Без точек над «i» | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть
Фото: krasnoforum.ru

Без точек над «i»

Форум по проблемам лесопользователей на КЭФ-2017 продолжал вскрывать «воспалённые участки» взаимоотношений хозяйствующих субъектов лесного сектора и отраслевых структур. Даже в продолжительном диалоге не удалось поставить точки над «i». Чем больше чиновники говорили о собственных результатах и решениях, тем меньше оставалось веры в благополучный исход…

Посыл к прошлым заслугам руководства торгово-промышленной палаты (ТПП) перед лесным сообществом, вероятно, был уместен даже на КЭФ. Заместитель председателя Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии Юрий Шуваев, высказав благодарность главе своего ведомства, обозначил перечень компетенций и тем, над которыми постоянно работают сотрудники, и перешёл к конкретике. Он напомнил, что при взаимодействии с госорганами торгово-промышленная палата рассматривает вопросы заготовки правового регулирования и устойчивого управления лесами в Красноярском крае. Результаты данного тандема вылились в 415-ФЗ от 2013 года и 27-ФЗ. По крайней мере, последний позволил не только привлечь лесопользователей в виде приоритетных инвестпроектов и арендаторов, но и создать специализированные учреждения, способные работать там, где нет ни инвестиционных проектов, ни арендаторов, а выполнять нужную работу в лесном хозяйстве надо.

«Речь идёт о введении единой субъекции, куда попадало и лесное хозяйство в целом. Тогда необходимо было объединить все ячейки в единое целое, так как в лесном хозяйстве ничего не было. И вот в этом вопросе ТПП заняла весьма жёсткую позицию, а президент палаты обратился к руководству страны, принеся положительный исход в этом вопросе. А вспомните 2010 год, когда горели по всей стране леса, и никто не мог ничего сделать. Август месяц, а мы всё ещё горим и не знаем, что делать. Тогда мы пригласили учёных-практиков, специалистов МЧС и общими усилиями нашли решение. После чего были подготовлены науч-но взвешенные и обоснованные предложения: привлечь резервные фонды, повысить ответственность контролирующего органа и сделать его самостоятельным, чтобы деньги не гуляли по всем ведомствам, а сразу поступали в распоряжение инстанций на местах тушения пожаров », — заявил г-н Шуваев.

Правда, все благие намерения разбились о реалии. О проблеме недофинансирования в части полномочий по охране лесов от пожаров говорят почти по всей стране. По оценкам эколога Гринпис Алексея Ярошенко, «переданные сибирским и дальневосточным регионам лесные полномочия финансируются из федерального бюджета, в лучшем случае, на десятую часть от реальной потребности».

К тому же, официальные данные о площадях пожаров занижают на местах. Сделать это просто — достаточно не включать в отчёт и сводки возгорания в так называемой зоне контроля лесных пожаров. То есть там, где их можно не тушить, пока они не угрожают населённым пунктам. Предотвращать пожары и выявлять их на ранней
стадии особо и некому — за последние годы, по данным Гринпис, количество работников лесного хозяйства сократилось почти в четыре раза. А те, кто должен следить за положением дел в лесу, погрязли в бумажной бюрократии. Так что изменения в законах пролоббировали, но проблему не решили. Зато активно взялись за другую.

«Мы знаем, что лес — государственная собственность, и вести учёт, и планировать должно именно государство. 415 ФЗ предусмотрено создание ЕГАИС. Этот продукт создан и действует. Но и тут следует организовать бесперебойную работу, начиная с крупных лесозаготовительных компаний, арендаторов, специализированных организаций и граждан. Именно использование данной системы позволяет защитить лесопользователей от необоснованных претензий к ним со стороны надзорных органов, сократить контрольные проверки и, как следствие, уменьшить размеры штрафов. Система должна показать не того, кто там вороватый или занимается серыми махинациями, нет. Это люди честные и понимающие в бизнесе. А тут арендаторов мучают извечными проверками, целью которых — как можно больше набрать штрафов, а не навести порядок в лесах. То есть проверили, а через неделю опять приходят и говорят: «надо тебя оштрафовать на 50 000 рублей». Как хочешь, но деньги вынь да положи. И от этой порочной практики надо уходить! А значит, навести порядок с учётом. К тому же уже рассматривается внесение поправок в ЕГАИС в части маркировки крупных лесоматериалов дуба, бука, ясеня и кедра. Сюда же с недавних пор добавились и пиломатериалы. Легко сказать, сложнее сделать. А кто столкнулся с этой системой, понимает, что вести эту огромную работу по учёту без дополнительного финансирования, без квалифицированных кадров практически невозможно. Кто работает в лесной отрасли, не понаслышке знает, как ведут свою деятельность учётчики. Уже совершенно новые методы внедряются, а людей, подготовленных нет. Документ сегодня-завтра выйдет, и кто будет исполнять его? Об этих проблемах на заседаниях ТПП с болью в сердце говорят арендаторы. При этом в лесопромышленном комплексе, обратите внимание, в прошлом году заготовлено 213 млн м3. Из них 170 м3 заготовили арендаторы. Это представители бизнеса, которых всячески нужно поддерживать, а не испытывать на прочность всевозможными проверками. Несмотря на все те проблемы, что сейчас существуют, отрасль у нас живая и красноярские лесозаготовители доказали это, справившись с планами заданиями в прошлом году. Кроме этого, особое внимание мы уделяем вопросам реализации совершенствования механизмов правоприменения законодательной практики и лесоуправления. Лесные ресурсы всей страны приведены в той или иной степени в известность. Но понятно, что без системы налаженного учёта и лесного планирования невозможно обеспечить развитие лесного хозяйства и лесного комплекса. Сегодня уже звучали вопросы: почему так плохо работают арендаторы? Почему так плохо работают инвестпроекты? Приведу цифры. Из 120 инвестиционных проектов в России реально приступили к реализации своих программ всего лишь 23. Представляете, какая разбежка! Почему? Да потому что посмотрят такой проект и говорят: «да у вас там и леса такого нет». На это обратил внимание и министр лесного хозяйства красноярского края. То есть изначально надо привести все лесные ресурсы в известность. Цифры цифрами, а реального представления о породном составе информации нет. И не только привести в известность, но и хорошо спланировать и реально отразить сложившуюся картину. Для этого надо воссоздать лесоустройство. Сегодня же сама система размыта, разбита на составляющие и остро нуждается в кадрах», — доложил Юрий Шуваев.

А что в лесу?

Проблем в лесной сфере много, и перечислять их можно без конца. По сути, в одночасье их не решить, но и сидеть сложа руки тоже нельзя. Многие привыкли говорить, что Красноярский край — седьмая часть лесов России, где сосредоточено 14% древесных ресурсов, которых никогда не вырубить. Однако несмотря на все эти объёмы и показатели картина лесосырьевой базы далека от идеала. К такому выводу пришли специалисты красноярского Минлесхоза после документальной инвентаризации. Оказалось, что южный, центральный районы и Ангаро-Енисейская территория истощены. Особенно юг Красноярского края. И те большие запасы в 82 миллиона расчётной лесосеки, которыми располагает край, составляют именно отдалённые северные районы. Назвать точные данные по объёму и породному составу не представляется возможным, так как лесоустройство в стране отсутствует уже два десятка лет, а в некоторых красноярских лесничествах этот срок уже перевалил за четверть века. При этом самым последним рубежом лесоустройства в десяток лет в крае обладают единицы. А ведь для того чтобы наверстать упущенное в сфере лесоустройства, ежегодно потребуется около 500-600 млн рублей.

«По результатам подсчётов, из 158 миллионов га лесосырьевых ресурсов 113 миллионов га приходится на леса для освоения. Из них на цели заготовки вовлекается лишь 38% или 43 миллиона га. Не хочется вдаваться в цифры и пугать общественность. Однако факт налицо — нужно разработать краевую лесную политику. Уже в двадцати лесничествах ноль расчётных лесосек. В связи с чем возникает вопрос: кому эту древесину отдать? Население заявляет 2,5 миллиона м3, сюда же смотрит малый и средний бизнес, есть участки, где арендаторы на все 100% ведут освоение. В таких условиях в первую очередь будут удовлетворены потребности в древесине граждан для деревянного домостроения и отопления жилья. Вторыми преференции в сфере распределения угодий получат лесничие, так как некуда деться и госзадание нужно выполнять. Далее следуют субъекты малого и среднего бизнеса с ежегодными запросами на древесину объёмом больше миллиона кубометров. Обеспечение действующих предприятий лесной отрасли, коих у нас больше трёх сотен. И этих арендаторов также необходимо снабдить сырьём, а это полтора миллиона кубометров. Но с нашей истощённостью и разбросанностью сырьевых участков предлагаем заходить лесозаготовителям в северные массивы. Возможно, не для всех привлекателен такой вариант, но при этом есть свои плюсы. Во-первых, это компактные большие участки лесного фонда, где, как сейчас говорят, можно работать комплексами. То есть не надо постоянно менять место дислокации лесозаготовительной техники. Во-вторых, предприятия могут построить хорошую транспортную сеть дорог с твёрдым покрытием. Бесспорно, работать в таких территориях сподручней крупному бизнесу. Сейчас обозначился конфликт между лесозаготовителями разного ранга из-за лесных угодий. В частности, в один голос заявляют мелкие и средние коммерсанты, что в крае большие объёмы леса были отданы на откуп инвестпроектам, а им, соответственно ничего не досталось. Поэтому министерство составило план по каждому из лесничеств, куда будут внесены остатки и запасы лесосырьевой базы, породный состав, и прочие данные по лесному фонду. после чего будут выделяться угодья, согласно озвученным приоритетам», — озвучил состояние дел в отрасли министр лесного хозяйства Владимир Векшин.

Существует и другая сторона медали: 177 из 300 лесохозайственников по договорам аренды (около 40%) заняты освоением расчётной лесосеки не в полную мощь, а точнее их мощности не превысили и 50%. А есть и те, кто на протяжении многих лет даже не притронулись к своим участкам. Вот и получается, сам не гам и другим не дам. С правовой точки зрения расторгнуть договор с таким хозяйственником нельзя, так как он платит ренту.

Таможня даёт добро?

Непростые складываются отношения у лесозаготовителей с таможенными структурами. Новые режимы работы одних выбивают из колеи, другим же перекрывают доступ кислорода при махинациях во внешней торговле лесными продуктами. По словам начальник красноярской таможни Сергея Санакоева, актуальность контроля над экспортом лесоматериалов характерна для всего Сибирского региона. Тем более, что из 42% всего экспорта лесных ресурсов Сибири 22% приходится на таможню.

«Специалисты таможенной службы работают над тем, чтобы наши лесоэкспортёры не ощущали на себе прессинга со стороны госструктур. С 2012 года началось наведение порядка в местах отгрузки. Должностные лица Минлесхоза наконец-то получили доступ к информационной базе таможни и стали получать сводку выявленных нарушений в части оформления таможенных документов и мест незаконных отгрузок. Результаты говорят сами за себя. Если в 2013 году таких случаев было 83, то в 2016 году всего 7. После внедрения системы ЕГАИС положительный эффект налицо: мы имеем прозрачную закупку по лесоматериалам, чего следует ожидать и в отношении пилопродукции. В прошлом году доля экспорта при таможенном декларировании товаров красноярской таможней составила в стоимостном выражении порядка 60% от статистической стоимости и 75% от количества деклараций на товары. В структуре самого экспорта на долю экспорта лесопродукции приходится 84% от количества деклараций на товары и 24% от статистической стоимости. Аналогичная ситуация сохраняется и в 2017 году. На протяжении последних лет наблюдается тенденция к увеличению экспорта пилопродукции в сравнении с экспортом круглых лесоматериалов. Данная динамика обусловлена в первую очередь изменениями в законодательстве, введением лицензирования на экспорт круглого леса и реализацией крупных инвестиционных проектов на территории края. При этом таможня использует для экспортёров необременительные формы контроля, но ряд хозяйственников не желает предоставлять товары к досмотру. Более того, сотрудники таможни зачастую сталкиваются с фирмами-пустышками в отношении которых возбуждают уголовные дела, но взять с них нечего. Не радует и то, что количество административных правонарушений со стороны экспортёров лесопродукции заметно увеличилось с 66 до 88, а по пилопродукции с 34 до 42. Поэтому возникает необходимость пересмотра условий выдачи лицензий на экспорт с учётом финансовой составляющей предприятия. С таким подходом были минимизированы потери для бюджета», — охарактеризовал насущные проблемы Сергей Санакоев.

В адрес таможенника прозвучала реплика из зала, в которой представитель лесодобывающего предприятия обрисовала сложившуюся ситуацию на одном из таможенных пропускных пунктов. По её словам, в прошлом году они столкнулись с огромным количеством проверок, в результате которых простои эшелонов с продукцией затягивались на два, а то и десять дней. При этом станция «Карабула» в посёлке Таёжный приоритет оставляла за представителями нефтеперерабатывающей отрасли, что негативно сказалось на финансовом благополучии деревообрабатывающего предприятия. Простои обошлись руководству в копеечку, так как заказчик выставил жёсткие сроки доставки и, соответственно, применил солидные штрафные санкции к поставщику. По этой ситуации начальник таможни ответил, что приоритетность в данном пункте он не уполномочен решать.

«Мы проводим целенаправленную политику и создаём временные зоны контроля для досмотра леса в местах отгрузки. Это оставляет отпечаток и на сотрудниках, которые и так загружены, но им приходится выезжать за 200-400 км от места нашей непосредственной дислокации. Это всё, конечно, сказывается и на сроках, и на формах проведения контроля. Конкретно по вашему предприятию есть вопросы в части нарушения валютного законодательства и по хозяйственной части. Эти вопросы мы отрабатываем. Знаю, что сейчас вы обжалуете ряд административных постановлений опять же в части валютного контроля. Поэтому я особых проблем в нашем взаимодействии не вижу», — парировал чиновник.

Участники же мероприятия с долей юмора отнеслись к проблеме вопрошавшей и посоветовали оплачивать штрафы, чтобы впредь претензий со стороны таможенного органа больше не возникало. Следующий оппонент поставил акцент на правилах маркировки ценных пород древесины. И спросил, как ведомство относится к тому, чтобы данная практика применялась ко всем вывозимым породам древесины? На что Сергей Санакоев ответил, что эксперимент по маркировке уже проводится, и что на самом деле это затратный процесс, но эффект от такой работы будет. По его мнению, для экспортёра это дополнительная нагрузка, но в то же время вынужденная мера, которая способна снять проблему незаконных заготовок древесины и распила леса.

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2017

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Экскаватор Hyundai R520LC-9S

Экскаватор Hyundai R520LC-9S: производительность, надёжность, комфорт

Строительная техника корейского бренда, в частности — экскаваторы, пользуется большим спросом на российском рынке. Такая...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.