Вместо «переезда в Сибирь»: лесной бизнес настаивает на реальных мерах поддержки ЛПК | Лесной комплекс
Теплоресурс
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя. Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть
Фото: pixabay.com

Вместо «переезда в Сибирь»: лесной бизнес настаивает на реальных мерах поддержки ЛПК

В 2022 году в лесной отрасли сложилась беспрецедентная ситуация: европейские санкции обрушили экспорт лесопродукции, основные рынки сбыта оказались под запретом, закупочные цены на продукцию ЛПК в Китае упали, установленные логистические цепочки прекратили своё существование, а «добивающим ударом» стало укрепление рубля, о котором «Лесной комплекс» писал ещё в июне этого года.   

«Все риски сработали вместе» — так описал положение лесной отрасли в 2022 году гендиректор АО «Череповецкий ФМК» Илья Коротков, отметив, что упадок отрасли неизменно приведёт к потере рабочих мест. Участники выставки «Лесдревмаш», которая состоялась в сентябре, также пришли к неутешительным выводам: лесопромышленники сегодня вынуждены работать в убыток либо вовсе останавливать свои предприятия, так как цена выпускаемой продукции стала ниже себестоимости её производства. 

Значительно от введения санкций пострадали производители пеллет, поскольку основная доля производимых в стране гранул — около 90% от 2,5 млн тонн — шла на экспорт в Европу. Поставки российского биотоплива в страны Евросоюза прекратились с 10 июля 2022 года. 

По данным аналитического агентства WhatWood, в январе-августе 2022 года объём производства пеллет в нашей стране упал на 12,7% (до 1,424 млн т) в сравнении с прошлым годом.

Лесной бизнес не готов к переездам 

Видя столь «плачевное» состояние отрасли, лесопромышленники, всё ещё не потерявшие надежду на помощь со стороны властей, без явного восторга восприняли прозвучавшее из уст руководителя Рослесинфорга Павла Чащина предложение «перевезти» бизнес с Северо-Запада страны в Сибирь и на Дальний Восток.

«Возможно, в этой ситуации нужно всерьёз задуматься над переносом предприятий лесоперерабатывающего комплекса с территорий Северо-Запада, где в принципе и так истощена экономически доступная лесосырьевая база, на восток страны. Такой опыт у страны есть: в годы войны эвакуирована с запада на восток СССР почти половина технологических ресурсов. И все предприятия в кратчайшее время приступили к делу», — цитирует главу ведомства ТАСС. 

Фото: pxhere.com

Вот только в то время, как справедливо отметил депутат Архангельской области Александр Дятлов, переброской предприятий на Восток занималось непосредственно государство. Сегодня же испытывающие серьёзные трудности лесопромышленники попросту «не потянут» такой переезд. Да и в условиях военного времени спасение основных производственных средств от захватчиков имело стратегическое значение. 

«Прежде чем делать подобные заявления, федеральным чиновникам нужно проработать дорожную карту таких инициатив и рассчитать, сколько это будет стоить <…> вопрос в том, кто будет платить за транспортировку производств. Также нужно подготовить площадки, провести их экологическую экспертизу и многое другое. Реализация этого предложения выльется в миллиарды рублей», — резюмировал заместитель председателя областного Собрания. Его цитирует «БИЗНЕС-КЛАСС Архангельск».

Очевидно, что такого мнения придерживаются не только лесопромышленники Архангельской области. В письме, озаглавленном как «Неотложные меры для ЛПК», представители лесного бизнеса Вологодской области в лице Алексея Евстафьева, исполнительного директора Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров Вологодской области, отреагировали на заявления главы Рослесинфорга, с завидной регулярностью делающего «обнадёживающие» прогнозы. Как говорится, у людей в регионах «наболело» и они готовы делиться объективными данными с полей.  

Санкции оказывают существенное влияние на бизнес

На сегодняшний день европейцы успели принять восемь санкционных пакетов, направленных против российского бизнеса. И если на последний из них отечественный лесной бизнес отреагировал довольно сдержанно, поскольку тот в большей степени задевает целлюлозно-бумажную промышленность, то вот 5-й пакет ограничений нанёс бизнесу ощутимый урон. 

Впрочем, в Рослесинфорге, опять же, тогда поспешили успокоить общественность, заявив, что санкции существенного влияния на бизнес не оказали: 

«Российский ЛПК уже был ориентирован на дружественные рынки, а там, где возникли ограничения, уже частично перестроился. Процесс налаживания новых экспортных каналов продолжится. Рынок будет стремиться к балансу как на внешнем контуре, так и внутри страны, хотя это и может занять некоторое время, но однозначно можно сказать, что экспорт не остановится», — заявил в июле ТАСС Павел Чащин.

Руководитель Рослесинфорга при этом оперирует данными отрасли за первое полугодие 2022-го. Вот только нюанс в том, что ограничения эти, хоть и были анонсированы Европой ещё в апреле, в силу вступили только 10 июля. Потому, как отмечено в письме Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров Вологодской области, использование накопительной статистики за первые шесть месяцев года для выводов о текущем и перспективном состоянии и устойчивости отрасли к нынешним вызовам применять попросту нелогично. 

Ведь очевидно, что до того, как санкции вступили в силу, в отрасли, несмотря на в целом нестабильную экономическую ситуацию в мире, всё было относительно хорошо — ограничения на тот момент просто не действовали. 

Когда реальность не сходится с ожиданиями

Вот так и получается, что на бумаге у властей всё хорошо, а отрасль успешно справляется с многочисленными вызовами, которые ей без устали подкидывает 2022 год. На местах же, напротив, в будущее смотрят с опаской и изо всех силы пытаются удержать свой бизнес на плаву. 

В пример можно привести Вологодскую область — регион, который на сегодняшний день является лидером среди субъектов СЗФО по объёмам заготовки леса, а среди всех субъектов России занимает 3-е место. 

Как сообщается в письме, во втором квартале текущего года объёмы лесозаготовки в регионе снизились на треть в сравнении с аналогичным периодом 2021-го. Упало также и производство пиломатериалов — на 10%, а фанеры и вовсе на все 20%. 

импорт березовой фанеры
pixabay.com/ru/users/NYTimber

Да и в целом в области наблюдается негативная тенденция по снижению производства основных видов лесопродукции. Так, уже в сентябре часть местных заводов снизили свои объёмы практически до нуля, поскольку рыночная стоимость пиловочного сырья, которая упала почти вдвое, попросту не окупается ценой доставленного товара. И это с учётом «распиаренной» чиновниками переориентации на «дружественный» азиатский рынок. 

Как сообщают лесопромышленники Вологодской области, транспортные расходы на доставку продукции в Китай выросли почти в 3 раза, в то время как цены на товар в КНР снизились примерно на 30%, а из-за укрепления рубля выручка упала более чем на 20%. 

Помогут ли транспортные субсидии?

О какой прибыли в таких условиях может сегодня говорить среднестатистическое предприятие СЗФО, которое получает отрицательный финансовый результат в конце месяца? 

Многие возлагают надежду на обещанную Правительством компенсацию затрат на транспортировку промышленной продукции при поставках на экспорт. Субсидии предусмотрены Постановлением Правительства РФ от 28.07.2022 № 1347. Однако, как отмечено в письме, и в этой бочке меда есть большая ложка дегтя. Заключается она в дискриминационных критериях: чем крупнее предприятие и чем больше объём экспортируемой продукции, тем меньше субсидия. Ещё один нюанс — предприятия ЛПК Северо-Запада России и так могут компенсировать не более 65% транспортных затрат.

То есть условный завод СЗФО, который ежегодно отправляет на экспорт 250 тыс. м³ пиломатериалов, на транспортировку будет тратить около 1,6 млрд рублей. Максимальная компенсация при этом составит 300 млн рублей — не более 19% транспортных расходов. 

Ну и вишенкой на торте является тот факт, что на реализацию постановления отведены средства в размере 10 млрд рублей. А распространяется оно не на один лишь ЛПК, а на все отрасли промышленности. Даже не имея таланта к сложным математическим вычислениям, легко понять, что денег на всех не хватит. 

А ещё, как отмечено в письме, сегодня инфляция отдельных компонентов себестоимости заготовки и деревообработки в разы превышает официальную инфляцию потребительских цен. Например, запчасти для лесной техники выросли в цене в 1,5 раза (а это в 5 раз превышает уровень официальной потребительской инфляции). Фитосанитарные сертификаты и таможенное оформление подорожали примерно в 5 раз за последние пару лет.  

«Высокая устойчивость» лесной отрасли и инвестиции 

Фразу про «высокую устойчивость» ЛПК мы заключили в кавычки не случайно. О ней 5 октября заявил глава «Рослесинфорга» — его цитирует «Интерфакс». По его словам, инвесторам всё ещё интересен лесоперерабатывающий комплекс. Об этом говорит выросший на 30% объём инвестиций в отрасль в период с января по август 2022 года.

«Инвесторам по-прежнему интересен лесоперерабатывающий комплекс, в этом году они продолжают наращивать вложения в основной капитал предприятий ЛПК. Динамика такова, что к августу этого года объёмы вложений на треть превысили показатели аналогичного периода прошлого года, а если сравнить с благополучным для экономики допандемийным 2019 годом, то они возросли более чем в 1,5 раза», — рассказал он. 

А вот представители самого ЛПК к заявлению главы ведомства снова отнеслись скептически. Алексей Евстафьев в письме отмечает, что данная статистика показывает лишь то, что в прошлые периоды леспром был инвестиционно привлекательной отраслью: 

«Рост инвестиций в 1 полугодии текущего года является результатом решений по модернизации производства и новым проектам, принятым в предыдущие «тучные» годы. Сейчас же, когда у многих реализуемых приоритетных инвестиционных проектов по вышеупомянутым причинам даже не прогнозируется выход на безубыточность, а текущий бизнес не приносит доходов, при этом остается банковская долговая нагрузка, бизнесу не приходится говорить о «позитивных ожиданиях», — сказано в письме. 

Более того, в настоящее время не приходится говорить и о какой-либо финансовой поддержке уже реализуемых ПИПов, у которых в условиях санкционных  ограничений «отвалились» основные рынки сбыта и разрушились логистические каналы. Такой поддержки в России попросту нет. 

И снова о «переездах» 

Что же касается наиболее неоднозначного предложения главы «Рослесинфорга», о котором мы упоминали в начале этой статьи, то и оно не было радостно принято лесным бизнесом Вологодской области.  

Алексей Евстафьев подчеркнул, что господин Чащин опять не учёл, что закрытие предприятия в любом регионе неизменно приведёт к потере рабочих мест, что для многих населённых пунктов Северо-Запада станет большим потрясением, поскольку для многих административных районов такие производства являются градообразующими.

Главное — не опоздать с поддержкой ЛПК

Очевидно, что в последние месяцы власти очень много и часто говорят о ситуации в отрасли, оценивая её не совсем верно. Известно, что рукописи, а в нашем случае, документы и статистика, «не горят», однако не всегда они говорят чистую правду, и это стоит признать. 

Для того, чтобы правильно оценивать риски и точнее прогнозировать развитие лесопромышленного комплекса, необходимо обращаться напрямую к представителям бизнеса и бизнес-сообществ, которые могут предоставить точную информацию о деятельности предприятий и необходимых мерах поддержки. 

В поисках энергетической независимости
Фото: pvproductions — ru.freepik.com

Отраслевые союзы и отдельные лесопромышленники уже не первый раз формируют собственные предложения по необходимым ЛПК мерам поддержки. В частности, они предлагают рассмотреть возможность по льготному кредитованию предприятий, реализующих ПИПы в области освоения лесов. Также настаивают представители отрасли и на решении логистических вопросов, компенсации транспортных расходов и установлении арендной платы за лесные участки по факту использования расчётной лесосеки. 

Однако на сегодняшний день, как резюмировал в письме исполнительный директор Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров Вологодской области, ни одно из этих предложений не было реализовано. 

Если же предприятия начнут вынужденно сворачивать бизнес и сокращать персонал, то вскоре принятие каких либо мер станет вовсе бессмысленным. Главное — воспользоваться шансом помочь российскому ЛПК справиться с кризисом, пока ещё есть возможность. И люди на местах, включая членов Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров Вологодской области, готовы участвовать в разработке мероприятий совместно с властями.

Новости
EIK

Сверхдлинное рабочее оборудование EIK: надёжное решение для эффективной работы

Сверхдлинное рабочее оборудование EIK предназначено для работы в труднодоступных для экскаватора местах.

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.