Лесная промышленность в 2023 году: режим выживания или стимул к развитию? | Лесной комплекс
Алтайлестехмаш
Узнать больше Свернуть
Развернуть

ООО «Алтайлестехмаш» предлагает деревообрабатывающие станки по низкой цене.
Мини-заводы от 1 370 000 руб. производительностью от 50 до 250 м3 пиломатериала экспортного качества в смену.
Срок окупаемости от двух месяцев. Оборудование в наличии, минимальные сроки поставки. От станка до механизированной лесопильной линии под ключ.
Большой выбор вспомогательного и околостаночного оборудования.

Реклама. ООО "Алтайлестехмаш", ИНН 2224121990
erid: 4CQwVszH9pWwJxneWXa

Подробнее Свернуть
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
взгляд профессионалов отрасли на ситуацию в ЛПК
Подписывайтесь в социальных сетях
Новая реальность: режим выживания или стимул к развитию?

Лесная промышленность в 2023 году: режим выживания или стимул к развитию?

Прошёл ровно год с момента, когда вступил в действие очередной пакет санкций и российским лесоэкспортёрам закрыли доступ к европейским рынкам. Параллельно с этим начал действовать закон о запрете экспорта необработанной и малообработанной древесины. Оба этих фактора больно ударили по предприятиям ЛПК, независимо от масштаба производства и формы собственности. Сейчас первоначальная оторопь и режим выжидания сменились активными поисками решений, как работать дальше.

Процессы, скрупулезно выстраиваемые десятилетиями, перестали работать. Многим пришлось затянуть пояса. На одних предприятиях рядом с площадкой со стройными рядами упакованного пиломатериала на экспорт открылись ряды пиломатериала для внутренних покупателей, но рассчитывать только на внутренний рынок, конечно, никто не собирается.

Ряд экспертов на индустриальных выставках советовали лесопромышленникам проработать рынки стран Средней Азии. Но здесь всё оказалось совсем не просто. На вопрос, как обстоят дела в компании с заготовкой и экспортом леса, некоторые комментаторы попросили перезвонить через год: может быть, тогда дела немного наладятся, а пока, мол, и говорить особо не о чем. Но среди всеобщего хаоса и неопределённости, как оказалось, есть и те, кто планирует только укрепить свои позиции. Не зря говорят: кризис — время новых возможностей.

Если попробовать обобщить, как санкционная политика и запрет экспорта круглого леса сказались на предприятиях ЛПК, то получится «средняя температура по палате», потому что при общей неблагоприятной ситуации одни — на грани закрытия, а другие покупают новые активы и строят перерабатывающие базы.

Лидер фанерного производства компания «Свеза» активно наращивает поставки в страны, не затронутые ограничениями (СНГ, Азия, Африка, Латинская Америка). Развитию на доступных рынках способствует то, что компания изначально максимально диверсифицировала экспортные поставки. Благодаря этому и ранее экспорт осуществляли в более чем 90 стран. Помимо этого, так или иначе, адаптироваться к новым условиям отраслевым предприятиям помогают федеральные власти, которые продолжают расширять спектр помощи лесному сектору.

«После февраля 2022 года наша компания, как и весь российский лесопромышленный комплекс, оказалась в условиях беспрецедентного внешнего санкционного давления и вынуждена были адаптироваться к новым условиям. В первую очередь «Свеза» нарастила поставки на внутренний рынок, который всегда был для нас одним из приоритетных.

Вместе с тем отметим, что о полной переориентации крупных лесопромышленных компаний на внутренний рынок говорить сложно: их мощности давно превышают потребности российских клиентов. Это касается не только фанеры, но и всех отраслевых секторов», — прокомментировала пресс-служба компании «Свеза».

По словам председателя Совета директоров ООО «Лузалес» Руслана Семенюка, если говорить об объёмах лесозаготовки и переработки леса, то показатели хотя и изменились, но не существенно. Основной объём пиломатериала, экспортируемый в европейские страны, был перенаправлен в Китай. Что касается пеллет, то здесь компания рассчитывает на развитие внутреннего рынка.

Руслан Семенюк, председатель Совета директоров ООО «Лузалес»

Руслан Семенюк, председатель Совета директоров ООО «Лузалес»

«Компания «Лузалес» поставляла на экспорт пиломатериалы и пеллеты. Основные рынки сбыта пиломатериалов до введения санкций — это Китай, Египет, Ирак/Иордания, Италия. Весь объём пиломатериалов, который поставлялся в Европу, был перенаправлен в Китай.

Что касается пеллет, то до введения санкций мы экспортировали их в Данию и Великобританию. Сейчас рассчитываем на развитие внутреннего спроса. Для этого есть основания, поскольку Правительство РФ выделяет деньги на перевод котельных в регионах с мазута на биотопливо».

Но насколько внутренний рынок готов расти, — вопрос не однозначный. По словам директора сибирской лесопромышленной компании ООО «Каймира» Владимира Нефедовского, в России совсем мало покупают пиломатериала. Из-за этого предприятию пришлось снизить обороты. Если раньше в среднем заготавливало где-то в районе 50 тысяч кубометров древесины, то в этом году эта цифра сократилась до 33 тыс.

Владимир Нефедовский, директор ООО «Каймира»

«Думаю, года два ещё туго придётся, пока не возобновятся объёмы поставок в Китай. Западное направление не скоро откроется.

Что касается экспорта в Среднюю Азию, то там хотят, как в советские времена. Им надо, чтобы на границе пиломатериал стоил 9000 рублей за кубометр. А нам из Сибири до границы доставить вагон обходится 3,5 тыс. с кубометра. Такая арифметика… Понятно, что это направление будем рассматривать только в самом крайнем случае».

Плохо идёт выполнение ежемесячных планов по отгрузке. В Китае рынок тоже падает и падает. Одна из болевых точек — цены на транспортные услуги.

По словам лесопромышленников, задрали тарифы на перевозку в 2022 году, когда ситуация для ЛПК была на редкость благоприятная, а снизить забыли.

«В сторону Москвы вагон загрузил, тариф — 300 тысяч. Примерно такие же цены в сторону Китая», — сетует Владимир Нефедовский.

Предприниматель Дмитрий Конышев из Красноярского края считает, что сейчас на региональных рынках цена на пиломатериал стала адекватнее и это стимулирует строить дома и пристройки тех, кто откладывал строительство из-за высокой стоимости материалов.

«Я думаю, что мы вернемся по ценовой политике где-то на уровень 2016 года. Например, кубометр бруса в Красноярске можно купить в районе 12 тысяч рублей. Но если 10 лет назад, когда я начинал работать в лесу, солярка стоила 28–29 рублей, то теперь в сезон доходит до 70 рублей. Что делать в таких условиях?

Раньше многие работали на Китай. Лес продал и забыл. Сейчас нас жёстко заставляют ставить станки и развивать переработку. И это, я считаю, правильное решение. Такие, как у меня, небольшие предприятия снизили объём заготовки до минимума и занялись производством», — говорит Дмитрий Конышев.

Бизнесмен решил сосредоточиться на внутреннем рынке: Красноярск, Москва, Питер и другие крупные города. Лес экспортного качества покупают на столярные изделия. Наладили сотрудничество с фирмой, которая занимается восстановлением церквей. Приятно, что лес идет на благое дело, а не просто вывозится за рубеж.

Дмитрий Конышев, ИП «Конышев»

Дмитрий Конышев, ИП «Конышев»

«В лесной отрасли сейчас всем тяжело, а у некоторых крупных предприятий — настоящая истерика. И их можно понять. Раньше все работали по отлаженным схемам: на заграницу пилили, продавали, получали деньги. Сейчас ситуация настолько сложная, что пошли задержки по оплате услуг подрядным организациям. Небольшие предприятия брали подряды кто на заготовку, кто на вывозку.

У меня небольшое предприятие, коллектив — 30 человек. Мы заготавливали основной объём леса зимой, складировали на базе, а весной сортировали и продавали. Летом тоже лесовозы возили. И этого хватало.

Крупным компаниям сейчас не позавидуешь. Думаю, малому и среднему бизнесу сейчас легче выживать, но приходится полностью менять подход к делу.

Если нет переработки, бесполезно сейчас вообще работать в лесу. Ещё недавно пилили «ленточками», а сейчас покупатели стали разборчивее и хотят геометрию получше. Взял дисковые станки. Они позволяют изготавливать пиломатериал, практически как строганый, если сырьё хорошее. Конечно, цены на пилы выше, но зато и пиломатериал такой стоить будет дороже, у него выше добавочная стоимость.

Для своего производства я приобрел отечественные станки Алтайского завода: ДПА-500 и «Мамонт». Поглядели их в деле — всё устроило. Импортное оборудование даже не рассматривали: и с запчастями проблемы, и цены неоправданно высокие. Для переработки вершинника и тонкомера, который раньше бросали в лесу, купили отечественный станок «Мамонт». Планируем на нём делать брусок 5*5.

Мы заготавливаем на российской технике — 10-15 тыс. кубометров. Если нужен был больший объём, нанимали заготовительный комплекс. В этом году заготовили 5000 кубометров — этого в нынешних условиях хватает за глаза.

Трудностей много, есть загвоздки с запчастями, с пилами беда, но будем работать, развиваться».

Статья опубликована в журнале Лесной Комплекс №4 2023

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

НПК «Полиэстер»: российские аналоги импортных теплоносителей ООО «НПК “Полиэстер”» представляет широкий спектр высоко- и...
Читать онлайн
Новости

Шредеры и рубительные машины от «СтанкоЛеса»: прибыльный бизнес на отходах

На выставке Woodex кировская компания «СтанкоЛес» продемонстрировала свои последние разработки — мощные рубительные машины, промышленные шредеры и целые линии для утилизации производственных, древесных и сельскохозяйственных отходов.

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.