хвойного пиловочника. Соответственно, это усугубит имеющийся дефицит сырья для лесоперерабатывающих предприятий. А на втором витке развития ситуации по такому сценарию мы получим тотальное отсутствие на рынке берёзового фанкряжа.

Объясню почему: если хвойный пиловочник в стволе занимает 60-70% и, соответственно, может потянуть за собой балансы, то берёзовый фанкряж составляет порядка 10%, максимум 15% от ствола. И потянуть за собой 80-85% стоимости лесозаготовки он просто не в состоянии. Таким образом, может повториться ситуация, которая уже была в 2008-2010 годах», — такое развитие событий предполагает Александр Алексин.

Позитивный настрой

Если же правительство будет действовать, сообразуясь с реалиями жизни, и не ограничит экспорт пиломатериалов из берёзы и осины, то влияние таких мер для северо-запада России, по мнению эксперта, будет минимальным. Те 0,5 млн кубометров хвойных балансов, которые экспортируют в Финляндию, скорее всего, найдут своё потребление внутри страны на имеющихся мощностях.

А вот для Дальнего Востока ситуация при любом раскладе выглядит удручающе. Заготовка здесь ведётся преимущественно на хвойных делянках, а лесопромышленники производят очень много сырого пиломатериала, у них отсутствуют мощности для утилизации балансовой группы. Соответственно, запрет на экспорт круглых хвойных лесоматериалов может иметь для восточных регионов очень серьёзные последствия.

«Думаю, в конечном итоге мы придём к тому, что будут введены пошлины на сырые пиломатериалы. Скорее всего, Люття и Хасан будут действовать только для экспорта хвойных и ценных лиственных пород древесины. А то постановление, которое определяет перечень видов круглого леса, останется по большей части неизменным. Некоторые изменения предлагает ввести Минтранс, в том числе включить в этот перечень пиломатериалы, а некоторые пункты пропуска исключить.

Что они будут делать с Сибирью и Дальним Востоком, большой вопрос. Мы со своей стороны предлагали исключить запрет и пошлины на экспорт сырых пиломатериалов из лиственницы, которые практически не участвуют в строительно-мебельном обороте на внутреннем рынке. В целом же, думаю, в решении этого вопроса будет движение в сторону приближения к букве поручений президента», — выразил надежду представитель ГК «Вологодские лесопромышленники».

Экспорт круглого леса

В режиме ожидания

В теме экспорта лесоматериалов ещё очень много белых пятен. Поэтому не все участники рынка определились со своим отношением к этой проблеме, многие заняли выжидательную позицию. Окончательного решения ждут специалисты Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи. На пресс-конференции по итогам работы биржи в I квартале 2021 года представители руководства отметили, что в отсутствие закреплённой нормативной документальной базы существует много слухов и различных формулировок.

«Посмотрим, чем всё закончится», — резюмировали биржевики.

В I квартале 2021 года объём экспорта пиломатериалов из России снизился до 4,64 млн кубометров

От того, в каком виде будут оформлены ограничения на вывоз из страны лесоматериалов, зависит реализация экспортного проекта СПбМТСБ. Напомним, пилотный проект по торгам лесом на экспорт стартовал ещё в декабре 2019 года. Предполагалось, что первый экспортный контракт на древесину из Приморского края будет запущен в I квартале 2020 года. Однако реализации этих планов помешал коронавирус, который и сегодня остаётся значимым фактором.

Дело в том, что проект рассчитан на китайский рынок, где до сих пор действуют ограничения на импорт российской древесины. В прошлом году китайские импортёры обнаружили следы COVID-19 на коре брёвен, завезённых из РФ. Несколько партий древесины были уничтожены, а экспортные отношения приостановлены в целях сохранения стабильной эпидемиологической обстановки. Представители биржи надеются, что ситуация разрешится в ближайшее время, и говорят о полной готовности как со своей стороны, так и со стороны потенциальных экспортёров в регионах.

Много вопросов вызывают и планы правительства по созданию госкомпании с исключительным правом на экспорт леса. Впервые чётко эту инициативу озвучил в феврале вице-премьер, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. А на майском совещании о состоянии лесопромышленного комплекса на Дальнем Востоке он заявил, что формирование модели компании должно завершиться в течение месяца.

К концу года, по оценке чиновника, структура должна заработать. По предварительным данным, она будет контролировать рынок в 4,65 млн кубометров в год, а за экспорт от частных производителей брать от 1 до 25% в зависимости от типа древесины.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №3 2021
Новости
Техстройконтракт

Крупногабаритные и сверхкрупногабаритные шины WestLake для российского рынка

Компания Zhongce Rubber Group Co Ltd производит шины КГШ и СКГШ под брендом«WestLake». В роли её официального представителя в России выступает компания «Техстройконтракт».

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.