Как работает поддержка лесной отрасли? | Лесной комплекс

Стало традицией завершать деловую программу чемпионата «Лесоруб XXI века» выездным заседанием Лесного совета при губернаторе Архангельской области. Лесные пожары, кадровый дефицит, цены на древесину, утилизация отходов, арендные отношения — перечень вопросов, которые решаются на подобного рода мероприятиях, год от года остаётся неизменным.

В этом году к повестке добавились последствия санкционных ограничений: проблемы с экспортом продукции, поиск новых рынков, импорт зарубежной техники, материалов и комплектующих. И, пожалуй, главное: меры господдержки лесопромышленников в этих непростых условиях.

О необходимости финансовой и административной помощи лесной отрасли «в верхах» заговорили сразу, как только стало понятно, что ситуация для российской экономики в целом критичная. А с принятием пятого пакета санкций, часть которых коснулась непосредственно лесопромышленного комплекса, внимание к этому вопросу усилилось.

При этом большинство игроков этого рынка уверено, что либо принятых государством мер недостаточно, либо в реальности они работают не так, как надо.

Лесной совет при губернаторе Архангельской области традиционно проходит при участии чиновников федерального уровня, и это хорошая возможность ещё раз напомнить им о реальных проблемах ЛПК на местах, предложить свои варианты их решения.

Так, в прошлом году участниками совета стали председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев и заместитель министра промышленности и торговли РФ Олег Бочаров.

Между ними развернулась интересная дискуссия вокруг цен на пиломатериалы и другие изделия из древесины. Тогда участников совещания волновал их рост, сегодня же игроков российского ЛПК беспокоит их беспрецедентное падение.

Как «лесорубы» господдержки искали

Господдержка в центре внимания

«Приглашённой звездой» лесного совета на этот раз стал заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Сергей Аноприенко. Основная дискуссия развернулась вокруг текущей деятельности предприятий лесопромышленного комплекса Архангельской области, их состояния и мер поддержки, которые позволят если не улучшить это состояние, то хотя бы не скатиться ещё ниже.

«Несмотря на международную политическую обстановку, которая сопровождается бездумными, недальновидными и неадекватными санкциями ряда зарубежных стран в отношении России, сегодня мы с вами являемся участниками мероприятия, по-прежнему объединяющего представителей лесопромышленной отрасли нашей страны и стран, которые остаются надежными партнёрами России.

Количество команд, участников, предприятий на чемпионате не снижается и остаётся внушительным. Формат мероприятия, как и раньше, международный. Наряду с множеством регионов нашей страны второй год в нём принимают участие гости из братской Белоруссии.

Впервые к нам приехали представители Китая, и надеюсь, что в дальнейшем они станут постоянными гостями и участниками «Лесоруба XXI века», — сказал Александр Цыбульский, открывая заседание лесного совета.

Глава региона подтвердил, что лесопромышленный комплекс, как одна из ключевых сфер экономики региона, нуждается в поддержке. В связи с этим главным вопросом обсуждения он обозначил состояние дел на лесопромышленных предприятиях в условиях санкционного давления.

«Проблем сейчас много, связанных и с логистикой, и со сбытом готовой продукции в первую очередь, в меньшей степени есть проблемы с производством. Отмечу, что вопрос комплексный, системный, включающий такие направления, как переформатирование рынков сбыта, развитие альтернативных международных взаимоотношений и взаимоотношений внутри страны, развитие соответствующих сфер ЖКХ, которые могли бы стать адекватными потребителями продукции ЛПК, вопросы системного подхода к запуску программы деревянного домостроения, дополнительные меры поддержки для производителей мебелей, импортозамещение и комплексные меры поддержки», — перечислил губернатор.

Сергей Аноприенко поддержал его, отметив, что вызовы, которые встают перед отраслью в условиях нарастания санкционного давления, характерны для всей системы лесного хозяйства. А потому наилучшие практики, которые наработаны в Архангельской области, в перспективе могут быть рассмотрены на федеральном уровне для последующего масштабирования в других лесных регионах.

Как «лесорубы» господдержки искали

В целом и в частности

Общую картину состояния лесной промышленности в регионе представил министр природных ресурсов и ЛПК Архангельской области Игорь Мураев. По его словам, до февральских событий местные предприятия экспортировали 56% производимой целлюлозы, 44% бумаги и картона, 86% пиломатериалов, 90% топливных гранул и около 80% фанеры.

Из всего объёма экспорта 67% продукции деревообработки и 47% ЦБП приходилось на страны Евросоюза и Великобританию. В результате санкционной политики объёмы экспорта значительно снизились, и во втором квартале текущего года наметилось снижение объёмов производства: по итогам июля по фанере показатели составляют 42% к июлю 2021 года, по топливным гранулам — 65%, по пиломатериалам — 69%.

«По лесозаготовке нам удалось восстановить объёмы: ожидаем, что в целом по году это будет около 14,5–15 млн га, то есть уровень 2019–2020 годов. Это стало возможным благодаря мерам господдержки, таким как продление сроков заготовки и вывоза древесины по действующим лесным декларациям и рубка ельника без соблюдения срока примыкания», — отметил министр.

Последнюю меру Игорь Мураев предложил продлить на 2023 год, а также дополнить «пакет» господдержки лесопромышленников новыми инициативами, такими как транспортные субсидии, программа по развитию отечественного машиностроения и программа по переводу угольных и мазутных муниципальных котельных на топливные гранулы.

Комментируя биотопливную инициативу, Александр Цыбульский подчеркнул, что соответствующие предложения сформулированы и направлены на федеральный уровень по итогам профильного круглого стола, который двумя днями ранее прошёл там же, где и заседание лесного совета, — на площадке чемпионата «Лесоруб XXI века» (подробнее об этом читайте в рубрике «Биоэнергетика»).

Как «лесорубы» господдержки искали

Выступление губернатора дополнил заместитель председателя Архангельского областного Собрания депутатов и председатель комитета по лесопромышленному комплексу, природопользованию и экологии Александр Дятлов.

В ходе круглого стола, где обсуждалась возможность формирования федеральной программы по переводу котельных на пеллеты, он особо акцентировал, что ни одно ведомство, включая Минпироды РФ, не готово взять на себя обязательства по её подготовке.

Сергей Аноприенко объяснил это тем, что его министерство не может выступать консолидирующим органом в решении данного вопроса, поскольку его сфера ответственности — лесное хозяйство, а речь идёт о лесной промышленности. Кроме того, по мнению чиновника, такую программу необходимо синхронизировать с программами Минэнерго и Минстроя.

«Не получится просто назначить ведомство, которое будет за это отвечать. Нельзя так упрощать вопрос. Он будет частично относиться к каждому из ведомств», — поддержал замминистра губернатор и предложил вынести обсуждение программы на ближайшее заседание правительственной комиссии под председательством премьер-министра Виктории Абрамченко, подчеркнув, что такие комиссии для того и существуют, чтобы снимать межведомственные разногласия.

Как «лесорубы» господдержки искали

С поддержкой и без

Большой пласт отраслевых проблем поднял в своём выступлении генеральный директор ГК «УЛК» Владимир Буторин. Причём на фоне сдержанного оптимизма чиновников его речь прозвучала почти как вызов.

«Я очень часто участвую в различных совещаниях, и у меня создаётся впечатление, что лесопромышленный комплекс сегодня никому не нужен. Всё идет к тому, что в ближайшие 2–3 месяца производители пиломатериалов и пеллет просто остановятся. Этого никто не осознаёт, но уже многие заводы в стране стоят. Мы работаем только по одной причине: у нас свой собственный пиловочник, у него низкая себестоимость, и за счёт этого мы работаем», — обрисовал картину глава холдинга.

При этом он подтвердил, что на данный момент все подразделения его предприятия работают штатно, но в лесозаготовке ожидается снижение объёмов на 20–25%, обусловленное тем, что компании не удалось обновить технику в требуемом количестве: планировалось потратить на это 5 млрд рублей, однако ГК «УЛК» получила машин только на 120 млн рублей.

Впрочем, Владимир Буторин уверен, что в следующем году проблем с техникой не будет. Во-первых, он отметил, что на выставке было представлено много китайских производителей, которые помогут заместить выбывших европейских игроков. Кроме того, компания готовится запустить в Вельске собственное производство — Устьянский машиностроительный завод.

Его открытие было запланировано на 12 августа и должно было стать важной частью программы чемпионата, однако буквально накануне мероприятия случился пожар, повредивший внешнюю обшивку здания. К счастью, никто из персонала не пострадал, целы остались и внутренние помещения, и оборудование.

«К концу сентября мы его восстановим. И будем сами производить порядка 80% запчастей. Сегодня мы уже самостоятельно ремонтируем абсолютно все узлы и агрегаты любых машин», — подчеркнул глава холдинга.

Ситуацию с реализацией пиломатериалов он оценил как неплохую: весь объём производимой продукции в этом сегменте покупают китайские партнёры. Нашлось решение и для пеллет: их ГК «УЛК» направляет в Турцию. Правда, не радует экономика этого процесса: продавать свой товар приходится по 200 евро за тонну, а логистика обходится в 140. Именно логистические проблемы, на взгляд г-на Буторина, являются сегодня ключевыми.

«Во-первых, всё очень серьёзно подорожало: логистика на пиломатериалы — в три раза, на пеллеты — в четыре. Понятно, что кто-то воспользовался этой ситуацией, перевозчики на ней наживаются. Но это можно пережить. Самая главная проблема — отсутствие железнодорожной логистики.

Сначала нам подтверждают заявки на порты Находка и Владивосток, а потом «РЖД» в ручном режиме нас выкидывают. В августе мы отгрузимся на 50%, и если в сентябре будет так же, то с 1 октября в связи с затариванием складов произойдёт 100% остановка всех предприятий. Я общаюсь с коллегами по всей стране, у всех такая ситуация. Кто-то уже остановил производство, кто-то серьёзно сократил объёмы.

Решение есть, и очень простое: на государственном уровне нужно субсидировать хотя бы 50% транспортных затрат. На сегодня действует какая-то глупая формула: на одно предприятие выделяют максимум 300 млн рублей субсидий. Получается, что мы получаем 5% транспортных затрат, потому что мы большие, а маленькие получают 80%. Почему такая несправедливость? Нам отвечают: «Разделяйте».

Но как разделить одну гигантскую структуру на 30 мелких предприятий, чтобы получать эту субсидию? Бьёмся уже не один год, и никто не может принять это решение. Хотя нужно посчитать, сколько предприятия будут примерно перевозить продукции и сколько нужно денег», — выступил с предложением Владимир Буторин.

Как «лесорубы» господдержки искали

Инвестпроекты под вопросом

Продолжая тему необходимых мер господдержки, он также подержал инициативу Игоря Мураева по продлению разрешения на проведение рубок без соблюдения срока примыкания на 2023 год, а также предложил новый способ: вести оплату леса на корню по факту заготовки.

«Сегодня нет техники, нет запчастей, объёмы снизились, а мы вынуждены за лес платить. Обращались с этим вопросом к губернатору, он писал много писем, но этот вопрос так и не был решён. В итоге мы платим за весь арендуемый лесфонд. От него можно отказаться, но хочется верить, что завтра всё поменяется и мы снова будем развиваться», — неожиданно оптимистично высказался Владимир Буторин.

Далее он затронул тему, которая волнует очень многих лесопользователей: реализацию инвестиционных проектов в текущих экономических условиях.

«Для нас это очень серьёзная проблема, и её никто не решает и даже не обсуждает, ни одного совещания не было собрано. У нас в Карпогорах есть инвестпроект стоимостью 30 млрд рублей. Мы проплатили за оборудование 6 млрд, все поставщики европейские, и все они отказались от поставки оборудования.

Нам сказали: «Сколько проплатили, столько и забирайте». А это 10, 20, 30% от всей поставки. Мы это забираем, вывозим на склады в Эстонии, где с нас дерут сумасшедшие деньги. И что делать дальше?

В Россию это оборудование завозить никакого смысла нет, но есть возможность реализовать его в Европе. Нужно простое решение: мы можем продать это оборудование, снова заключить техконтракты, а когда всё будет хорошо, снова купить оборудование и продолжить реализацию проекта.

Мы вложили в него 8 млрд, сегодня всё заморожено, никаких решений нет. Я уже предлагал провести на федеральном уровне большое совещание по этому вопросу. Таких пострадавших очень много», — описал ситуацию глава устьянского холдинга.

Как «лесорубы» господдержки искали

Комментируя выступление предпринимателя, Сергей Аноприенко отметил, что вопрос субсидирования затрат на транспорт не входит в компетенцию Минприроды РФ, как и реализация инвестпроектов — с этим он рекомендовал обратиться в Минпромторг.

Что же касается введения оплаты за фактическое освоение лесосек, то она, по словам чиновника, была представлена в плане первоочередных мер, которые обсуждались на уровне правительства сразу после введения санкций, однако поддержки не получила.

«Мы провели через план первоочередных мер всего три: примыкание, отсрочка вывозки древесины и отсрочка платежей. Что касается оплаты за лес на корню по факту заготовки, то эта мера была категорически не поддержана Минфином только на основании статистики: когда мы начинали проводить эти предложения, Минфин смотрел статистику первого квартала, за второй её как таковой не было.

А как известно, что касается данных Росстата за первый квартал, эти показатели не очень верные, потому что потом всё кардинально поменялось. Мы готовы вернуться с этой темой, предложить её к обсуждению. И, может быть, итоги полугодия заставят Минфин пересмотреть своё отношение к этому вопросу», — обнадёжил замминистра.

К решению вопроса о продлении такой меры, как рубки без соблюдения срока примыкания лесосек, г-н Аноприенко тоже обещал вернуться, но несколько позднее. По его словам, здесь действует «штабная культура»: данная мера была принята всего пару месяцев назад, и обсуждать возможности её продления можно будет не раньше ноября.

Как «лесорубы» господдержки искали

Если будет хуже

Среди всех отраслей лесной промышленности ЦБК в текущих условиях чувствует себя, пожалуй, наиболее комфортно: снижение объёмов экспорта продукции на нём сказалось меньше всего, а проблемы с дефицитом отбеливателя удалось решить за счёт переориентации на химикаты производителей из России и дружественных стран либо за счёт выпуска модифицированной продукции, которая использования отбеливателей не требует.

Директор по взаимодействию с органами государственной власти АО «Архангельский ЦБК» Николай Кротов подтвердил, что комбинат работает штатно. Некоторые опасения связаны с запуском новой машины китайского производства: специалисты не исключают, что могут возникнуть некоторые технологические шероховатости.

О работе коллег из ГК «Титан» г-н Кротов высказался так же: «Всё штатно», — а вот на «Лесозаводе 25» ситуация сложнее: мощности предприятия загружены на 75%, пеллетное же производство вовсе остановлено.

«Мы тоже считаем, что оплата по факту заготовки — очень действенная мера в этой кризисной ситуации. И одновременно с этим считаем, что при всей уверенности, что мы выживем, хотелось бы, чтобы механизмы господдержки были заложены в том числе из расчёта, что ситуация может стать слабо управляемой.

Поэтому предлагаем Минприроды ввести мораторий на расторжение арендных договоров с теми предприятиями, которые стараются сохранять штат и выполнять социальные и бюджетные обязательства. Это позволит более эффективно оперировать денежными средствами», — высказался представитель руководства АЦБК.

Как «лесорубы» господдержки искали

Вокруг этой инициативы развернулась дискуссия. Первым высказался Сергей Аноприенко как представитель ведомства, которому она в первую очередь адресована.

«Если лесопользователь добросовестный, то какие к нему претензии? А если он недобросовестный, то зачем мораторий?» — задал он вполне логичный вопрос.

«Завтра ухудшится ситуация, не будет сбыта, не надо будет столько заготавливать, арендатор не сможет осваивать лесосеку, мы не сможем платить арендную плату своевременно какое-то время, потребуется отсрочка, а в рамках арендных договоров получится, что мы свои обязательства не выполняем», — представил своё видение проблемы Владимир Буторин.

Замминистра же пояснил, что тогда речь нужно вести не о моратории, а о внесении изменений в договоры аренды.

«Мораторий — это системная мера, он будет распространяться на все без малого 80 тыс. договоров аренды. Стоит ли это делать сразу на всю страну? Но если есть неочевидные причины, по которым инвестпроекты не реализованы, их можно рассмотреть в каждом конкретном случае.

Иначе мы развяжем руки и недобросовестным лесопользователям, которые могут воспользоваться этим: что хочу в лесу, то и делаю, потому что действует мораторий на расторжение договоров аренды. Нужно создать комиссию на уровне Рослесхоза, которая рассмотрит дополнительные критерии», — предложил Сергей Аноприенко.

Как «лесорубы» господдержки искали

При упоминании Рослесхоза к диалогу подключился заместитель руководителя агентства Александр Панфилов.

«Ситуация сложнее, чем говорят коллеги. Рослесхоз вообще не является стороной договора аренды. В договоре аренды две стороны: субъект РФ и арендатор. По сути, нужно решение, позволяющее арендатору и арендодателю вносить изменения в условия договора аренды, связывая их с рядом обстоятельств.

Нужно определить эти обстоятельства и условия, внести соответствующие изменения, определить, будут они носить постоянный характер или временный. Коллеги правы: когда рак на горе свистнет, уже поздно будет креститься. Нужно принять упреждающие меры», — отметил г-н Панфилов.

Сергей Аноприенко высказался одобрительно, а Александр Цыбульский пояснил, как выглядит ситуация с позиции главы региона:

«Договоры носят двусторонний характер. Есть совершенно чёткие законы и своды правил, по которым мы имеем право их заключать. Если я сегодня освобожу лесопользователя от арендной платы, исходя из своего видения развития конъюнктуры рынка, при падающем доходе в бюджет, то завтра я отправлюсь в те места, где мне не очень хотелось бы быть, по представлению прокурора.

Это называется «нанесение ущерба без получения личной выгоды». Эту статью Уголовного кодекса никто не отменял. Вопрос очень верный, нам нужно правительственное решение, на основании чего глава субъекта, будучи стороной договора, может принимать такое решение», — поддержал коллег губернатор.

Как «лесорубы» господдержки искали

Финансовые реалии

В заключение обсуждения ситуации в российском ЛПК Александр Цыбульский поднял вопрос о низкой оплате труда работников лесничеств и обратился за поддержкой к федеральному чиновнику.

«Мы много говорим о престиже профессии, о том, что молодёжь должна идти работать в лес. Поэтому принимаем региональное решение о повышении зарплаты: с 1 июля на 15% увеличили зарплату работникам лесничеств и довели её до 42 тыс. рублей. Причём 50% этой зарплаты выплачиваем из регионального бюджета. На федеральные субвенции люди будут получать 20 тыс. рублей.

Надеяться, что за такую зарплату леса будут должным образом содержаться, думаю, неправильно. Я к чему? Мне без вашего согласия ставить этот вопрос не очень корректно. Но давайте его тоже вынесем на суд Минфина, потому что у нас бюджеты не чтобы были сильно профицитные.

Мы испытываем давление от всей этой ситуации, как и все, и принимаем решения, с финансовой точки зрения для нас очень болезненные. Но они абсолютно необходимы. В текущем году на ведение лесного хозяйства мы направили из областного бюджета порядка 679 млн рублей. Это дополнение к той субвенции, которая должна перечисляться из федерального бюджета», — пояснил губернатор.

Сергей Аноприенко подтвердил, что проблема застарелая и требует решения. Но будет ли оно найдено в текущих реалиях? На этот вопрос он ответил достаточно внятно:

«Мы одинаково понимаем ситуацию. Безусловно, все мы знаем наши финансовые реалии. Заявиться с этой проблемой можно, биться нужно. Верю ли я, что в 2023 году мы повысим зарплату в лесной отрасли? Могу на камеру сказать: нет. Но заявляться нужно обязательно», — подытожил замминистра.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2022
Новости
Cronver: любое оборудование для деревообработки на заказ

Cronver: любое оборудование для деревообработки

Кировская компания, работающая под брендом Cronver, продолжает поставлять современное оборудование для лесопиления и деревообработки на российские лесопромышленные предприятия. В числе заказчиков как новые производства, которые открываются в лесных...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.