Что ждет лесную отрасль в условиях санкций? | Лесной комплекс
Как прежде уже не будет, а как будет, не ясно. Что ждет лесопромышленный комплекс в условиях санкций?
Фото: freepik — ru.freepik.com

Как прежде уже не будет, а как будет, не ясно. Что ждет лесопромышленный комплекс в условиях санкций?

Перспективы развития лесной промышленности зависят от ситуации в стране и в мире. Однако прогнозы сейчас не имеют особого веса из-за непредсказуемости развития событий. Мы можем говорить лишь о сценариях, тенденциях и о том, как они отразятся российском ЛПК.

В рамках прогнозов развития лесопромышленного комплекса российских регионов, лесоперерабатывающих производств и лесопромышленных рынков, выполняемых ООО «Национальное лесное агентство развития и инвестиций» («НЛАРИ»), мы попытаемся представить некоторые соображения о нашем будущем.

Основным деструктивным фактором стоит признать европейские санкции и последовавший за этим разрыв торговых и технологических связей. Данный фактор накладывается на внутренние процессы, происходящие в российской экономике и лесопромышленном комплексе, что усложняет прогностическую картину. Тем не менее основные тенденции в рамках определённых нами сценариев мы можем выделить с высокой степенью вероятности.

В центре внимания три основных сценария развития событий, которые будут происходить в течение последующих трёх лет. За пределами этого периода ситуация может кардинально измениться. Сценарий «бизнес как обычно» предполагает полный или частичный возврат к отношениям со странами Запада, сложившимся до февраля 2022 года.

Конечно, этот вариант самый маловероятный. Сценарий «смягчения санкций» предполагает ослабление большинства ограничений и/или относительно эффективный их обход. С той или иной степенью реализации это наиболее реалистичный вариант.

Наконец, возможен сценарий «глобального раскола», который предполагает разделение глобализированного мира на отдельные экономические и политические блоки, слабо контактирующие друг с другом.

Влияние рассматриваемых сценариев на различные сегменты лесопромышленного комплекса будет не равноценным, так как они имеют различную зависимость от экспорта в страны ЕС, импортного оборудования и других факторов.

Но очевидно, что общее ухудшение ситуации скажется и на наиболее благополучных отраслях. В анализе воздействия санкций на российский ЛПК можно наметить некоторые решения, которые могут быть реализованы при грамотной государственной политике или целевой поддержке.

Тематика настоящего анализа обширна, но мы постараемся выделить основные моменты.

Как прежде уже не будет, а как будет, не ясно. Что ждет лесопромышленный комплекс в условиях санкций?

Отмена сертификации и потеря европейского рынка

Одним из главных ударов по лесопромышленному комплексу стал запрет импорта древесины из России в соответствии с пятым пакетом санкций ЕС, вступившим в силу 11 июля 2022 года. Данное ограничение имеет дифференцированное негативное влияние на российский ЛПК в зависимости от отрасли. Наибольший негативный эффект наблюдается в лесопилении, производстве фанеры и древесных топливных гранул.

Прочие отрасли ЛПК не так сконцентрированы на европейских потребителях, что позволяет им относительно безболезненно перестроиться, хотя, безусловно, совсем избежать потерь не удастся никому. В дополнение к санкциям приостановлено действие добровольной лесной сертификации FSC и PEFC у российских лесопромышленных предприятий, что также снижает ценность нашей продукции на европейском и североамериканском рынках.

На Европейский Союз приходилось порядка 20-25% экспорта российского ЛПК в денежном выражении. К этому стоит прибавить Японию, Австралию, США и Канаду, которые в той или иной степени участвуют в санкционной войне, однако прямого запрета на покупку изделий из древесины не вводили. В то же время эти страны не представляют собой важных торговых партнёров для России на рынке лесопродукции.

Следует признать, что экспорт пилопродукции, древесных топливных гранул и фанеры рос в последние годы опережающими темпами и подстегивался девальвированным в 2014 году рублём.

За рассматриваемый период (2014-2021 гг.), по данным ООО «НЛАРИ», экспорт пилопродукции вырос на 41%, древесных топливных гранул — на 160%, а фанеры — на 47%, и всё это сопровождалось увеличением производственных мощностей, подкреплённых инвестициями в реальный сектор.

Если относительно пилопродукции и фанеры можно ожидать адаптации производителей к новым рынкам, то в секторе древесных топливных гранул всё гораздо сложнее: этот продукт был ориентирован преимущественно на Европу, но есть вероятность сохранения небольшого сбыта в Японию и Южную Корею.

Несмотря на девальвацию рубля в 2014 году, рост экспорта пилопродукции наблюдался не в страны ЕС, а в Китай. Поставки в ЕС замерли на уровне 3-4 млн кубометров из 32 млн кубов среднегодового экспорта в последние годы.

В то же время КНР стала основным потребителем продукции российского лесопиления. Для примера: одним из крупнейших поставщиков пилопродукции в Китай в последние годы является архангельский холдинг ГК «УЛК», и расстояния транспортировки не являются помехой.

Для других отраслей ЛПК европейский рынок не был столь привлекательным. Необходимо отметить, что этот рынок высококонкурентен и самодостаточен, на нём не могли прочно обосноваться производители древесностружечных и волокнистых плит, а также готовых целлюлозно-бумажных изделий, так как насыщенность его крайне велика.

Европейские производители могут обеспечить себя основными видами лесопродукции, а в пиковые моменты спроса — закупить продукцию в США и Канаде. Безусловно, новая реальность повысит цены на лесопродукцию внутри ЕС, но в этом, наверное, дополнительный смысл санкций против России, так как данная ситуация стимулирует американский ЛПК и повышает рентабельность европейских производителей.

Негативным фактором для фанерной промышленности является то, что основные потери понесут российские производители наиболее технологичной фанеры, ориентированные на европейский и американский рынки. Это прежде всего предприятия, входящие в Группу компаний «Свеза». В то же время производители дешёвой фанеры для арабского и российского массмаркета существенно не пострадают.

Закрытие европейского рынка для российских производителей является, наверное, меньшей из возможных бед. Эффект от этих ограничений будет краткосрочным и затронет только часть предприятий ЛПК, которые столкнутся с острой необходимостью поиска новых рынков сбыта.

Как прежде уже не будет, а как будет, не ясно. Что ждет лесопромышленный комплекс в условиях санкций?

Перенос сбыта на внутренний рынок

Лесопродукция, оказавшаяся не востребованной на европейском рынке, хлынула на российский рынок. Анализ, проведённый ООО «НЛАРИ», фиксирует долгожданное падение цен на пилопродукцию. В то же время российская экономика не демонстрирует бума строительного и потребительского секторов на фоне введённых санкций, хотя некоторые аналитики прогнозируют рост строительства на фоне украинских событий и последующего восстановления.

Внутренний рынок лесопродукции в РФ находится в депрессивном состоянии по многим направлениям. В последние годы наблюдается дефицит на рынке пилопродукции, древесных конструкционных плит (ОСП и фанера), эпизодически возникают проблемы с древесностружечными и древесноволокнистыми плитами.

Такая же ситуация наблюдается на рынке бумаг, картонов и санитарно-гигиенических изделий. Девальвация рубля в 2014 году привела к усилению экспорта лесопродукции за рубеж, росту цен и дефициту лесопродукции на внутреннем рынке.

На нём ограниченно или недостаточно представлены сложные и дорогие виды лесопродукции, такие как фанерованные панели и мебель на их основе, панели, покрытые UV-лаками, CLT-панели, ряд гигиенических изделий, некоторые виды картонов и бумаг.

Развитие отечественного рынка лесопродукции зависит от курса рубля и внутреннего платёжеспособного спроса, но на текущий момент отечественный ЛПК ориентирован на внешние рынки и на продажу лесопродукции не самого высокого уровня переработки.

Российская лесная промышленность всегда будет ориентирована на экспорт, это обусловлено большими запасами лесов и небольшой численностью населения России. Но скорректировать развитие внутреннего рынка представляется возможным с помощью государственного регулирования.

В частности, было бы рационально упростить использование древесины в массовом жилищном строительстве путём смягчения противопожарных норм или стимулировать потребление древесных топливных гранул для генерации энергии. Таким образом, можно было бы компенсировать бизнесу потери на внешних рынках и увеличить ёмкость внутреннего рынка древесных продуктов.

Относительно благоприятная ситуация наблюдалась до кризиса в 2008 году. В тот момент на российский рынок пришли многие иностранные компании, а крепкий рубль стимулировал продажи дорогих и сложных лесопродуктов на внутреннем рынке.

Крепкий рубль и высокий платёжеспособный спрос будут залогом развития внутреннего рынка, но в настоящее время предпосылок для этого нет. При ухудшении экономической ситуации внутренний рынок лесопродукции будет деградировать и сжиматься, хотя полный коллапс маловероятен даже при самых негативных прогнозах.

Посредники ищут поставщиков

Ситуация с выходом на новые рынки довольно печальная. Этот процесс должен сопровождаться выдавливанием конкурентов, что на основных лесопромышленных рынках достигается банальным демпингом. Кроме того, внешние контрагенты хорошо знают сложившуюся ситуацию и давят российских поставщиков по цене, обосновывая это страхом перед санкциями.

А если предприятие выходит на рынок не самой богатой азиатской или африканской страны, где уровень цен и так неприлично низок? А если логистика сбыта выше, чем была при экспорте в Европу? В общем, поиск новых рынков сбыта сопряжён с существенными затратами финансов и времени.

Негатива добавляет тот факт, что перерабатывающие предприятия, ориентированные на страны Запада, являются самыми технически совершенными и могут производить продукцию высшего качества. Однако на многих мировых рынках она не нужна.

Производитель, инвестировавший в самое современное технологическое оборудование для продажи продукции в Европе, не сможет окупить производство, реализуя продукцию в странах Африки. Это является основной дилеммой текущей ситуации, а пострадавшими оказываются наиболее технологичные и сложные производственные комплексы — флагманы отечественного ЛПК.

Мониторинг рынков лесопромышленной продукции, выполняемый ООО «НЛАРИ», показывает активизацию посреднических компаний из балканских и арабских стран, но прежде всего из Турции. Можно ожидать, что скоро мы увидим всплеск поставок лесопродукции в ЕС из Турции или Сербии под лейблами перерабатывающих заводов, расположенных в этих странах, но предварительно ввезённых из России.

Безусловно, самый жёсткий сценарий «глобального раскола» существенно «упростит» российский лесопромышленный комплекс и уровень производимой продукции. Однако здесь возможны варианты последующего развития, за горизонтом трехлётнего прогноза.

Например, может произойти усиление требований к лесопродукции в КНР, и, следовательно, российский ЛПК пойдёт вслед за новыми требованиями. Или произойдёт развитие внутреннего рынка лесопродукции.

Всё это простимулирует повышение технологического уровня российского ЛПК, однако остаётся вопрос, будет ли это возможно с точки зрения технической и технологической реализации без участия западных компаний и поставщиков оборудования.

Логистика сбыта

Одной из ключевых текущих проблем является нарушение торговых потоков и логистики сбыта лесопродукции. Обусловлена она как запретом на заходы судов в российские порты, так и изменениями в торговых потоках в связи с отказом от российской продукции. Растёт стоимость перевозки, увеличиваются простои в портах.

Проблема логистики имеет фундаментальный характер. Основные перспективные рынки сбыта лесопродукции с населением, существенно превышающим население Европы, находятся в Азии. Основные лесные запасы России также расположены в азиатской части: на территории Сибири и Дальнего Востока.

Ограничением для соединения рынков сбыта и лесоресурсной базы является недостаток инфраструктуры. С учётом довольно медленного развития железнодорожной сети в районе БАМа и Транссибирской магистрали в последние десятилетия, а также зачаточного состояния портовой инфраструктуры на Дальнем Востоке, адаптация ЛПК к новой перспективной логистике будет длительной и болезненной.

Уход химических предприятий

Знаковым событием весны 2022 года стал дефицит офисной бумаги, который возник из-за отказа финской компании Kemira поставлять отбеливатель (хлорат натрия) на российские предприятия. Данная проблема задела многих обычных потребителей, но тем не менее это вполне решаемый вопрос.

Происходят и более сложные события: в частности, с рынка уходят производители лакокрасочной продукции. И не только ориентированные на потребительский рынок TEKNOS и Tikkurila, но и производители профессиональных ЛКМ: Akzo Nobel, Renner, Sayerlack и другие — также сворачивают деятельность в России после принятия пятого пакета санкций ЕС.

Так как большинство компонентов для лакокрасочных материалов производят в России, можно ожидать, что отечественные компании займут свободные ниши.

Аналогичные трудности наблюдаются с поставками полиизоционатных связующих (pMDI), используемых для производства ориентировано-стружечных плит. Хотя в целом для плитного производства российская химическая промышленность может наладить выпуск необходимых компонентов в среднесрочном периоде.

Как прежде уже не будет, а как будет, не ясно. Что ждет лесопромышленный комплекс в условиях санкций?

Технологическая деградация отрасли

Одним из самых негативных факторов, влияющих на российский ЛПК, являются санкционные ограничения в сфере лесозаготовительного и лесоперерабатывающего оборудования и технологий, а также уход крупных компаний этого сектора из России. Большая проблема видна в сфере лесозаготовок, которая высветится уже в текущем зимнем сезоне.

Очевидно, будет происходить износ и выбытие техники, но её замена под большим вопросом. Российское и белорусское машиностроение предлагало свои решения, но они не нашли массового потребителя и базировались на сплаве старых технологий с современными импортными элементами.

Аналогичная ситуация наблюдается в других отраслях ЛПК, и, чем современнее производство, тем больше проблем. Это планомерно выбивает из отрасли самые современные предприятия. Основные сложности возникнут в следующем году, когда накопятся проблемы по техническому обслуживанию оборудования и остро встанет вопрос поставок комплектующих и запасных частей. Возможно, новая парадигма позволит найти кратковременное решение с китайскими или турецкими посредниками в некоторых случаях, но далеко не во всех.

При развитии сценария «глобального раскола» такие решения вообще могут быть не найдены, и сложное оборудование останется без должного обслуживания и комплектующих. В долгосрочном прогнозе стоит ожидать технико-технологической деградации отечественного ЛПК без государственной помощи и восстановления в стране комплекса лесного машиностроения и станкостроения от проектирования до реализации «в железе».

По некоторым видам технологического оборудования в России нет соответствующих компетенций, и наработать их будет невозможно даже в среднесрочном периоде.

Это касается, например, современных прессов непрерывного действия для производства древесностружечных, древесноволокнистых и ориентированно-стружечных плит, оборудования для целлюлозно-бумажной промышленности и других видов современных технологических решений, которые производятся единичными компаниями в мире.

По этой причине сценарий «глобального раскола» будет губителен для долгосрочных перспектив российского лесопромышленного комплекса, и проблему замены изношенных производственных фондов необходимо будет решать нетривиальными путями.

Уход западных лесопромышленников

С российского рынка ушли некоторые западные лесопромышленные компании, что во многом удивительно и показывает, какое политическое давление оказывалось на них. При этом, очевидно, они не смогут достойно продать свои российские активы, и все инвестиции и годы работы по укоренению бизнеса в РФ будут безнадёжно потеряны.

Некоторые компании уходят «понарошку», с надеждой вернуться на этот рынок при изменении ситуации, продавая бизнес своим российским партнёрам. Такой подход логичен и укладывается в сценарии «бизнес как обычно» и «смягчение санкций».

Тем не менее потери для западных компаний в России очевидны уже сейчас, а при сохранении санкций в любом виде будут генерироваться последующие транзакционные издержки для иностранного бизнеса в нашей стране.

Знаковым для российского обывателя является закрытие производств, принадлежащих компании Ingka, широко известных под брендом IKEA. Покупка активов этой компании российским бизнесом вполне возможна, но маловероятно, что созданный производственно-торговый комплекс будет работать в единой связке.

Большое количество товаров и комплектующих в рамках IKEA поставлялось из других стран, российские производственные мощности не могут обеспечить всё разнообразие продукции, которое было представлено в торговых центрах.

Вероятнее всего, предприятия будут продаваться по одному в течение длительного времени с существенным занижением стоимости, при этом некоторые производственные мощности не смогут найти своего покупателя в силу узкой специализации и глубокой интеграции в структуру IKEA.

Также приостановлена деятельность ООО «ЮПМ-Кюммене Чудово», предприятияй Stora Enso, лесопильного завода ООО «Мется Свирь» и других предприятий с иностранным капиталом. Симптоматично, что многие предприятия прекращают работу, но не продают бизнес.

Одна из крупнейших сделок будет осуществлена во второй половине 2022 года в виде продажи доли АО «Монди Сыктывкарский ЛПК» группой Mondi инвестиционной компании Augment Investments Limited. Сумма сделки составляет 1,5 млрд евро, а её характер позволяет предположить, что группа Mondi надеется на последующий возможный обратный выкуп своего актива при благоприятных условиях.

Уход иностранного бизнеса из России можно трактовать с разных позиций. С одной стороны, эти предприятия за относительно небольшие деньги перейдут к российским структурам и усилят их, а с другой — теряется дополнительный источник инвестирования и развития в лесопромышленном комплексе.

Гораздо более существенный урон может быть нанесён отечественному ЛПК в результате ухода с рынка производителей технологического оборудования, что со временем создаст большие трудности в отрасли.

По мнению специалистов ООО «НЛАРИ», влияние ухода западных компаний на лесную промышленность сложно оценить в рамках рассматриваемых сценариев развития. При создании в России экономической модели инвестиционного роста и стабильной макроэкономической ситуации в стране возможно выйти на опережающие темпы роста ЛПК. Ключевыми остаются риски, связанные с поставками оборудования западными странами в Россию и низким технологическим уровнем самой отрасли.


Текст: Виталий Липский, Национальное лесное агентство развития и инвестиций

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2022
Новости
Cronver: любое оборудование для деревообработки на заказ

Cronver: любое оборудование для деревообработки

Кировская компания, работающая под брендом Cronver, продолжает поставлять современное оборудование для лесопиления и деревообработки на российские лесопромышленные предприятия. В числе заказчиков как новые производства, которые открываются в лесных...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.