Лесной ресурс — больше, чем древесина | Лесной комплекс

Особенно интересно поговорить о лесосырьевой базе РФ в контексте развития целлюлозно-бумажной промышленности: за последние 40 лет ни один из проектов ЦБК в России не был реализован, и в ряде случаев причиной тому стала нехватка сырья. Хотя, казалось бы, недостатка в балансах и щепе в лесных регионах не наблюдается, напротив, есть проблема их утилизации.

В очередной раз планы по строительству ЦБК в Красноярском крае были озвучены на круглом столе, посвящённом проблемам сохранения малонарушенных лесных территорий по новому стандарту FSС.

Целлюлозные фантазии

«Мы заявили два проекта биотехнологических комплексов на территории края: один в Богучанском районе на базе «Краслесинвеста», другой в Енисейском районе. Заводы крупные, один будет потреблять примерно 5,3 млн кубометров сырья, второй тоже около 5 млн — в зависимости от выбранной технологии. Переводя это в объём леса на корню, мы получаем значительные показатели сырьевого обеспечения этих проектов.

На сегодняшний день лесные массивы, которые могут обеспечить сырьем такие проекты, находятся в Красноярском крае. Это было учтено и при подготовке Стратегии развития лесного комплекса — она предполагает развитие лесных кластеров, которые обеспечены на сегодня достаточной лесосырьевой базой для реализации таких крупных проектов», — рассказал Иван Валентик, генеральный директор ООО «Тайга» (входит в структуру Rockwell Capital).

Руководитель лесного отдела Гринписа России Алексей Ярошенко окрестил эту инициативу «обострением целлюлозных фантазий», на которые будут потрачены значительные государственные средства и на льготных условиях выделены лесные участки для лесозаготовки, но никаких новых комбинатов в конце концов не появится.

«И дело не только в том, что Валентику и прочим «эффективным менеджерам» заведомо не по силам справиться с такими масштабными проектами, но и в том, что для эффективной работы современных крупных целлюлозных заводов нужна очень надёжная система лесообеспечения. А создать такую систему в Нижнем Приангарье невозможно: этот исходно очень богатый лесом регион уже катастрофически разорён многими десятилетиями бесхозяйственных рубок и катастрофических пожаров. А эффективного лесного хозяйства, способного обеспечить воспроизводство качественных лесных ресурсов, в нём не было, нет и при действующем лесном законодательстве не предвидится», — прокомментировал эколог на Лесном форуме Гринпис.

Баланс не сходится

Доктор с.-х. наук, профессор Владимир Соколов, заведующий лабораторией таксации и лесопользования Института леса им. В. Н. Сукачёва СО РАН, также считает, что при сохранении существующей системы лесоуправления и организации лесопользования в недалёком будущем обязательно возникнет ситуация с нехваткой древесного сырья.

«В Нижнем Приангарье АО «Краслесинвест» осуществляет инвестиционный проект по строительству целлюлозного завода в Богучанском районе. Предполагается создание завода белёной хвойной сульфатной целлюлозы мощностью 1 млн т/год. В лесопромышленный кластер помимо ЦБК входят лесопильный завод с объёмом переработки сырья 1,15 млн м3/год и пеллетный завод производительностью 105 000 т топливных гранул в год.

Для производства такого объёма продукции потребуется не менее 6,6 млн м3 древесного сырья, в том числе 4 млн м3 балансовой древесины. С учётом потерь древесины в процессе лесозаготовки и переработки ежегодный объём отпуска леса увеличится на 8,6 млн м3, что превысит экономически доступную расчётную лесосеку в 1,8 раза. На месте инвестора следует крепко задуматься над перспективой неминуемого банкротства будущего предприятия», — рекомендует учёный.

«Любой здравомыслящий инвестор должен хотя бы понимать, какая у него ресурсная база. В принципе, компания может самостоятельно провести эту оценку, приблизительно используя данные космических снимков. Это не безумно дорого. И подать эти материалы на утверждение органов управления лесами, такая схема тоже есть. Либо они могут просто использовать их для своего планирования. Но у меня нет информации, что сделан такой шаг», — прокомментировал планы ООО «Тайга» директор FSC России Николай Шматков в интервью газете «Новые известия».

Здравый смысл или выгода?

Напомним, что инвесторы в своих решениях руководствуются официальной статистикой, которая им на руку: действующая ежегодная расчётная лесосека в Красноярском крае равна 82,3 млн м3. Однако фактически запасы доступной древесины в регионе значительно скромнее: по данным Института леса им. В. Н. Сукачёва СО РАН, экономически доступная лесосека составляет всего 26,8 млн м3.

«Лесные ресурсы с точки зрения органов лесоуправления и лесопромышленного комплекса — это прежде всего древесные ресурсы. Это чётко прослеживается в Стратегии развития лесного комплекса Красноярского края до 2030 года. Отсюда возникают неопределённости с развитием других неотъемлемых составных частей лесного комплекса: лесного хозяйства и поддержания средозащитной, биосферной роли лесов. Непонимание этого очевидного обстоятельства сделает трудноосуществимой реализацию Стратегии.

В ближайшей перспективе необходимо решить проблему равновесия спроса и предложения древесного сырья в условиях рыночной экономики. Прежде всего необходимо ликвидировать информационный вакуум в учёте лесного фонда. Это возможно с применением инновационных технологий лесоинвентаризации и лесоустройства.

Современная система лесоуправления фактически противодействует прогрессу в информационном обеспечении лесного комплекса. Такая ситуация требует немедленного исправления, что невозможно без изменения основ лесного законодательства России и возрождения государственного лесоустройства, фактически ликвидированного Лесным кодексом РФ 2006 года», — напоминает Владимир Соколов.

Взгляд в будущее

Если представить, что планы ООО «Тайга» всё же будут реализованы, логично предположить, что в существующих условиях довольно скоро предприятие столкнётся с дефицитом ресурсов. По мнению эколога Андрея Лалетина, отходов пиления для его работы явно не хватит. И весьма маловероятно, что в этой ситуации оба ЦБК будут в основном использовать берёзу или осину для производства целлюлозы.

А значит, на лесных участках в Богучанском, Енисейском и Северо-Енисейском районах, выделенных в рамках предполагаемых к реализации приоритетных инвестпроектов, будут заготавливать и хвойную древесину, запасы которой не подсчитаны, но уж точно не столь безграничны, как рисует официальная статистика.

«Резервом удовлетворения спроса на древесину может быть организация рационального лесопользования в защитных лесах, доля которых в Красноярском крае составляет 32%. Накопленный опыт, в том числе международный, свидетельствует, что такое лесопользование возможно на основе выборочной системы рубок при соблюдении лесоводственно-экологических требований», — предполагает Владимир Соколов.

Вот только ссылки на европейский опыт в российских реалиях звучат весьма неубедительно. В текущей ситуации вести хозяйствование в защитных лесах крайне рискованно — невольно вспоминается поговорка про козла и огород.


Подготовила Мария Кармакова

Фото: tse.expert | Николай Лезин

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №4 2021

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Woodex-2021 Главные события выставки Woodex-2021: обзор выставочной...
Перейти к проекту →
Новости
AMF-Bruns

Успешный крупный проект: AMF-Bruns вводит в эксплуатацию новый завод по производству биотоплива

AMF-Bruns в настоящее время реализует масштабный проект для одной из ведущих энергетических компаний Европы, который...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.