В Европу через Китай: помогает ли отрасли параллельный экспорт древесины?  | Лесной комплекс
Экспорт и рынок пиломатериалов

В Европу через Китай: помогает ли отрасли параллельный экспорт древесины? 

Несмотря на санкции, страны Европейского Союза продолжают закупать российскую древесину. Казалось бы, в условиях жёстких ограничений, в том числе вступивших в силу 10 июля текущего года санкций, такого не может быть, однако в Рослесинфорге считают иначе. 

Ведомство сообщает, что с января по июль 2022 года параллельный экспорт позволил отечественным экспортёрам продать европейцам 15,4 млн кубометров лесопродукции. При этом сокращение, в сравнении с аналогичным периодом минувшего года, составило всего 4,5%, в то время как многие эксперты предрекали падение экспорта как минимум на 10%. 

Руководитель Рослесинфорга Павел Чащин считает, что снижение является незначительным, а динамика и вовсе находится в пределах нормы. То есть санкционные ограничения, наложенные «недружественными» странами, на российский бизнес существенного влияния не оказывают. 

«Мы наблюдаем возвращение к стандартным показателям на фоне резкого скачка экспортных отгрузок прошлого года. С высокой долей вероятности можно предположить, что феномен параллельного импорта российского кедра, берёзовой фанеры, ДСП и другой продукции лесопромышленного комплекса через Китай в Европу за оставшееся до конца года время позволит вновь нарастить отгрузку пиломатериалов», — цитирует главу лесоучётного ведомства издание «Аргументы и Факты».

Болгария, Великобритания, Ирландия, Финляндия, Австрия, Нидерланды и Гонконг импорт российской древесины существенно сократили. В то же время значительно выросли поставки в Китай, Сингапур, Узбекистан, Таджикистан, Иорданию, Казахстан, Ирак, Турцию, ОАЭ и Японию. 

Совпадение? В Рослесинфорге так не думают. 

Например, через всё ту же Поднебесную в Европу везут фанеру. Да не простую, а берёзовую — ту, которую в России производят в больших объёмах из местных деревьев. В Китае фанеру, конечно же, тоже изготавливают, вот только сырьё для этого используют преимущественно российского происхождения. 

К слову, небывалый рост импорта берёзовой фанеры из Азии в этом году можно наблюдать в Великобритании. Об этом сообщает британская ассоциация лесоторговцев. Теми же «серыми схемами» через Азию в страны ЕС путешествуют российские древесные плиты.

Без экспорта нет лесозаготовки

Тем не менее снижение экспорта есть. Отрицать это невозможно. Так, экспорт за рубеж «кругляка» сократился в два раза — до 3,9 млн кубометров вместо 7,8 млн. Впрочем, это вовсе не удивительно, поскольку с начала года в стране действует эмбарго на вывоз необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород.

Сокращение поставок российской древесины в ЕС оказало влияние и на объёмы заготавливаемого в стране леса. Многие лесозаготовители были вынуждены затянуть пояса и снизить темпы своей работы.

Стоит отметить, что 2021 год был рекордным по заготовке леса для всей нашей страны. Как пояснили «Российской газете» в Рослесинфорге, рост был спровоцирован целым рядом обстоятельств, таких как высокий экспортный спрос, повышение цен на пиломатериалы, а также грядущее ограничение на экспорт необработанного леса.

В целом за первое полугодие 2022-го в России заготовили 100,3 млн кубометров леса. В 2021 году на конец июня этот показатель был равен 105 млн кубометров. Такие данные приводит Рослсеинфорг, отмечая, что динамика сохраняется на уровне 2019 и 2020 годов. Среди причин спада в ведомстве отмечают cокращение объёма добычи иностранными компаниями в связи с уходом с российского рынка и сезонный спад лесозаготовки в Сибири.

«Положительная динамика зафиксирована только в Центральном и Уральском федеральных округах: 5,2% и 3,3% соответственно. В совокупности там заготовлено около 18 млн кубометров древесины. Почти в половину объёмы заготовок выросли в Тульской, Калужской и Ивановской областях, а больше всего заготовлено в Костромской области — 3,7 млн кубометров, Свердловской области — 3,4 млн кубометров и Тверской области — 2,7 млн кубометров. При этом в обоих округах рост объёмов заготовок древесины произошел именно за счёт бизнеса, а не ИП и физлиц: в совокупности прирост составил 7%», — подчёркивает Павел Чащин.

Объём заготовки в сибирских регионах в целом упал на 1,8%, до 32,4 млн кубометров. Положительную динамику, согласно данным лесоучётной организации, удалось зафиксировать в пяти субъектах округа: в Новосибирской области — на 32%, до 476 тысяч кубометров, в Кемеровской области — на 11,4%, до 847,2 тысяч кубометров, в Республике Тыва — на 7,1%, до 98,98 тысяч кубометров, в Томской области — на 6,3%, до 3,6 млн кубометров, и в Красноярском крае — на 1,6%, до 11,2 млн кубометров. Лидером лесозаготовки в СФО по итогам первого полугодия стала Иркутская область — 14,2 млн кубометров. Меньше всего леса заготовили промышленники в Республике Алтай, где объём заготовки снизился на 30,1%, до 170,5 тысяч кубометров.  

Фото: pixabay.com

Дальневосточные регионы объёмы заготовки снизили на 1,6% — до 8,7 млн кубометров. В основных лесных регионах: Хабаровском крае, Республике Бурятия и Приморском крае — динамика снижения колеблется от 3 до 6%. 

В Приволжском федеральном округе объёмы лесозаготовки упали на  6,7%, до 13,7 млн кубометров. Например, Саратовская область за полгода заготовила 7,8 тыс. кубометров, что на 37,9% меньше, чем за аналогичный период 2021-го. 

Регионы СЗФО за шесть месяцев заготовили 27,4 миллиона кубометров древесины. Это на 12% меньше, чем в прошлом году. Объёмы вырубки в лидирующих по объёмам лесозаготовки субъектах округа упали на 4–12%. Показатели, как подчёркивают в Рослесинфорге, практически вернулись на уровень 2020 года. При этом в остальных лесных регионах Северо-Запада сокращение оказалось куда более значительным — от 19 до 31%. 

В ведомстве отмечают, что в большинстве регионов округа за последние четыре года можно было наблюдать цикличность: рост объёмов заготовок в одном году означал спад в следующем. Данный феномен специалисты связывают с рядом факторов: погодными условиями, уровнем запаса древесины, санитарными рубками, спросом на сырьё и т. д. 

Когда статистика расходится с реальностью

Ситуация выходит действительно интересная. У профильных ведомств, как мы видим, на бумаге всё хорошо: отрасль с кризисом справляется, предприятия сохраняют за людьми рабочие места, отечественный бизнес занимает освободившиеся после европейских коллег ниши и даже готов к новым вызовам, которые готовит 2022 год. Да, лесозаготовка в стране снизилась, как, собственно, и экспорт, но это «норма», и потому ожидать каких-либо больших потрясений в ближайшее время ЛПК не стоит.    

А вот на местах с таким позитивным видением, оказывается, согласны не все. Аналитическое агентство WhatWood также отмечает спад спроса на сырьё внутри страны: деревообработчики столкнулись с проблемами реализации своей продукции. Из-за этого они практически прекратили размещать заказы на закупку древесины. 

«Некоторые компании сообщают, что останавливают производства на плановое ТО, однако, что они будут делать дальше, после его завершения, — понимания пока нет», — сообщает агентство. 

В качестве примера можно взять плитную промышленность, которая, как и прочие сегменты отрасли, сегодня переживает не самые лучшие времена. Телеграм-канал «Деловая пилорама» со ссылкой на аналитическую компанию «Экспресс-обзор» сообщает, что в июне объёмы производства ДСП упали до рекордно низкой отметки за последние 6 лет: за месяц в стране было произведено 666,1 тыс. кубометров плит. При этом в июне прошлого года данный показатель был выше на 35%! 

И перспективы у этого рынка, считают аналитики, не самые положительные. Пока эксперты предрекают ему дальнейший спад из-за сложностей с логистикой и поставками компонентов. Да и спрос на мебель падает из-за сниженной покупательской способности населения. 

Видимо, далеко не всех сегодня спасает параллельный экспорт лесопродукции в Европу, о котором говорят в Рослесинфорге. 

Древесина
Фото: freepik — ru.freepik.com

Скептически оказались настроены и подписчики нашего журнала в социальных сетях, которые сообщают о сокращениях персонала на предприятиях и отказах азиатских партнёров принимать российскую древесину:  

«В Иркутской области сокращение людей массовое, связано с уменьшением экспорта, а в Китай так вообще границы закрыты. Никто ничего не грузит. Все испытывают кризис! Вот реальность событий по экспорту.

Нас сократили, мы сдавали в аренду китайским партнёрам территорию для переработки, а сами заготавливали древесину и поставляли им. Переработали в доску 5000 куб. И вся посинела. Ни вагона не отправили. Вагоны на Китай просто не ставят. И так организаций много, иммигранты, которые работали на таких предприятиях, все уехали на родину. Но и мы, коренное население, остались без работы. Много кто. Кого-то оставили, но зарплату сократили», — сообщает бывший мастер заготовки из Иркутской области. 

Со сложной ситуацией столкнулись также лесопромышленники из Пермского края:

«В пример приведу ситуацию, которая сложилась в Пермском крае. В частности, наше предприятие занимается заготовкой, распиловкой и экспортом пиломатериалов хвойных и лиственных пород. Хвойные породы уходили на Китай, берёза — во Вьетнам. Отправляли контейнерными поездами (62 ктк в месяц примерно). Логистику осуществляли через компании-экспедиторов. С начала этого года столкнулись с проблемой отказа в согласовании ГУ-12 РЖД направлением на Китай, Вьетнам отказался от берёзовой доски из-за санкций США и запрета параллельного импорта нашей продукции. В итоге у нас на базе около 15 тыс кубов лежит и портится. Вот вам картина реальная. И мы такие далеко не единственные», — делится своим опытом ещё один подписчик «Лесного комплекса».  

Стоит отметить, что трудности сегодня испытывают не только представители малого бизнеса из регионов, но и крупные лесопромышленные компании, которые в своём распоряжении имеют куда больше возможностей и средств, чтобы противостоять кризису в отрасли.  

В рамках прошедшего в августе чемпионата «Лесоруб XXI века» состоялось выездное заседание Лесного совета при Губернаторе Архангельской области, в котором приняли участие руководители лесных компаний Архангельской области. Обсуждение коснулось актуальных проблем отрасли, и очень примечательным нам показались слова директора ООО «ГК «УЛК» Владимира Буторина: 

«Я очень часто участвую в различных совещаниях, и у меня создаётся впечатление, что лесопромышленный комплекс сегодня никому не нужен. Всё идет к тому, что в ближайшие 2‒3 месяца производители пиломатериалов и пеллет просто остановятся. Этого никто не осознаёт, но уже многие заводы в стране стоят. Мы работаем только по одной причине: у нас свой собственный пиловочник, у него низкая себестоимость, и за счёт этого мы работаем».

А за счёт чего в ближайшие месяцы будут работать небольшие предприятия в регионах? Как в таких условиях должны «выживать» лесозаготовители, вынужденные смотреть на то, как на переполненных складах залёживается невостребованная древесина? 

Вопросы эти, скорее, риторические.  

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

ПАК «Кедр» — российское решение для эффективного... ПАК «Кедр» ― современная телекоммуникационная платформа,...
Читать онлайн
Новости
ЛесЕГАИС и ФГИС ЛК

ЛесЕГАИС и ФГИС ЛК: почему нельзя спешить с цифровизацией отрасли

Когда в 2022 году речь заходит о цифровизации в лесной отрасли, многие лесопромышленники недобрым словом поминают Единую государственную автоматизированную информационную систему учёта древесины и сделок с ней, известную также как ЛесЕГАИС.  И,...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.