Куда продавать российские пеллеты? | Лесной комплекс
Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?
Фото: racool_studio — ru.freepik.com

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

По данным Союза участников пеллетного рынка, древесные топливные гранулы в России производят около 600 предприятий, на которых занято более 6 тыс. сотрудников. Многие из них могут в скором времени лишиться работы, поскольку основной рынок потребления пеллет с 10 июля прекратил принимать продукцию из России. В настоящее время идёт поиск новых рынков, в том числе изучаются перспективы рынка внутреннего.

Возможно, со временем появится возможность параллельного экспорта биотоплива в ЕС через Беларусь по аналогии с тем, как сейчас в обратном направлении через Казахстан, Армению и Турцию переправляют санкционные товары. Для сибирских производителей многообещающим направлением видится Южная Корея, которая не ввела санкции против российского биотоплива.

Китай, на который делают ставки отечественные лесопромышленники, работающие в других сегментах ЛПК, здесь не поможет: пеллеты производят из щепы и опилок, а в Поднебесной введён запрет на ввоз любых видов отходов.

В любом случае, в поисках новых рынков сбыта нужно помнить, что в случае с гранулами любое усложнение логистики обернётся значительным повышением их стоимости, а это поставит под вопрос рентабельность бизнеса.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

Другим вариантом решения проблемы может стать перепрофилирование пеллетных предприятий на производство другой продукции из отходов деревообработки, например бобышек (подробнее на эту тему читайте в рубрике «Деревообработка»). Но это потребует дополнительных инвестиций в переоборудование и времени на выстраивание контактов с потребителями нового продукта.

Самым перспективным из возможных вариантов большинству участников ЛПК видится переориентация на внутренний рынок потребления древесного биотоплива. О необходимости его развития при поддержке государства заговорили почти сразу после февральских событий, но только сейчас на уровне регионов предпринимаются конкретные действия для того, чтобы эти планы из умозрительных стали выполнимыми.

Инициатива регионов

Власти Карелии уже заявили о проекте перевода с мазута и угля на биотопливо 15 котельных, отапливающих социальные объекты. Премьер-министр правительства республики Александр Чепик поручил региональному министерству строительства, ЖКХ и энергетики сформировать список таких котельных и рассчитать тариф, который не должен существенно отличаться от нынешнего.

С переоборудованием котельных на новый вид топлива власти обещали помочь, но при двух условиях: сотрудничество поставщиков пеллет с энергетическими организациями должно быть долгосрочным, а поставки — стабильными и регулярными.

Проект поддержали и в минприроды региона: глава ведомства Андрей Карпилович отметил, что с точки зрения экологии проект имеет большие преимущества, поскольку пеллеты и щепа — более чистый вид топлива по сравнению с углём и мазутом, и при переходе на них регион получит значительно более приемлемые экологические параметры для окружающей среды.

На путь к собственной программе перевода муниципальных котельных на древесное биотопливо встала и Архангельская область. Причём в регионе данное направление получило развитие ещё до того, как стало вынужденной мерой.

Предприятия, работающие в области, делились своим опытом в рамках совещания по вопросам использования биотоплива внутри страны, которое в июне в Москве провела вице-премьер РФ Виктория Абрамченко. Тогда в числе успешных примеров отметили опыт ЗАО «Лесозавод 25»: предприятие снабжает пеллетами собственные котельные, которые обеспечивают теплом пригород Архангельска, при этом потребители оплачивают его по действующим тарифам.

Отметилась на федеральном уровне и ГК «УЛК»: котельные, построенные холдингом в Устьянском районе, также работают на биотопливе, поставляемом с собственного пеллетного производства, и тариф для получателей тепла даже ниже, чем в целом по району.

Холдинг готов помочь транслировать этот успешный опыт и в других территориях. С этой целью ГК «УЛК» планирует до конца года запустить завод по производству биотопливного котельного оборудования мощностью от 1 до 10 МВт.

«Все инвестиционные программы у нас есть, тарифы есть, у нас восемь таких котельных успешно работают», — подчеркнул генеральный директор компании Владимир Буторин на прошедшем в июле в Красноярске выездном заседании Совета по вопросам лесного комплекса РФ при Совете Федерации.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?
Фото: pvproductions — ru.freepik.com

Федерация поддержит?

При всех успехах Архангельской области и других регионов в развитии внутреннего потребления древесных топливных гранул пока в нашей стране нет комплексной программы, которая позволила бы получить поддержку на федеральном уровне и перейти от частных инициатив к массовому переводу муниципальных котельных на пеллеты. Этот вопрос стал ключевой темой обсуждения на круглом столе, который прошёл на площадке чемпионата «Лесоруб XXI века».

«Санкции против России напрямую коснулись лесопромышленного комплекса, работа которого во многом зависит от ситуации на мировых рынках и поставок высокотехнологичного оборудования. Совершенно очевидно, что сегодня ЛПК как никогда нуждается в поддержке. На региональном уровне активно ведётся работа по формированию конкретных мер поддержки предприятий ЛПК.

Подготовлены предложения, которые прошли обсуждение на различных площадках и направлены в Правительство РФ, профильный комитет Госдумы, в Совет Федерации Федерального Собрания РФ, аналитический центр при Правительстве РФ.

Одной из наиболее значимых инициатив является предложение по развитию внутреннего рынка топливных гранул», — напомнил заместитель председателя Архангельского областного Собрания депутатов и председатель комитета по лесопромышленному комплексу, природопользованию и экологии Александр Дятлов.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

Ссылаясь на данные управления Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, чиновник озвучил следующие цифры: в настоящее время на территории области созданы мощности по производству около 600 тыс. топливных гранул в год. В число крупнейших производителей входят: ГК «УЛК» — 240 тыс. тонн, «Лесозавод 25» — 225 тыс. тонн, «Регионлес» — 80 тыс. тонн, «Форест» — 12 тыс. гранул и 2 тыс. брикетов.

Кроме того, компания «Бионет» в Онеге выпускает топливные пеллеты из отходов гидролизного производства лигнина, производственная мощность предприятия — 100 тыс. тонн продукции в год. Предприятие может использовать как лигнин-гидролизное сырьё, так и древесное, ориентируясь на потребности рынка.

В 2020 году объём производства пеллет в регионе составил 464 тыс. тонн, в 2021 году — 569 тыс. тонн. По предварительной оценке, в 2022 году местные предприятия выпустят около 435 тыс. тонн топливных гранул. Однако, если ситуация со сбытом не изменится, объёмы производства в последующие годы не превысят 300 тыс. тонн, констатировал Александр Дятлов.

Причина всё та же: закрытие основного рынка сбыта. Из Архангельской области пеллеты в основном поставляли на экспорт в Европу: Финляндию, Нидерланды, Данию. И лишь небольшая часть оставалась в регионе и шла на нужды энергетики.

«В связи с введением антироссийских санкций со стороны недружественных стран отгрузка пеллет по традиционным направлениям практически полностью прекращена. Предприятия вынуждены сокращать объёмы производства и искать новые рынки сбыта.

В настоящее время развитие внутреннего рынка биотоплива осуществляется за счёт сжигания древесных отходов для удовлетворения энергетических нужд производств и получения тепловых источников.

Таким образом, строительство котельных и перевод части муниципальных котельных Архангельской области на использование биотоплива — необходимая мера господдержки лесопромышленного комплекса региона», — подытожил чиновник.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

Чья ответственность?

В качестве основного предложения для решения этой проблемы зампредседателя облсобрания предложил сформировать отдельную федеральную программу для развития внутреннего рынка топливных гранул, в которой были бы прописаны основные меры поддержки участников этого процесса.

В число таких мер Александр Дятлов предложил включить субсидирование части затрат на строительство и модернизацию объектов теплоснабжения, использующих в качестве топлива пеллеты, а также на приобретение самого топлива предприятиям, осуществляющим деятельность по организации теплоснабжения, и частным потребителям на приобретение и установку оборудования для котельных, работающих на пеллетах.

Депутат отметил, что предложение по разработке такой федеральной программы получило поддержку и одобрение Минприроды России. Это, конечно, хорошо, но возникает вопрос: если ведомство ограничилось одобрением, то кто эту программу должен разрабатывать?

Рационально ли формировать её на региональном уровне и затем представлять для обсуждения на уровне федеральном или же логичнее пойти сверху вниз, когда соответствующее ведомство разрабатывает общую концепцию, а регионы вносят свои предложения? По мнению чиновника, предпочтительнее второй вариант.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

«Для Архангельской области уголь не очень актуален, хотя некоторые котельные на нём работают, но у нас нет своих шахт, мы уголь в области не производим. И если мы от него откажемся и перейдём на более чистое, экологичное топливо, это будет только в плюс.

Мы разговаривали с представителями бизнес-сообщества, которое берёт у нас эти котельные и занимается их модернизацией. Они говорят, что готовы перейти на пеллеты, но нужна некая гарантия от производителей, что в ближайшие 10 лет они будут эти пеллеты поставлять по понятной цене.

Потому что если через три года поменяется ситуация, и бизнес опять захочет работать с Европой, то как будут выживать те, кто установил биотопливное оборудование? По нашему мнению, лучше, чтобы появилась федеральная программа, мы бы дали в неё предложения, и тогда по понятным условиям все могли работать», — обозначил позицию региональной власти Александр Дятлов.

«От себя добавлю, что у теплоснабжающих организаций выбор вида топлива и его обоснование всегда идёт в схеме теплоснабжения. То есть мы разрабатываем предпроектный документ и в схеме теплоснабжения обосновываем, какая котельная на каком виде топлива должна работать.

В том числе это и экономическая составляющая, потому что для населения рост тарифа играет большую социальную роль.

Мы должны учесть интересы бизнеса, теплоснабжающих организаций, населения, экологии и промышленных производителей, потому что сбыт тех же пеллетных котлов тоже оказывает существенное влияние на российскую экономику», — дополнила начальник отдела оперативно-дежурной работы Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Юлия Ефимова, выступавшая модератором дискуссии.

По её мнению, разработка требуемой программы затрагивает три основных ведомства: Минприроды, Минстрой и Минпромторг. Определиться, какое из них будет главным и, соответственно, понесёт ответственность за выполнение данной задачи, необходимо на уровне Правительства РФ.

«Если мы говорим про продажу котлов и оборудования, про субсидии для производителей, то это Минпромторг. Если мы говорим про теплоснабжающие организации и их перевод на пеллеты, то это вопрос Минстроя. А если говорим об улучшении экологической ситуации, то это Минприроды.

Сейчас в Байкальске пытаются модернизировать местную ТЭЦ, которая работала на угле, чтобы перевести её на пеллеты. Но резервным видом топлива для неё остаётся всё тот же уголь, и Минприроды поручило доработать проект, чтобы резервный вид топлива тоже был экологически чистый.

Модернизация ТЭЦ оценивается уже сейчас в 5 млрд рублей — это одна ТЭЦ для одного города. Это существенные затраты, поэтому к обсуждению нужно подключать четвёртое ведомство — Минфин России, он должен определить объём финансирования, который готов выделить для данной госпрограммы», — пояснила Юлия Ефимова.

Экология и экономика

Небольшой экскурс в историю для участников дискуссии устроил директор проектной дирекции министерства топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства региона Роман Ботыгин. Он напомнил собравшимся, что переход на пеллеты в регионе был обусловлен колебаниями цен на основной вид топлива: в то время это был каменный уголь, на его долю приходилось 27% объёмов спроса. При этом регулярно наблюдались сбои поставок для котельных.

«В то же время лесопромышленный комплекс генерировал достаточно большое количество отходов, производственный цикл был не так жёстко замкнут, в то время пеллеты ещё не производили, и биотопливо было достаточно дёшево. В связи с этим правительство Архангельской области приняло решение модернизировать коммунальные структуры путём использования биотоплива. На текущий момент оно доминирует — 46% от общего объёма.

Если говорить об экономическом эффекте, то здесь существенную роль играет цена топлива. Пеллеты по текущей рыночной цене вполне могут конкурировать с мазутом и дизельным топливом, а со щепой и дровами — за счёт автоматизации и производительности труда.

Если для щепы и дров нужны кочегары, то на пеллетах всё это можно автоматизировать и одному оператору дистанционно управлять котельной или даже несколькими котельными», — представил результаты анализа Роман Ботыгин.

Оценив техническое состояние оборудования муниципальных котельных и обязательства ресурсоснабжающих организаций по модернизации сетей, в региональном минэнерго определили 35 котельных, которые могут попасть под модернизацию с переводом на новый вид топлива. Их суммарный объём потребления составит около 61 тыс. тонн пеллет в год, то есть примерно 11% от общего объёма производства гранул в области.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

При этом затраты на переоборудование котельных и реконструкцию теплосетей оцениваются в 2,5 млрд рублей. Руководитель проектной дирекции подчеркнул, что это могут быть как частные инвестиции, так и субсидии из федерального бюджета, но второй вариант всё же предпочтительнее.

«Если говорить о частном случае, то у нас возникает дополнительный годовой прирост на компенсацию тарифной составляющей — это около 300 млн рублей. Это компенсация тарифа льготным потребителям.

Плюс ещё 400 млн рублей — ежегодные амортизационные, кредитные отчисления, займы банкам. То есть всего 700 млн в год. Боюсь, наш бюджет не будет столь сбалансированным», — аргументировал Роман Ботыгин.

В заключение он сформулировал своё предложение следующим образом: выделить на федеральном уровне целевую субсидию на финансирование мероприятий по переводу муниципальных котельных на пеллеты, а также зафиксировать цену пеллет, приравнять её к рублю и компенсировать производителям, которые сбывают гранулы теплоснабжающим организациям, разницу их стоимости по сравнению с рублём.

Эту инициативу производители пеллет дополнили своими предложениями. Так, директор ООО «Форест» Андрей Затеев высказал мнение, что стоимость закупки оборудования стоит включить в стоимость пеллет, чтобы фирма была уверена: затраты окупятся, а продукция будет востребована.

При этом у некоторых участников обсуждения возникли и возражения: прозвучало мнение, что альтернативное направление по использованию пеллет на муниципальных котельных не столь уж перспективно. Аргументы были приведены следующие: мощности котельных слишком малы по сравнению с объёмами производства древесного биотоплива, к тому же их работа имеет сезонный характер, и проблема сбыта останется, просто тоже станет сезонной.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?
Фото: vskz.ru

Все участники готовы?

Опасения есть не только у производителей пеллет. Позицию энергетического сектора в этой дискуссии представила Юлия Ефимова: по её словам, теплоснабжающие организации боятся, что со временем европейский рынок вновь станет доступным, и вся биотопливная продукция хлынет туда, а топить модернизированные котельные будет нечем.

«Мы не можем сорвать начало отопительного сезона, это вызовет огромную социальную напряжённость. Для органов местного самоуправления это основная задача, ответственность вплоть до уголовной.

И когда мы говорим: «Давайте перейдём на пеллеты, откажемся от угля», у них должна быть стопроцентная уверенность, что эти поставки будут вовремя и в нужном объёме. Потому что зимы тоже разные бывают.

Вот вы как представитель бизнеса готовы дать такие гарантии региональной власти или теплоснабжающим организациям?» — обратилась модератор к Андрею Затееву.

Директор ООО «Форест» подтвердил готовность своего предприятия выполнять эти условия. Но все ли коллеги с ним солидарны, а главное — сколько продлится такой оптимистичный настрой? Это покажет только время. А пока участники дискуссии мысленно поставили «галочку» и двинулись дальше.

«Хорошо, что бизнес готов поставлять. Но нужен ещё и инвестор, который взялся бы за модернизацию котельных с привлечением кредитных средств. Здесь нужен трёхсторонний компромисс: производители, инвестор и органы местного самоуправления.

Мы готовы эту ситуацию рассмотреть, на региональном уровне посчитать финансовые модели и взвесить все за и против. Основная инициатива тут в модернизации инфраструктуры, и если действительно окажется, что пеллеты эффективны, то почему бы и нет?» — подтвердил Роман Ботыгин.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?
Фото: ru.freepik.com-minervastudio

В Германии не смогли, а мы сможем

В заключение Александр Дятлов ещё раз вернулся к вопросу о том, как должна формироваться федеральная программа по развитию внутреннего рынка топливной биоэнергетики в России: сверху вниз или снизу вверх.

«Если мы предложим региональную программу, а регион у нас дотационный, то нам Минфин сразу скажет: «Если вы можете у себя сами что-то дотировать, значит, будем срезать с вашей дотации». Например, Рослесхоз должен платить нашим лесничествам зарплату, но постоянно её не доплачивает.

И мы из регионального бюджета дотируем, хотя это федеральные полномочия. И каждый раз в Минфине нам говорят: «Раз вы можете доплачивать, значит, у вас с деньгами всё нормально», — и срезают нам дотации.

То же самое сейчас: как только мы примем на региональном уровне программу, нам снова скажут, что у нас всё нормально с деньгами», — поделился опасениями депутат.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

На федеральном уровне ведомством, которому целесообразно взять на себя ответственность за разработку такого документа, г-ну Дятлову видится всё то же Минприроды, которое «одобряет и поддерживает».

«Вот Германия пыталась отказаться от угля, перейти на чистое экологичное топливо. Сейчас они в ужасе от того, что опять возвращаются к углю. А мы работаем на нём и спокойно об этом говорим. Пеллеты — это шаг вперёд с точки зрения экологии, тем более это наше производство, мы и свалок не плодим, и бизнесу помогаем.

Производителям ведь всё равно, куда продавать. Тем более сейчас такая ситуация, что и деваться некуда. Почему раньше продавали за рубеж? Потому что там точно такое же субсидирование, люди переходят на экологически чистое топливо, государство им всё это оплачивало.

Можно взять под копирку эти программы и просто реализовать их на территории РФ. Я считаю, в этом направлении надо двигаться, со стороны экологии заходить. Возвращаемся к Минприроды. А то никто не возражает, и никто ничего не делает», — посетовал напоследок председатель комитета по ЛПК, природопользованию и экологии.

Не продадим, так сами сожжём: куда девать российские пеллеты?

По итогам совещания было решено сформулировать соответствующее обращение на имя Михаила Мишустина и включить в него весь перечень предложений, озвученных на круглом столе. Итак, очередная грамота полетит в Первопрестольную и осядет на столе высокого чиновника.

Как скоро данный вопрос будет вновь обсуждаться на правительственных совещаниях? Сколько времени понадобится, чтобы всё-таки определить главное ведомство, которое примет на себя груз ответственности за разработку программы, где предстоит учесть интересы столь многих сторон? Видится, что гораздо быстрее лесопромышленники забьют свои склады невостребованными пеллетами.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2022
Новости
Сушильные камеры для древесины «Салма»

Сушильные камеры для древесины «Салма»: курс на собственное производство

Комплектующие из Европы, сборка российская — эта схема, популярная не только в лесной промышленности, сегодня даёт сбои. С введением санкций отечественные компании, применяющие в своём оборудовании зарубежные изделия, ищут альтернативные варианты:...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.