Лесные инвестпроекты в новых реалиях | Лесной комплекс
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
взгляд профессионалов отрасли на ситуацию в ЛПК
Подписывайтесь в социальных сетях

На форуме «Леса России», который в сентябре прошёл в Иркутске одновременно с выставкой SibWoodExpo, участники обсудили новые полномочия Рослесхоза в части предоставления лесных участков для инвестпроектов и проведения госэкпертизы проектов освоения лесов.

Этой теме был посвящён круглый стол «Новые реалии в инвестиционной деятельности в целях развития лесного комплекса». Как отметил модератор площадки — заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Александр Панфилов, новый функционал вызывает живейший интерес не только у специалистов ведомства, но и у других участников инвестиционного поля.

Говоря о текущей ситуации в лесной инвестиционной деятельности, г-н Панфилов употребил выражение «осторожный оптимизм», подчеркнув, что такая характеристика требует подтверждения со стороны хозяйствующих субъектов и органов исполнительной власти в регионах. Дальнейшая дискуссия показала, что оптимизм главным образом присущ представителям структур власти, тогда как бизнес-сообщество настроено более сдержанно.

Будет больше работы

Суть нововведений пояснил начальник управления федерального государственного лесного надзора Рослесхоза Алексей Абрамов. Если раньше лесопользователи отсылали заявки на предоставление лесных участков для инвестпроектов в региональные лесные ведомства, то с 1 сентября текущего года документы нужно направлять в федеральное агентство. Это касается и проектов освоения лесов, как новых, так и уже действующих, в которые необходимо внести изменения.

«Мы хотели бы, конечно, чтобы проекты по старым договорам остались в субъектах, но закон не позволяет этого сделать. Теперь это наши полномочия», — признался глава управления.

«Здесь прямая норма закона, и сделать мы с вами точно ничего не сможем. Мы отдельно консультировались по данному вопросу. Это касается даже тех инвестпроектов, которые завершены, и договоров, которые заключались под них, и проектов освоения лесов. Подозреваю, что у нас будет не только много новой работы, но и много новых проблем возникнет. Но, я думаю, разрулим эту тему», — попытался вывести диалог в позитив Александр Панфилов.

Однако участников круглого стола интересовало, насколько увеличилось кадровое обеспечение ведомства в связи с появлением новых полномочий. И выяснилось, что оно не увеличилось вовсе.

«У нас дополнительных людей не появилось. Это будет выполняться нашими силами, силами подведомственных учреждений. Планируем, естественно, подключать субъекты. Надеюсь, что справимся», — ответил г-н Абрамов.

Между тем масштабы инвестиционной деятельности в лесной отрасли действительно немалые. В настоящее время зарегистрировано 188 приоритетных инвестпроектов, из них 61 находится в стадии активной реализации. Заявленный объём инвестиций — более 880 млрд рублей. Что касается договоров аренды лесов, то их количество по данным проектам составляет 915, объём расчётной лесосеки насчитывает 80 млн кубометров.

Что плохо и как это исправить

«В этом году за восемь месяцев мы включили 10 инвестпроектов в перечень приоритетных. И это мы вроде как в кризисе, лесопромышленный комплекс не развивается. Общий объём инвестиций по данным проектам — 45 млрд рублей, и это не конец», — акцентировал заместитель директора департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга России Геннадий Гусев.

Он также подчеркнул, что действующий механизм реализации приоритетных лесных проектов (ПИП) имеет целый ряд недостатков.

«Не нравится то, что за 20 лет, как сказал один мой коллега, застроили лесопилками всю страну. Вчера была новость, что в Финляндии открывается полуторамиллионный целлюлозный комбинат, второй за пять лет. А у нас — один за 20 лет. Не нравятся ПИПы на продажу, которые после включения продаются за деньги другим компаниям или специально включаются для продажи. Мы это видим. Не нравится, мягко скажем, «схематоз», когда вхождение в капитал или покупка компании якобы воспринимаются как инвестиции.

Это мы тоже блокируем. Нам не нравятся бесконечные продления договоров на аренду лесных участков, которыми пользуются недобросовестные инвесторы. Тоже будем с этим что-то делать. И нам не нравится передержка леса. Будем везде вписывать: если освоение менее 50% в течение какого-то количества лет, то планируем большие штрафы, совместимые с расторжением договора», — перечислил проблемы и методы их решения Геннадий Гусев.

Также он представил ряд инициатив от имени своего ведомства. В частности, в Минпромторге предлагают поднять планку для вхождения в приоритетный инвестпроект до 10 млрд рублей. Кроме того, продолжится блокирование доступа к субсидиям для компаний из недружественных и офшорных стран. Сегодня, чтобы воспользоваться такими мерами господдержки, доля иностранного капитала должна составлять менее 50%. В ближайшем будущем она снизится до 25%, а в перспективе будет и вовсе исключена.

«Меня очень радует история о переводе заключения договоров на федеральный уровень, потому что региональный сепаратизм существует. Мы несколько проектов загубили или отложили из-за того, что в соседнем регионе не заключается договор. Предполагается, что принимать решение о включении проектов в перечень приоритетных будет межведомственная комиссия: Минприроды, Рослесхоз, Минпромторг и главы субъектов, на территории которых планируется их реализация», — пояснил г-н Гусев.

Будьте проще

Дискуссионный тон встрече задал вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике ПАО «Сегежа Групп» Николай Иванов. Он выразил недоумение по поводу того, что полномочия по инвестиционной деятельности переданы на федеральный уровень в усечённом виде.

«Три года назад, когда этот законопроект обсуждался, мы предлагали: если передавать полномочия, то комплексно. Есть такие субъекты РФ, где три разных юрлица принимают решения по отбору проектов: лесное ведомство, промышленность и непосредственно правительство субъекта, в ряде регионов ещё Минэк, потом Рослесхоз и Минпромторг.

И все эти стадии будут частично повторяться, в том числе на этапах внесения изменений в ПИП. Упрощённый порядок внесения изменений в проекты нужен, и мы его официально направляли в Минпромторг на площадку регуляторной гильотины. К сожалению, предложения не нашли своего отражения в итоговом документе», — подчеркнул представитель лесопромышленного холдинга.

По его словам, главную проблему составляет невозможность оперативно вносить изменения в проекты в связи с заменой технологического оборудования. Из-за санкций закупить те станки и линии, которые планировалось изначально, возможности нет. А чтобы приобрести оборудование других производителей, нужно прописать это в проекте.

И. о. министра природных ресурсов и экологии Республики Карелия Алексей Павлов подтвердил, что в его регионе у лесопромышленников такая проблема тоже есть, и предложил актуализировать постановление N° 190,

чтобы упростить механизм внесения изменений в перечни производителей приобретаемого оборудования в концепциях инвестпроектов. Аналогичное предложение в Минпромторг и Рослесхоз направило министерство лесного комплекса Иркутской области.

Нужна ответственность

Ещё одно изменение в этот документ предложил внести и. о. министра лесного хозяйства Красноярского края Алексей Панов. По его словам, необходимо закрепить административную ответственность лесопользователей в части выполнения мероприятий по охране и защите лесов на арендованных участках. Несмотря на то, что их площади занимают значительную долю всего лесного фонда региона, выполнение мероприятий по воспроизводству лесов составляет всего 82%, а противопожарных мер — 83%.

«Разве это не урегулировано в лесном законодательстве, в частности договором аренды? Вопрос лежит в плоскости инвестиционной деятельности?» — уточнил Григорий Гусев.

В ответ на это г-н Панов сослался на правовую практику в крае: суд, рассматривая такие дела, принимает в расчёт именно постановление N° 190, а не договоры аренды.

Представители Красноярского края и Республики Коми поддержали инициативу Минпромторга по перераспределению лесных площадей, которые арендаторы не успевают осваивать. По словам Алексея Панова, в его регионе освоение расчётной лесосеки составляет около 45%, а по некоторым проектам едва достигает 10%.

Однако представителям региональных ведомств возразил представитель бизнеса. По словам Николая Иванова, по многим договорам аренды целевая древесина изначально насчитывает меньше 50%. И лишь немногие предприятия осуществляют комплексную переработку, используя весь породный состав своей расчётной лесосеки.

«Отбирать легко и приятно, но есть и обратный процесс. Учитывая невозможность экспортировать лиственные и хвойные балансы, договоры аренды оценивают на предмет экономической целесообразности их продления. Нужно понимать, что если мы будем двигаться в сторону отбирания и оценки этих рисков, то у бюджета возникнут иные проблемы. Например, как содержать лесное хозяйство и тушить лесные пожары в случае массового отказа арендаторов от своих прав на лесные участки, которые кроме убытков ничего не приносят. А этот процесс неминуемо начнётся», — предостерёг отраслевое сообщество вице-президент холдинга.

Ставки слишком высоки

Разговор неизбежно коснулся и повышения ставок арендной платы за лесные участки. Вице-президент по связям с государственными органами и общественностью АО «Группа «Илим» Владимир Славуцкий высказал убеждение, что сейчас не время для принятия таких решений. Напомним, в 2023 году ставки на аренду выросли на 6% за счёт повышающих коэффициентов, хотя до этого обсуждался уровень 3,9%.

Планируется, что в 2024 году этот показатель вырастет ещё на 4,7%, а в 2025 — на 4%. Таким образом, общее повышение к уровню 2022 года составит 15,5%.

«Не буду спорить о том, справедливо это или нет. Вопрос в том, почему именно сейчас? Если мы говорим, что есть сложности», — уточнил представитель «Илима».

Александр Панфилов напомнил, что ставки арендной планы были утверждены ещё в апреле, так что сейчас обсуждать целесообразность этой меры поздновато. Однако решение проблемы предложил: по его мнению, оно заключается в переходе лесопользователей на типовые договоры аренды, которые предусматривают согласие сторон на оплату арендных платежей на основании минимальных ставок. В том, чтобы утверждать порядок определения срока договоров аренды на законодательном уровне, замглавы Рослесхоза смысла не видит, поскольку тогда придётся уточнять условия для каждого типа инвестпроектов, а их немало.

«Хотелось бы, чтобы наше законодательство развивалось не только в сторону ужесточения условий для инвесторов. Они сложились не самые благоприятные», — в заключение дискуссии высказал позицию лесного бизнеса Николай Иванов.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной Комплекс №6 2023

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Бренд ARMOS на «Мебель-2023»: надёжность мебели для... Два последних года для рынка франчайзинга были очень...
Читать онлайн
Новости

«Магамакс» на выставке «Мебель-2023»: открытость и диалог с потребителями для разработки актуальных решений

Ещё не так давно фурнитура была узкопрофильным локальным оптовым товаром. Производители и поставщики даже на выставках демонстрировали её относительно непритязательно и исключительно для изготовителей мебели.

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.