Переработка низкосортной древесины и сложности её организации в России | Лесной комплекс
переработка низкосортной древесины
Фото предоставлено Группой предприятий ЭГГЕР

Переработка низкосортной древесины и сложности её организации в России

Спикер
Антон Зебанц Генеральный директор завода «ЭГГЕР Древпродукт Гагарин»

Желание правительства переориентировать лесопромышленный комплекс России на глубокую переработку можно счесть похвальным: всё-таки гораздо разумнее обрабатывать российский лес на отечественных предприятиях. Создание продукции с высокой добавленной стоимостью — в национальных интересах. Принимаемые в последние месяцы решения властей направлены на то, чтобы сделать отрасль прозрачной, прибыльной и высокоэффективной. И, как принято это у наших законодателей, на словах всё прекрасно, а вот при реализации многих инициатив возникают проблемы. 

Одна из таких проблем заключается в неготовности отечественных деревообрабатывающих предприятий к новой реальности. Например, директор Шелеховского комплексного леспромхоза из Хабаровского края Сергей Кожанов отметил, что сегодня на Дальнем Востоке никто не занимается переработкой низкосортной древесины, а ведь, согласно последним требованиям, «тонкомер» и даже дефектное сырьё из леса теперь лесозаготовители обязаны вывозить. Вот только куда, если никому он не нужен? Да и затраты же на балансовую древесину отныне приходится вкладывать в стоимость хорошего леса, что по итогу делает его цену излишне высокой.

Что же касается лесопромышленных предприятий, работающих сегодня на территориях Центрального и Северо-Западного федеральных округов, то с ними, считает генеральный директор завода «ЭГГЕР Древпродукт Гагарин» Антон Зебанц, дело обстоит несколько иначе. Там, оказывается, проблема заключается вовсе не в нехватке перерабатывающих мощностей.

— Правда ли, что в России не хватает лесоперерабатывающих предприятий, предназначенных для работы с низкосортной древесиной? Характерна ли эта проблема только ДФО или для всего ЛПК в целом?

Антон Зебанц
Антон Зебанц, генеральный директор завода «ЭГГЕР Древпродукт Гагарин»

— В Центральном и Северо-Западном федеральных округах лесоперерабатывающие предприятия, ориентированные на работу с низкосортной древесиной, действуют и активно развиваются. Вокруг есть лес, необходимая инфраструктура, рядом Москва — крупнейший рынок России.

В последние три года в ЦФО строятся новые и модернизируются существующие мощности. Эти производства используют низкосортную древесину и отходы деревообработки как сырье для древесно-стружечной (ДСП) или древесно-волокнистой плиты (МДФ).

Например, на заводе «ЭГГЕР Древпродукт Гагарин», расположенном в Смоленской области, мы принимаем баланс, то есть лес самого низкого сорта, который уже не берут на доски или фанеру. Для нас же это ценное сырье, из которого мы производим ДСП и МДФ. Также мы используем щепу и горбыль — боковую сторону дерева. В месяц принимаем 500 машин щепы, сберегая почти 70 футбольных полей леса.

Фото предоставлено Группой предприятий ЭГГЕР

— Существует ли в стране соответствующий рынок сбыта? Востребована ли продукция, произведённая на основе такого сырья, внутри страны и за рубежом?

— Мы видим потенциал роста российского рынка. До сих пор наши клиенты испытывают дефицит материала. Он несколько снизился по сравнению с прошлым, 2021 годом, но потенциал до сих пор высок. Также велик спрос за рубежом: в Восточной Европе, странах СНГ и Азии.

Маржинальность в России не такая высокая, как в Европе, да и покупательная способность населения немного ухудшилась после кризиса, а цены на сырье выросли, но этого мы изменить не можем. Поэтому концентрируемся на оптимизации себестоимости и эффективности работы.

— В чём заключается сложность организации перерабатывающих низкосортную древесину предприятий в России сегодня? 

— Как уже сказал, для производства ДСП мы используем дешевую древесину, которая никому не нужна, а также опилки, щепу — некоторые, кстати, до сих пор её просто сжигают.

Главное препятствие на пути к глубокой переработке леса — непроработанная законодательная база и отсутствие лесоустройства в некоторых регионах. 

Бревна

Лесоустройство — государственный кадастровый учет лесных участков — не проводилось более трёх десятилетий, и за это время на полях вырос новый лес. В большинстве случаев он невысокого качества: «тонкомер», не годящийся в производство пиломатериала или фанеры, но это подходящее сырье для нас. К сожалению, мы не можем законно заготовить или принять древесину с участков, не поставленных на кадастровый учёт.

Похожая ситуация и с лесом, выросшим на землях сельскохозяйственного назначения: лесозаготовители законно использовать его не могут. Мы работаем в этих направлениях с профильными ведомствами и региональными властями.

Так что, если говорить о Центральной и Западной части России, то здесь речь, скорее, идёт не о дефиците мощностей переработки низкосортной древесины, а о дефиците сырья.

Новости
Сушильные камеры для древесины «Салма»

Сушильные камеры для древесины «Салма»: курс на собственное производство

Комплектующие из Европы, сборка российская — эта схема, популярная не только в лесной промышленности, сегодня даёт сбои. С введением санкций отечественные компании, применяющие в своём оборудовании зарубежные изделия, ищут альтернативные варианты:...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.