Западный формат сервиса в сибирской огранке - Лесной комплекс
западный формат сервиса

Западный формат сервиса в сибирской огранке

— Что стало предпосылкой для создания партнёрства с компанией Ponsse?

Валерий Андрюхин,
заместитель директора ООО «Ремтехника»
Валерий Андрюхин,
заместитель директора ООО «Ремтехника»

— На тот момент предприятие работало с отечественной техникой и параллельно занималось заготовкой леса. Но мы сами понимали, что уже тяжело обрабатывать возросшие объёмы, да и специалистов катастрофически не хватало.

Как раз на специализированной выставке дирекция компании познакомилась с Ponsse, которая искала дилера для Красноярского края. Финские представители пригласили наших руководителей к себе, и уже через неделю они смогли ознакомиться с возможностями финской спецтехники. Затем и финские коллеги оценили, кто мы и на что способны. После чего подписали контракт и уже почти 10 лет работаем в одной связке.

— С каких активов пришлось начинать развитие бизнеса?

— С лесовозов, манипуляторов, валочной и трелёвочной техники российского производства. В автопарке не было ни одной машины из-за рубежа. Когда же взяли финский агрегат, то убедились, что лесовозы и бульдозеры просто не справляются с заготавливаемыми объёмами. Поэтому сейчас у нас и MAN, и Iveco, и Mercedes, и Shantui есть.

Людям комфортно работать на этих машинах, потому и покупаем такие марки. При этом стали понимать, что для работы на лесозаготовительных «богатырях» нужны кадры. А если их нет, то и смысла нет приобретать данную технику. Обучили очень много сотрудников. Когото на самом предприятии, а кого-то на базе Лесосибирского технологического института. В этом учреждении один из учебных классов оборудован симулятором под модельный ряд лесных машин PONSSE. После курса студенты сдают экзамены, получают аттестат и устраиваются на работу. И спрос на этих специалистов всегда высокий.

— Каким багажом профильных навыков должен обладать оператор?

— В первую очередь, иметь представление о заготовительной технике, владеть минимальными знаниями о технологии заготовки леса, а также о таком программном продукте, как Windows. Так как на его базе оператор управляет машиной. При этом человек должен быть ответственным, ибо придётся работать на дорогостоящей технике.

И тут только одного желания на ней работать мало. Нужно обладать полной уверенностью в себе, в своих способностях дать именно тот результата и те объёмы, которые необходимы работодателю. Понятное дело, что не боги горшки обжигают. Кто-то сразу соответствовал формату, кого-то переучили, а у кого-то не получилось из-за боязни ответственности или по семейным обстоятельствам.

Поскольку работа в лесу — это постоянные продолжительные командировки, то нередко возникают проблемы в семье. Некоторые мирятся с этим, да и заработная плата у операторов солидная. Но главное, что, несмотря на длительное нахождение вдали от семейного очага, людям нравится перспектива учёбы, а затем и работы на хороших машинах. На старой «лошадке» уже ничего не заработаешь, вот и приходится самим включать голову, и не потому, что мы их заставляем. А так как каждый из них лично в этом заинтересован.

— Расскажите о формировании клиентского пула и первых продажах.

— На момент зарождения партнёрского тандема с финским брендом PONSSE в Красноярском регионе использовалась лишь одна иностранная машина — форвардер, которую приобрел Лесосибирский ЛДК —1 напрямую у компании. Больше желающих купить эти агрегаты не было. Но затем нашими клиентом, компанией «ЕЛЗК », была приобретена финская спецтехника. В крае всегда лесозаготовка велась хлыстовым способом.

Мы предлагали лесохозяйственникам харвестерные головки для установки на экскаватор в качестве процессора. Это было сделано в первый год продвижения агрегатов и машин финского производителя. На следующий год установили две головки, далее четыре. Наконец, люди поняли, что такой метод и технические средства производительны и дают определённый объём заготовок, о котором ранее даже не слышали и не помышляли.

После массового процессорного бума в 2011 году компания «Техно-трейд 98» покупает у нас лесной комплекс. Конкуренты присматриваются к его работе, оценивают возможности техники и объёмы заготавливаемой древесины прекрасного качества. То есть у данного бизнесмена всё складывается как нельзя лучше, и это вызывает интерес у других лесников.

Сначала мы предлагали машины среднего класса. Сейчас в нашем арсенале две самые большие и мощные машины в линейке PONSSE. Они не бояться работы с крупным лесом, а средние имеют ограничения. Грубо говоря, как сравнивать «УАЗ ик» и «Ниву»: вроде обе 4х4, но первый более мобилен как внедорожник. Так что в последнее время заказчики отдают предпочтение крупногабаритным машинам с большим запасом мощности, прочности и возможностью за минимальное время выдавать максимальный выход продукции. От 80 000 м3 в год. А машины среднего класса этого сделать не могут.

В Красноярском крае в принципе только сплошные рубки. И рубок прореживания, ухода и санитарных очень мало. Хотя за границей на последних зарабатывают очень приличные деньги. Наше же государство не делает подобного в необходимых объёмах.

— Оценивали ли вы жизнеспособность машин в суровых климатических условиях?

— Конечно. Скандинавия же — формально северная страна, но климат там немножко мягче в зимний период. В жару, когда свыше 35 градусов, мы не работаем. Машины выдерживают такие температуры, но зачем работать на износ. Специалисты технической поддержки дают гарантию и на -35 °С, главное, чтобы масло заливали зимнее. В остальном же машина прекрасно показала себя в экстремальных условиях, и это подтверждено личным опытом.

Ведь мы не только предлагаем технику, но сами ведём заготовку леса и используем четыре комплекса. Причём зимой она стойко переносит низкие температуры. Кроме того, выработка по заводским меркам составляет 30 000 моточасов. Среди наших клиентов таких показателей нет, но есть те, кто уже перешагнул рубеж в 25 000 моточасов. Кстати, в Америке эти агрегаты работают больше 50 000, так что выносливость налицо.

— Некоторые заказчики испытывают трудности в получении узлов и запасных частей, как у вас обстоят дела с этим?

— По сервисному обслуживанию нам не дадут работать спустя рукава, как в плане технического осмотра, ремонта так и с комплектацией запасных частей. Ежегодно компания проходит аудит при участии специалистов из Финляндии. Каждая такая встреча с зарубежными кураторами заканчивается инспекцией всего персонала.

Поэтому мы просто обязаны хорошо работать и выполнять определённые требования, иначе от нас откажутся. При этом существует так называемая звёздная система, по которой, согласно критериям, мы получили твёрдые четыре звезды. Пока пять нам не получить, так как не имеем возможности выполнить некоторые требования. Они в принципе нужны больше для западных партнёров. Хотя, возможно, и их когда-нибудь выполним.

— Что же необходимо для заветных пяти звёзд?

— Просто у нас техника работает очень далеко, а в сервис её возят очень редко. Требуется много финансовых вложений, для того чтобы соответствовать 5 звёздам. Например, необходимо построить мойку, оборудование для переработки отработанных масел. Мы эти масла сдаём, и нам нет надобности задумываться над этим. Так что пока нас вполне утраивает четыре звезды. Тем не менее, нас проверяют каждый год: что мы сделали нового независимо от того, что было сделано в предыдущий период.

Так и со складом. Чем больше парк пополняется машинами, тем больше складская система. То есть на каждую новую машину склад автоматически поднимается в черте до 20000 евро. Таким образом, количество машин умножается на количество запасных частей в денежном эквиваленте и виден итог на основе которого нам партнеры говорят: «Ребята мало…нужно увеличить».

Так что, в принципе, с запчастями у нас проблем не бывает. Максимальная доставка от нас до Санкт-Петербурга, где размещён основной склад, составляет одни сутки. Например, клиент сегодня делает заказ и получает его уже завтра. Даже если на основном складе нет требуемого продукта, то он обязательно присутствует в Богучанах или Красноярске.

Насколько я помню, в Санкт-Петербурге было такое, что склад по комплектации позиций был наполнен на 94%. То есть, если клиент обратился за комплектацией в 100 позиций, то 94 ему сразу выдадут. Остальные 6 — это элементы, которые можно потерять, сломать или разбить. Мы не держим их на складе, но всегда доставляем под заказ прямо из Финляндии. На это уходит максимум от 4 до 7 дней. Так что все потребности клиентов нами выполняются в полном объёме, и в наш адрес жалоб не поступает.

— Наряду с лесозаготовительной техникой вы предоставляете и современные автоматические системы пожаротушения Dafo. Расскажите, в чём их эффективность.

— Мобильные системы пожаротушения Dafo сегодня представлены во многих марках известных брендов, в том числе ими оборудована и присутствующая у нас техника компании Ponsse. Даже в Индии не выпускают на маршрут городские автобусы без таких систем. Это говорит о том, что мировое сообщество стало серьёзно подходить к мерам безопасности. Поскольку, используя систему пожаротушения, клиент не только спасёт человеческую жизнь, но и защитит машину от полного уничтожения огнём.

Расположение датчиков на основных узлах агрегата позволяет им мгновенно реагировать на повышение температур, после чего машина автоматически запускает систему пожаротушения, либо это делает вручную оператор. А точнее, пожар обнаруживается проводом линейного обнаружения, который через блок управления посылает сигнал на сервомотор, запускающий азотный блок. Азотный блок впускает в бак с пеной давление в 20 бар для выталкивания пены в систему распределения и форсунки. При этом из жидкости специального состава образуется газовое облако, и доступ кислорода прекращается. А нет кислорода – нет горения, и пламя затухает.

Но это не значит, что при возгорании техники оператор просто сидит в кабине и наблюдает. Он обязан при пожаре заглушить двигатель, покинуть кабину, активировать систему пожаротушения и бороться с огнём при помощи ручного огнетушителя. Такую систему на современных зарубежных машинах устанавливают сразу на заводском конвейере. Мы же снабжаем этим эффективным средством любую технику: бульдозеры, экскаваторы, фронтальные погрузчики.

— А каким образом построена ваша работа в сфере диагностики?

— Откровенно говоря, 95% вопросов по диагностике решается по телефону. В основном, это обращения за сервисным обслуживанием, которое проводится бесплатно два раза. А сложные поломки — скорее исключения, чем обыденность, так как техника прекрасно настроена изначально и работает без проблем. И в этом есть наша заслуга, поскольку к обучению персонала, которому предстоит работать с этой спецтехникой, подходим весьма ответственно.


Беседовала Елена Вашкевич

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №6 2017

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
AMF-Bruns

Успешный крупный проект: AMF-Bruns вводит в эксплуатацию новый завод по производству биотоплива

AMF-Bruns в настоящее время реализует масштабный проект для одной из ведущих энергетических компаний Европы, который...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.