Существуют ли «чёрные» мебельщики на самом деле - Лесной комплекс
pixabay.com/ru/users/newhouse

Существуют ли «чёрные» мебельщики на самом деле: взгляд на проблему со стороны индустрии

Спикер
Дарья Сетина Генеральный директор ООО «Гиперион».

«Теневой» мебельный сектор, его объёмы и причины возникновения — тема, находящаяся на слуху в последние месяцы. Её активно обсуждают представители деревообрабатывающей отрасли и производители мебели, о ней пишут СМИ и высказываются эксперты, заинтересованные в развитии отечественной промышленности. 

В связи с этим особого внимания заслуживает ситуация в сфере производства сырья для российских мебельных компаний: специалисты с тревогой отмечают сложившуюся на рынке ситуацию с нехваткой древесных плит, необходимых для изготовления продукции. Но если сырьё в дефиците, то откуда оно поступает на рынок «теневого сектора», и смогут ли добросовестные производители мебели остаться на плаву в 2021 году? 

В поисках ответов «Лесной комплекс» обратился непосредственно к участникам индустрии. Своей точкой зрения касательно обозначенной проблемы поделилась Дарья Сетина, генеральный директор ООО «Гиперион».

— Специалисты АМДПР России отмечают, что в 2020 году каждое второе изделие на мебельном рынке РФ было произведено незаконно. Вторят этой оценке и многие СМИ, утверждая, что доля «теневого» сектора в области мебельного производства крайне высока. Согласны ли Вы с этим мнением?  

Дарья Сетина
Дарья Сетина, гендиректор ООО «Гиперион»

— Я с 2005 года работаю с сфере торговли мебельными комплектующими и производства мебели. Однако я скептически отношусь к тенденции выделять «теневой» мебельный сектор в противовес «легальному». Хочу заметить, что в РФ в любом секторе экономики доля «теневого» сектора очень высокая, по крайне мере по сравнению с развитыми экономиками, коей наша не является, что обесценивает данные высказывания в СМИ.

В то же время я считаю, что информация, распространяемая СМИ относительно высокой доли нелегально произведённой мебели, является частью кампании по продвижению идеи маркировки всех видов продукции, что ляжет на плечи именно крупных производителей. 

Кроме того, сначала необходимо определить критерии «нелегальности» и «незаконности». Если критерием является уплата налогов, то в нашей стране существуют разные налоговые режимы: самозанятые, «вменённый» налог, ИП, ООО по упрощённой системе, ООО по общей системе налогообложения. То есть налоговая ставка в зависимости от выбранного режима может быть от 4% у самозанятых до 20% (НДС), +20% прибыль у ООО по общей системе. При этом все эти режимы являются легальными. 

Нелегальным с точки зрения законодательства является только незаконное предпринимательство, т. е. осуществление предпринимательской деятельности без регистрации юридического лица или получения статуса самозанятого. Такой вид «бизнеса» не может показать какой-либо значимый объём производства и существовать в этом статусе долго.

Считать «нелегалом» самозанятого в рамках этого критерия неверно, хотя именно на них направлен весь «гнев» и «возмущение» отрасли. У самозанятого по сравнению с крупной мебельной компанией масса преимуществ: у него можно заказать мебель по необходимым размерам и из выбранного материала, а не из того, что есть в наличии; он гибкий и учитывает пожелания заказчика; с ним легко контактировать. Поэтому его выбирают клиенты. Однако клиенты самозанятых представляют собой другой сегмент потребителей, чем клиенты крупных фабрик, поэтому, с моей точки зрения, самозанятые с крупными производителями не конкурируют и не «переманивают» их клиентов.

Проблема нелегального бизнеса в РФ связана с невероятно высоким уровнем налогообложения и запредельным уровнем риска уголовного преследования предпринимателей. Высокий уровень налогообложения — это не только 20% НДС+ 20% прибыли. На каждого официально работающего сотрудника ставка налога (подоходного, ФСС) составляет 50%. Кроме непосредственно налогов существует масса косвенных и неналоговых платежей. 

По моим расчётам, реальная ставка налога на предпринимательство в РФ составляет примерно 75-80%. Конечно, при таком уровне налогообложения ценовую конкуренцию выиграет тот, кто платит минимум налогов, особенно принимая во внимание то, что взамен уплаты налогов и сборов государство предпринимателям не даёт ничего (иначе чем объяснить, что с нелегальным бизнесом никто в реальности не борется).

— В прошлом году с начала осени наблюдался недостаток плитной продукции на мебельных фабриках страны. С чем он связан, и откуда «нелегалы» получают сырьё для изготовления мебели?

Относительно дефицита плитной продукции: да, дефицит существенный. Он связан с нескольким факторами: политика предприятий по сокращению дебиторской задолженности, увеличение объёма экспорта на десятки процентов, снижение запасов по всей производящей цепи в течение нескольких месяцев после локдауна, остановка деятельности нескольких предприятий. Также возможная причина — политика государства по максимизации валютной выручки с учётом снижения оной от экспорта нефти и газа.

Откуда «нелегалы» берут сырьё? Во-первых, торговых компаний по продаже плиты очень много. У них покупают плиту все средние и мелкие производители. Во-вторых, существует очень много компаний, которые делают мебельные детали на заказ, самозанятые и мелкие производители часто заказывают мебельные детали. Также в последние несколько лет заготовки мебельных деталей можно приобрести в сетевых магазинах DIY: «Леруа Мерлен», «Оби». Вот туда, кстати, эту продукцию поставляют как раз крупные фабрики. Поэтому можно утверждать, что сами крупные фабрики и снабжают «нелегалов» (как они их называют) плитой.

Данные рассуждения о «чёрных» мебельщиках я считаю вредными. Производители мебели по своей наивности думают, что таким образом смогут «убрать» с рынка конкурентов. Но в итоге они получат только принудительную маркировку, введение которой наверняка приведет к банкротству части предприятий. Кстати, это идеологема о будто бы «чёрных» мебельщиках появилась в общественном поле и начала обсуждаться после обращения крупных мебельных компаний в ТПП РФ относительно дефицита ДСП, и как раз в ответе ТПП РФ и прозвучало, что есть некие «чёрные» мебельщики, которым не хватает сырья. Я считаю, что правительство намеренно использовало в качестве повода данное обращение, для того чтобы внедрить в обсуждение этот термин и через несколько месяцев ввести маркировку в качестве «помощи» предприятиям.

— Можно ли безболезненно разрешить ситуацию с нехваткой сырья для представителей «белой» мебельной индустрии РФ?

— Я считаю, что нет. Причина не в поставщиках, а в самих производителях мебели, которые в свою бизнес-модель как безусловный фактор включили ситуацию, когда нет дефицита и сырьё дешёвое. Да, такая рыночная ситуация имела место с 2018 года. Но в данный момент причины, названные мной ранее, никуда не пропали. 

Снизить дефицит может помочь только снижение внутреннего спроса, но это никак не поможет мебельщикам, а скорее, наоборот, ухудшит их положение. При этом производители плиты увеличат объёмы экспортных контрактов или снизят объём производства, в итоге через несколько месяцев опять начнется дефицит.

— Каковы Ваши прогнозы развития индустрии на 2021 год? 

Я считаю, что в 2021 году производителям станет ещё хуже. Снизится спрос — как корпоративный, так и со стороны физических лиц. Снижение спроса может составить до 50%. В такой ситуации в конце 2021 года начнется кризис неплатежей.

Справка о спикере

Дарья Сетина — генеральный директор ООО «Гиперион».

Компания работает в Москве в сфере продажи плитных материалов, изготовления мебельных деталей и мебели на заказ.

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Сканер Finscan

Компания Microtec Espoo поставит два скоростных сканера сибирским деревообработчикам

Успех и эффективность любого деревообрабатывающего предприятия зависят в первую очередь от оборудования. Деревообработчики...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.