От рассвета до заката: сибирский вклад | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть
Челюстной погрузчик П-19 и трелёвочный трактор ТЛТ-75
Челюстной погрузчик П-19 и трелёвочный трактор ТЛТ-75

От рассвета до заката: сибирский вклад

07.09.2016

Знаменитый красноярский изобретатель Пётр Кожевников вспоминает, что, когда в 1940-х его молодым инженером направили в леспромхоз, основной тяговой силой была лошадь, а главными инструментами — топор да лучковая пила. В 1980-х он уходил на заслуженный отдых, и к тому времени всю работу по заготовке, вывозке и переработке древесины возложили на плечи техники. Свой вклад в большое дело лесной механизации вложили и сибирские инженеры. Самым известным их детищем стал, пожалуй, челюстной погрузчик перекидного типа.

Лепили из того, что было. Представьте себе: сибирские леспромхозы 1950-60-х, модернизация во всех отраслях промышленности идёт полным ходом, рацпредложения рождаются регулярно, инженерные разработки конкурируют друг с другом, а операторы участвуют в соцсоревнованиях, стараясь заготовить как можно больше древесины для нужд строящейся страны.

«Муравей» Ермаковых

Погрузка хлыстов на автолесовозы долгое время была проблемой для специалистов лесозаготовки: этот этап «тормозил» весь процесс. В конце 1950-х дело обстояло так: крупнопакетная погрузка на основе двух наклонных мачт и трособлочной системы. То есть, чтобы нагрузить лесовоз, бригада отвлекается от трелёвки хлыстов, а это нерациональный расход времени.

Идея создания принципиально нового погрузчика для хлыстов появилась у братьев Михаила и Александра Ермаковых — механиков Таштыпского леспромхоза. Челюстной лесопрогрузчик фронтального типа сибирские Кулибины собрали из списанных машин. Канатные системы заменили гидравлику для подъёма стрелы и поворота челюстей. Погрузчик подходил к лежащему дереву или хлысту, брал его своими челюстями, разворачивался и укладывал свою ношу на лесовоз. Пётр Кожевников , который на тот момент занимал пост начальника технического отдела Управления лесной и деревообрабатывающей промышленности Красноярского Совнархоза, вспоминает, что разработка была, безусловно, прогрессивной, но очень уж сырой. Развернувшись на одном месте несколько раз, трактор своими мощными гусеницами создавал на слабой лестной почве внушительных размеров яму, так что периодически площадку для погрузки приходилось менять. Несовершенный механизм — это, однако же, лучше, чем ничего, и в 1959-м Красноярский завод лестного машиностроения выпустил опытную партию погрузчика КМЗ-П-1 фронтального типа.

Михаил Ермаков тем временем старался усовершенствовать своё изобретение. Для того чтобы устранить существующие недоработки, нужно было «научить» машину переносить хлысты через себя. Эту идею рационализатор сформулировал, однако должной поддержки со стороны специалистов лесной отрасли она не нашла. В дело вмешались руководители лесной отрасли края, которые поощряли технические поиски Ермакова. Да и сам изобретатель отступать не захотел: на Абаканском механическом заводе он практически собственными руками собрал опытный образец погрузчика «Муравей».

Машина работала, идею оценили, и к разработке подключились учёные и конструкторы института СибНИИЛХЭ, завода «Краслесмаш». Здесь вместо стальных тросов на приводах рабочих органов установили гидроцилиндры. Испытания машина проходила в 1963-м в Новокозульском леспромхозе. Выявленные недостатки оперативно устранили, и техника пошла в серию под именем КМЗ-П-2. Погрузчики перекидного типа создавались на базе трактора Челябинского завода Т-100 МГП.

Пользователи отзывались о новой машине положительно. В 1967 году в журнале «Лесная промышленность» появляется статья «Организация лесосечных работ с применением челюстных погрузчиков», авторы которой пишут, что «…поступающие в лесозаготовительную промышленность тракторные челюстные погрузчики КМЗ-П-2 получили сейчас всеобщее признание. В 1964-1965 годах среднесменная выработка на челюстной погрузчик в целом по производственному объединению «Красноярсклеспром» составляла 190,7 м3, а в некоторых случаях доходила до 300 м3. При крупнопакетной погрузке примерно 20% рабочего времени трелёвочного трактора уходило на погрузочные операции. При использовании же челюстных погрузчиков трелёвочные тракторы использовались только по назначению. Кроме того, были полностью ликвидированы ручные операции (прицепщика) при росте производительности на погрузочных операциях в 2,5 раза».

Что же касается награды, то она нашла своего героя, хотя и несколько позже: в 1975-м Михаил Ермаков в числе других инженеров и конструкторов был удостоен госпремии. К тому времени новатор уже не работал механиком — это был старший научный сотрудник СибНИИЛПа.

Челюстной погрузчик братьев Ермаковых
Челюстной погрузчик братьев Ермаковых

Быстрее, выше, сильнее

Работу на новых машинах доверяли только самым опытным трактористам. Поскольку социалистические соревнования были неотъемлемой чертой времени, история даже сохранили их имена. Разумеется, вместе с достижениями, так что можно судить о том, насколько эффективными и производительными оказались челюстные погрузчики.

В конце 1967 года оператор из Пинчугского леспромхоза комбината «Богучанлес» М. Плесков получил новый погрузчик П-2. На нём он без капремонта проработал до середины января 1971-го. За это время он умудрился погрузить 217 648 м3 древесины, хотя план стоял 146 017 м3 (а планы в те годы и без того ставились на грани фантастики). Кроме того, оператору удалось добиться сокращения временных затрат на 1 м3 по всем элементам и приёмам работы от нормативных показателей. Например, на укладку пачки и поправку положено 0,36 мин., а Плесков сократил это время до 0,19 мин. То же касается рабочего хода (0,13 мин. против 0,06 мин.), холостого хода (0,12 мин. против 0,05 мин.). Кроме того, удавалось увеличить объём пачки почти на 1 м3 от норматива.

Ещё одним интересным примером использования челюстных погрузчиков может служить опыт работы экипажа операторов Она-Чунского леспромхоза комбината «Кансклес». Здесь, правда, примечательнее оказались не технические достижения, а человеческий фактор. Оператор первого погрузчика А. Польев освоил новую технику, и с 1967 по 1970 год увеличил объём отгруженного леса с 51 000 м3 до 67 300 м3. Позже он обучил профессии оператора ещё десятерых и на делянах
работал со своими продолжателями.

При этом работал по одному наряду: объём погруженной древесины вместе с заработной платой делили поровну, независимо от результатов работы каждого. Оказалось, что на лесозаготовке коммунизм построить реально – объёмы выработки у бригады увеличились. Логика такая: операторы бережнее относятся к технике, потому что заинтересованы в том, чтобы напарник принял её в исправном состоянии. Современным управленцам можно взять опыт на заметку.

Погрузчик ЛТ-188
Погрузчик ЛТ-188

Догнать и перегнать

Сибирские инженеры на достигнутом тоже не останавливались: разработанные модели со временем совершенствовались. Стимулом становились растущие нормативы лесозаготовки и достижения конкурентов. То есть, несмотря на то, что механизация отрасли в те годы только набирала обороты, а производства находились на территории одной страны, шла нешуточная борьба новаторов. Например, параллельно с «Краслесмашем» челюстные погрузчики создавались «Гипролесмашем»: в марте 1960-го машина проходила производственные испытания. Так что красноярский завод изо всех сил старался «догнать и перегнать».

Новые погрузчики были разработаны и на базе трелёвочного трактора ТДТ-55 (ПЛ-1, ПЛ-1А и ПЛ-1В). Предназначались они для работы в условиях средней полосы и Европейского Севера. Особенностью новых конструкций было то, что рабочие органы стали навесным оборудованием. В 1970-х на вывозке леса стали применять такие мощные автомобили, как КрАЗ-255Л и КрАЗ-260 ЛС, что вызвало необходимость усовершенствования основного погрузчика (на тот момент это была модель ПЛ-2). В связи с этим «Краслесмаш» совместно с институтом ЦНИИМЭ разработал новую модификацию спецтехники. Вначале машина получила марку ЛТ-65, а затем, после доработки, — ЛТ-65Б (это было уже в 1984 году). Она отличалась от погрузчика ПЛ-2 кинематикой, обладала лучшей устойчивостью и большей скоростью выполнения рабочих операций. Их серийный выпуск начали в 1974 году.

В дальнейшем была сделана попытка создания челюстного погрузчика на колёсном шасси. В качестве базы взяли трактор Кировского завода К-700. Новый погрузчик, получивший название ПЛК-1, отличался от гусеничных повышенной грузоподъёмностью, улучшенной кинематикой и высокой для машин такого типа скоростью передвижения — 35 км/ч. Идея оказалась успешной: челюстные погрузчики на базе «Кировцев» (в модернизированном варианте) в ходу до сих пор.

На закате

Однако уже в 1970-х годах восторженные речи в адрес челюстных погрузчиков начинают стихать. Всё больше специалистов делают акцент на недостатках этих механизмов.

«Как уже неоднократно отмечалось в печати, технология с отделением трелёвки от погрузки, которая ознаменовала в свое время революцию в лесозаготовительном процессе, в настоящее время нуждается в совершенствовании. Для эффективного использования челюстных погрузчиков необходимо сконцентрировать на погрузочном пункте значительный запас древесины, а это требует увеличения расстояния трелёвки. В большинстве случаев работа челюстного погрузчика задаёт ритм лесовозному транспорту», — рассуждают В. Руник и Э. Викснин в статье «Опыт машинизации лесосечных работ на Дальнем Востоке», опубликованной в 1983 году.

При этом челюстных погрузчиков в стране в то время выпустили с избытком. В книге «Механизация лесосечных работ» В. Александров сообщает, что 1975 году парк челюстных погрузчиков в стране составлял более 8 500 — это примерно 21-23% от парка трелёвочных тракторов. То есть на каждые 4-5 тракторов приходился один погрузчик. В то же время многолетняя мировая практика показывает, что, по экономическим соображениям, грузоподъёмные машины не должны составлять более 8-10% от машинно-тракторного парка любого хозяйства.

Кроме того, челюстным погрузчикам вменяли в вину повышенный травматизм. Здоровьем поплатились водители лесовозов: из-за недостаточного обзора у машиниста погрузчика процессом погрузки хлыстов они чаще всего руководили, находясь на подножке автомобиля или за кабиной. В результате около 70% травм водителей в 1970-х годах приходилось на работу с челюстными погрузчиками.

В результате популярность этих механизмов стала снижаться, всё чаще на погрузке хлыстов стали появляться другие технические средства, в частности, валочно-пакетирующие машины. Челюстные погрузчики, однако же, не ушли со сцены: ряд производителей продолжил модернизировать и выпускать их. «Краслесмаш» не оставлял своё прославленное детище до последнего: лесопогрузчик челюстной ЛТ-188 значился в списке их продукции, пока предприятие не прекратило свою работу: до векового юбилея оно не дотянуло всего пару лет.

Текст: Кира Истратова (использованы материалы из книг В. П. Крайнова «Эффективность механизации лесозаготовок», Г. С. Миронова «Лесная нива Красноярья»)

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2016

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Сканер Finscan

Компания Microtec Espoo поставит два скоростных сканера сибирским деревообработчикам

Успех и эффективность любого деревообрабатывающего предприятия зависят в первую очередь от оборудования. Деревообработчики...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.