Стратегии для развития ЛПК: переписать или доработать? | Лесной комплекс
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
взгляд профессионалов отрасли на ситуацию в ЛПК
Подписывайтесь в социальных сетях
КЭФ 2023
Фото: kef2023.ru

Стратегии для развития ЛПК: переписать или доработать?

XIX Красноярский экономический форум, прошедший в марте 2023 года под девизом «Время Сибири», был посвящён актуальным аспектам развития СФО. На нескольких площадках эксперты обсуждали проблематику лесной отрасли, причём затронутые вопросы касались не только сибирских лесопромышленников, но и всего российского ЛПК.

В частности, на двух мероприятиях представители федеральных и региональных ведомств, профессиональных объединений и бизнеса дискутировали по поводу двух документов, определяющих векторы дальнейшего движения отрасли. Это Стратегия развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года, утверждённая ещё в 2018-м, и более свежая Стратегия социально-экономического развития Сибирского федерального округа до 2035 года, принятая в январе 2023-го.

Заседание Координационного совета по лесному хозяйству и возобновляемым природным ресурсам Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Сибирское соглашение» (МАСС).

Татьяна Гигель, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию:

— За последние годы значительно изменились как нормативно-правовая база, так и отношение к лесной отрасли. У нас есть с вами надежда на то, что отрасль будет работать на полную мощь, как она работала 20-30 лет назад.

Что касается стратегий, мы рассматриваем стратегию развития ЛПК именно в Сибирском федеральном округе, и это правильно, потому что наши субъекты отличаются и географически, и климатически, и по запасу лесных ресурсов, и по логистике. Мы должны выработать тот проект и предложить те решения, которые очень комфортно впишутся в общую стратегию.

Предыдущую стратегию много критиковали, но основополагающие моменты были отражены правильно. А вот конкретная программа реализации этой стратегии была, к сожалению, мягко говоря, не разработана. Нам важно сегодня не только наметить цели, к которым мы хотим прийти, но и понять, как их реализовывать.

Когда мы вносили поправки в стратегию, кто-то настаивал, что её нужно переписать заново. Я считаю, ни в коем случае этого делать нельзя. Это живой документ, мы с вами имеем право своевременно внести те поправки и поставить те задачи, которые мы перед собой видим.

Владимир Солдатов, директор филиала ФБУ «Рослесозащита» «Центр защиты леса Красноярского края»:

— Серьёзная проблема в СФО связана с гибелью лесов от естественных причин: вредителей, болезней, пожаров. На сегодняшний день только на территории Красноярского края скопилось около 300 млн кубометров [повреждённой древесины]. Это действительно серьёзная проблема для нашего региона. Если мы проведём сравнение с периодом советской власти, такого мы с вами никогда не допускали.

Сегодня накопления сухого горючего материала в одном макрорегионе приводит в перспективе к огромным проблемам. Это колоссальные лесные пожары — то, чего мы сейчас боимся. У нас был прогноз, что с прошлого года такие катастрофические пожары начнутся, так и произошло. Прогноз совершенно очевиден, это как ружьё, которое висит на стене, — оно обязательно когда-нибудь выстрелит. Только координация всех наших действий приведёт к какому-то положительному решению.

На мой взгляд, проблема заключается в несовершенном и неурегулированном законодательстве. Если мы с вами все вместе не сможем её решить, то она у нас будет очень долго висеть, и каждое предприятие будет решать в отдельности, выходить на Госдуму, на Совет Федерации, проявлять свои лоббистские возможности.

Они, несомненно, есть, и локально каждое предприятие может и будет решать проблемы, которые характерны для многих лесопромышленных и лесохозяйственных организаций. Если мы сможем договориться, создать какой-то координационный орган, который сможет работать в этом направлении, то нужно сказать, что он будет финансово ёмкий.

Ни один серьёзный юрист не будет бесплатно заниматься лесными проблемами. Нужно привлекать молодых хороших амбициозных юристов, чтобы урегулировать и гармонизировать наше законодательство.

Второе: Татьяна Анатольевна, согласен с вами полностью, не нужно менять стратегию, как и Лесной кодекс. Мне неизвестно ни одного творческого коллектива в РФ, кто смог бы в одиночку свернуть с мёртвой точки эту проблему. В Совете МАСС я с момента, как он был организован. Мы много говорим, но фактически ни одного законченного решения у нас с вами нет. Но  вот сегодня на нашем круглом столе собрались влиятельные весомые люди, в том числе в лесопромышленных организациях.

Надо собрать таких людей, кто знает проблемы лесного комплекса, но чтобы они работали не только на свою компанию, а на всех. Молодых ребят собрать бы вместе, скоординировать, и тогда не будет у нас такой сырой стратегии развития СФО. Будет более взвешенный документ, если мы соберём грамотную амбициозную рабочую группу, в которой люди будут заинтересованы, в том числе материально.

Я хотел бы, чтобы на нашем круглом столе мы затронули вопрос глубокой переработки низкосортной и низкотоварной древесины. Огромные массивы погибших лесов находятся в аренде лесопромышленных компаний. Что с этой древесиной делать? Это головная боль. Завтра она будет гореть и поражать огнём здоровую лесосырьевую базу. Можно ли что-то сделать?

По опыту «буржуев» — да. Я был в восторге, когда Владимир Владимирович Путин говорил о деревянном домостроении (на совещании по развитию лесопромышленного комплекса 10 февраля 2023 года — прим. ред.). Потому что паровозом может затянуть сюда переработку низкосортной древесины, если государство сделает посыл.

В чём он заключается? Если государство не будет предоставлять землю, что-то получится с деревянным домостроением? Ноль, не получится. Будут локально, как сейчас, дачные домики строиться. Если государство не подведёт электричество, будет что-то развиваться? Не будет. Смотрите, сейчас выделяют землю многодетным семьям, и стоят у нас под городом пустые участки, потому что не подведено электричество.

Поэтому старт будет дан, когда государство сделает такой посыл и вот эти проблемы решит, тогда бизнес попрёт совершенно точно. Будет и дорогой клеёный брус востребован, и профилированный брус, и, на что я очень надеюсь, как в Финляндии, Канаде и Америке, будет востребована погибшая древесины, сухостойная, высохшая на корню. И вот тогда рванёт деревянное домостроение.

Стратегии для ЛПК: переписать или доработать?

Стратегическая сессия по кластерам «Лес, лесопереработка и лесохимия, сельское хозяйство и пищевая промышленность».

Павел Билибин, вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров России:

— Есть разные мнения по поводу Стратегии [социально-экономического развития СФО до 2035 года], мы слышали и критику в её адрес, что она в большей степени основывается на ресурсном подходе. Когда стратегия формировалась, она базировалась в большей степени на ресурсах, в том числе лесных. И мы слышали, что было бы неплохо сконцентрироваться на новой экономике, цифровизации. Стратегию менять неправильно, это живой документ, и все дополнения найдут отражения в плане её реализации.

В адрес Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2030 года тоже было много критики, в том числе то, с чем я бы согласился, — это отсутствие основной лесосырьевой части, она достаточно слабо была проработана. Это досадное упущение нужно поправить в Стратегии развития СФО по лесному кластеру. Здесь тоже есть несколько подходов.

Предыдущий в былые годы звучал примерно так: «Давайте заготавливать больше». Сейчас звучат другие мысли: может быть, не стоит заготавливать весь объём, но перерабатывать внутри больше, добавлять больше стоимости продукции и с каждого куба заготовленной древесины получать максимальную прибыль.

Нужно снижать зависимость от экспорта, потому что сейчас мы переключились на рынки АТР и MENA, думая о том, что они вечные. Но мы не знаем, что с ними случится. Это зона риска, завтра там что-то произойдет, и нам ещё какой-нибудь рынок отрежут. Мы начали с того, что стратегию развития лесного комплекса менять не надо. Мы ещё не достали дна, чтобы понять, что нужно менять.

Может быть, ещё что-то случится, и нам нужно будет менять её фундаментально. Но адаптировать можно, потому что сегодня она действительно не актуальна в ряде моментов. Говоря о плане реализации: может быть, стоит начать со стратегии развития СФО? Этот документ принят недавно, нам дали полгода, чтобы подготовить план мероприятий. Давайте попробуем, потестим этот план на СФО и посмотрим, как это работает.

Владимир Славуцкий, вице-президент по связям с государственными органами и общественностью, советник председателя Совета директоров Группы «Илим»:

— Кому вообще эта стратегия нужна больше: бизнесу или государству? С моей точки зрения, она была нужна государству, чтобы оно ответило для себя на вопрос, а есть ли у отрасли потенциал, кроме заклинаний, что у нас много леса. Та стратегия [развития лесного комплекса РФ] отвечала этому запросу. Сама стратегия должна быть объективной.

И вносить в неё изменения обязательно нужно, вопрос в том, что ситуация постоянно меняется, и сегодня никто нам объективно не скажет, вернёмся мы на те рынки или нет. Какой-то вариант, который будет связан с тем, что мы не вернёмся на те рынки, надо будет прописать через какой-то период времени. Это будет ещё один вариант развития, не отменяющий старого, но дополнительный.

Теперь что касается плана мероприятий по реализации стратегии. Мне не очень понятно, чем план мероприятий для Сибири будет отличаться от плана мероприятий для всего лесного комплекса. Или мы хотим какие-то отдельные преференции дать сибирским предприятиям? Наверное, нет. Поэтому надо просто взять мероприятия, которые прописаны в Стратегии развития лесного комплекса РФ, и посмотреть, какие из них не выполнены. С 2019 года мы говорим про лесные дороги. Все всё понимают, и ничего не делается. Видимо, ждём, пока президент даст поручение, тогда сделаем.

Основные пункты в моём понимании, которые должны найти отражение в стратегии. Первое — это логистика. Если мы говорим о развитии производств, то нужно понимать, сможем ли мы вывезти продукцию. Вот мы сейчас будем вводить Усть-Илимский целлюлозно-картонный комбинат, а у нас проблемы. Как мы вывезем дополнительные 600 тыс. тонн, если у нас текущие плохо вывозятся? Вторая история, которая не нашла отражения в стратегии, — машиностроение, в частности ЦБП.

Как мы можем говорить о строительстве новых комбинатов, когда сегодня у нас нет основного технологического оборудования? И взять его негде. Я уже не говорю о нехватке других машин. Причём не хватает именно качественного оборудования, которое позволяет предприятиям быть конкурентоспособными.

Мы завозим китайское, но это совсем другая история: много времени теряем на переналадку, замену, оборудование не выдерживает тех скоростей, которые есть у нас. И этим нужно серьёзно заниматься. Это касается не только Сибири, но всей промышленности. Без решения этого вопроса мы никуда не двинемся.

Николай Иванов, вице-президент по реализации госпрограмм, устойчивому развитию и лесной политике Segezha Group:

(Из выступления на стратегической сессии по кластерам «Лес, лесопереработка и лесохимия, сельское хозяйство и пищевая промышленность»)

— Менять стратегию или вносить в неё изменения — суть не меняется. Я считаю, что надо менять. Я имею в виду Стратегию развития лесного комплекса РФ, которая была успешно принята и в 2021 году реализована, все основные параметры были выполнены. Но ещё на этапе принятия к ней были вопросы, и совершенно справедливые. Например, отсутствующее описание лесосырьевой базы.

Второй момент, который, как сейчас очевидно, был ошибкой или недоработкой стратегии, — отсутствие блока по лесному машиностроению. Сейчас любой расскажет, какие сложности есть с приобретением лесозаготовительной техники. В лучшем случае можно покупать б/у машины с 5-10 тыс. выработанных моточасов, наработки «КАМАЗа», «Уралвагонзавода», «Амкодора» мы можем в реальном исполнении увидеть годам к 2025-2026.

Почему ещё я считаю, что нужно вносить изменения не только в план мероприятий по реализации стратегии, но и в саму стратегию. В тех условиях она была хороша: сориентируйся на рынок (в тот момент это на 90% были те рынки, которые сегодня мы называем рынками «недружественных» стран), получи сертификат FSC, получи лесосеку, купи оборудование на льготные кредиты (спасибо Минпрому) и экспортируй.

Изменение условий произошло настолько кардинальное, что нужно полностью переписывать часть, касающуюся рынков, для переориентации на внутренний рынок, рынки ЕАЭС и «дружественных» стран. Не просто написать, какие они есть, а как нужно изменить стандарты, регламенты, вопросы сертификации, и унифицировать с этими коллегами. Я думаю, что это вопросы не плана мероприятий, а самой стратегии. То же самое должно быть отражено в стратегии по развитию сибирского кластера, потому что основные ресурсы сейчас здесь.

Стратегию менять надо, но не сейчас. Давайте подождём, что произойдёт после 10 пакета санкций, и сколько их ещё будет. Потому что менять её бесконечно и часто тоже бесполезно. Наоборот, законодательный пыл я бы поуменьшил. За последние два года мы получили столько нормативно-правовых актов, начиная с принятия Лесного кодекса, постановлений и подзаконных актов его развития, что хотелось бы, чтобы наши законодатели взяли паузу.

(Из выступления на Координационном совете МАСС)

— Для нас было грандиозным сюрпризом, что ФЗ N° 600 («О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации» от 29 декабря 2022 г. — прим. ред.) был принят без учёта позиции бизнеса. Там много о чём говорится, в том числе и о новых моментах в части расторжения договоров с арендаторами, которые совершенно не учитывают текущие условия и включают факторы, которые мало зависят от арендаторов. Например, выполнение сводного плана тушения лесных пожаров, на который арендатор никак не влияет, это сугубо чиновничья деятельность.

Из конструктива: я изучил проект Стратегии до 2035 года, в сегодняшних условиях это несколько смелый горизонт, на мой взгляд. Я понимаю, что это долгосрочный документ и он будет корректироваться. Но по пунктам. Первый раздел об улучшении социальных условий населения касается жилищных программ, но там нет ни слова про деревянное домостроение. Однако в перечне поручений президента есть целый раздел про условия повышения спроса на лесную продукцию, он в основном как раз посвящён деревянному домостроению.

Второй момент: очень много амбициозных проектов, включая целлюлозно-бумажные производства и мощные производства по переработке низкосортной древесины, не учитывают специфику сегодняшнего момента. Амбициозные цели и задачи нужно ставить, но решать нужно текущие проблемы бизнеса и принимать меры, которые необходимы для перехода от работы со сложившимися рынками и понятными логистическими схемами к выходу на новые рынки и освоению своего собственного, внутреннего рынка. В этой же логике построено поручение президента: первым идёт стимулирование спроса, второе — логистика и третье — системные меры. Мне кажется, логика сегодняшнего момента подсказывает именно такой подход.

Ну и последнее: 22 февраля вышло постановление правительства о поддержке кластерной инвестиционной программы (N° 295 «О государственной поддержке организаций, реализующих инвестиционные проекты, направленные на производство приоритетной продукции» — прим. ред.). Это возможность кредитовать предприятия для реализации программ по созданию продукции, востребованной на рынке, в том числе в рамках замещения санкционных продуктов. Программа предусматривает кредитование на льготных условиях (от 3 до 5 % годовых) проектов стоимостью от 1 до 100 млрд рублей.

Но я бы всё-таки сосредоточился на текущих делах, из того, что можно сделать конкретно в Красноярске и Иркутской области. Мы это регулярно обсуждаем с руководителями ведомств в крае и области. Я думаю, что правильно — развитие коммунальной энергетики на базе всех видов биотоплива, не только пеллет, а в первую очередь отходов лесозаготовки и деревообработки. Возможность задействования пеллет при планировании северного завоза. И, конечно, развитие деревянного домостроения.

Конкретно в Красноярском крае два наших ближайших ориентира — строительство котельной на отходах деревообработки в Кодинске, чего нет в этой стратегии (там есть завод ОСБ, но я не уверен, что это актуальный на сегодня проект); и, конечно, перевод всей энергетики Лесосибирска на древесные отходы с исключением угля из энергетики города.


Подготовила: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №2 2023

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

«Магамакс» на выставке «Мебель-2023»: открытость и диалог с... Ещё не так давно фурнитура была узкопрофильным локальным...
Читать онлайн
Новости

Решения компании «Базис-Центр» на выставках «Мебель» и Woodex: всё для серийного производства нестандартной мебели

Когда компания участвует в 70 выставках в год, кажется, что в конце года ей уже будет нечего показывать, да и гостей станет в разы меньше, потому что все уже успели посетить разработчиков раньше. Но не в том случае, когда бренд постоянно расширяет...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.