Слишком зависимая отрасль - Лесной комплекс
"Затихшие" проекты по переработке древесины

Слишком зависимая отрасль

Из более чем десятка крупных проектов по глубокой переработке леса в Сибири до реальных производств дошли единицы. Причина в том, что заявившие о своих инвестпроектах крупные финансово-промышленные группы (в том числе иностранные) переоценили возможности мирового спроса на продукты деревопереработки. А без стабильного экспорта глубокую переработку в сколько-нибудь значимых масштабах в Сибири развивать не получится в силу слишком низкого внутреннего спроса.

Интенсивное лесопользование отличается от того механизма добычи древесины, который, как правило, применяется сейчас в России, как современный животноводческий комплекс от средневековой фермы. Несмотря на противоречивость самих технологий, интенсивные способы ведения лесного хозяйства очевидно более продуктивны, чем привычные отечественным лесозаготовителям.

Однако развитие этой отрасли сдерживает сама система устройства лесного комплекса России. Арендаторы, мыслящие сроками 5-10 лет, не могут вкладываться в проекты, экономический эффект от которых можно почувствовать не ранее, чем через полвека.

Если бы этот текст готовился несколько лет назад, его тон был бы совсем другим. Еще бы, ведь почти в каждом из двенадцати регионов Сибиоказателю вложений в такие производства, кстати, Сибирь находится на первом месте среди других федеральных округов. Однако большинство этих проектов «спящие», то есть реализуемые только на бумаге.

Формально с крупными инвест-проектами в отрасли все хорошо и сейчас. Так, по данным Государственного научного центра лесопромышленного комплекса (ФГУП «ГНЦ ЛПК»), на территории Сибирского федерального округа заявлено 26 мегапроектов в сфере лесопереработки, причем все они «стоят» 285,6 млрд рублей. По показателю вложений в такие производства, кстати, Сибирь находится на первом месте среди других федеральных округов. Однако большинство этих проектов «спящие», то есть реализуемые только на бумаге.

Вечный проект

Самый первый из ныне упоминаемых в отрасли мегапроектов в сфере переработки был заявлен еще в 2006 году в Томской области — это предприятие «Зеленая фабрика». В самом начале проект казался идеальным: в поселке Итатка, откуда к тому времени выезжала военная часть, оставляя местных жителей без особенных перспектив, планировалось построить фабрику глубокой переработки древесины.

В проекте было все: и производство ДСП и многослойной фанеры, и завод по лесопилению, и даже спичечное производство, наконец — 400 новых рабочих мест. В 2006–2008 году в «Зеленую фабрику» вложили в общей сложности 374 млн рублей, но затем проект «затих». Уже в 2010 году тогдашний глава региона Виктор Кресс признал «крах» задуманного.

Кризис быстро снизил пыл инвесторов, а затем проект погряз в долгах перед Внешэкономбанком (ВЭБ). Последние новости таковы: контроль над «Зеленой фабрикой» достался структурам Бинбанка, которые сейчас пытаются реанимировать остатки производства.

Цена вопроса — еще около 3 млрд рублей. Однако фактически «Зеленая фабрика» уже осталась за бортом рынка, так и не начав работать. Ее обогнали местные же проекты. Еще в декабре 2010 года в Томской области был введен лесоперерабатывающий комбинат «Партнер-Томск» (мощность — 264 тыс. кубометров МДФ-плит) и недавно — второй завод по производству ДСП компании «Томсклесдрев». Местный рынок и окружающие регионы просто не переварят очередной проект, а организовать экспорт все сложнее (о чем ниже).

"Затихшие" проекты по переработке древесины

Маниловское банкротство

Однако больше всего разочарований принесли проекты в регионах, которые никогда не славились лесопереработкой. Так, перед кризисом крупнейший инвестпроект в отрасли был заявлен не где-нибудь, а в Омской области. Здесь за 37 млрд рублей планировалось реализовать региональный лесопромышленный кластер с объемами заготовок — около 4 млн кубометров в год. Под проект в структуре регионального правительства даже создали специальное министерство — природных ресурсов и экологии. Спустя пару лет о кластере говорить фактически перестали, но министерство, конечно, осталось.

Также была богата на подобные мегапроекты Кемеровская область. В 2008 году под проект ООО «Сибирский лес» (дочерняя структура ИФК «Красная звезда) с торгов ушел крупнейший в регионе лесной участок площадью 775 тыс. га под создание производства OSB-плит. Второй проект — Анжерский фанерный комбинат, который должен был запуститься в конце 2011 года.

Инициатором проекта было ЗАО «АФК», его партнером — польская компания Wiedemann Polska. История получила свое логическое завершение уже этой осенью, когда партнеры подали друг на друга иски в арбитраж. В АФК уверены, что подрядчик Wiedemann Polska не полностью выполнил свои обязательства по договору, что и послужило причиной так и не законченной стройки.

Красноярская ловушка

Причины неудач этих проектов, а также отсутствия новых фактурных заявлений, хорошо прослеживаются на примере двух красноярских проектов — Енисейского фанерного комбината (ЕФК) и мебельной фабрики «Мекран». ЕФК — один из имиджевых для региона инвестпроектов — был запущен в 2011 году. Правда, вместо заявленных вначале 350 тысяч кубометров фанеры он выпускал и выпускает всего около 5 тысяч кубометров. Отсюда и глубокая убыточность комбината.

История этого проекта показательна. На волне роста мирового потребления продукции глубокой переработки дерева предприниматель Александр Катунин через офшор Midway United Ltd. и на средства ВЭБа начал строить фанерный комбинат. Кстати, это случилось сразу после того, как из-за долгов в полмиллиарда рублей разорилось предыдущее детище Катунина — лесной трейдер «Миннеско Новосибирск». Но рост потребления в 2008–2010 гг. быстро сменился глобальным спадом. Дело в том, что львиную долю продукции ЕФК (фанеру и шпон) предполагалось поставлять в США, однако ипотечный кризис буквально убил тамошний спрос на деревянное домостроение. А местному рынку достаточно десятка небольших пилорам — больше он просто не потребит.

«Мекран» запустила свою мебельную фабрику (а точнее —
расширила мощность существующего производства) в апреле
2013 года. Проект, заявленный в 2008 году, за пять лет сжался с 20 до 13,5 тысячи кубометров готовой продукции, правда, подорожав при этом с 5,5 до 6,8 млрд рублей. В структуре продаж «Мекрана» Сибирь занимает всего около 10%, Красноярский край — около 2%. «Слабая развитость внутреннего рынка сбыта», — так ответил недавно руководитель агентства лесной отрасли региона Михаил Малькевич на вопрос, что мешает появлению в крае 20 новых «мекранов».

Выдержки из распоряжения правительства Красноярского края «Об утверждении ведомственной целевой программы «Развитие лесного комплекса Красноярского края на 2013 – 2015 годы».

• 1 109 059,1 тыс. рублей будет выделено в 2014 году на финансирование ведомственной целевой программы.

• 1996,3 руб./м3 — планируемый объем производства готовой продукции на 1 м3 заготовленной древесины в 2014 году

Текст: Сергей Чернышов

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №1 2014

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Гидромеханические бульдозеры Shantui

Гидромеханические бульдозеры Shantui: качество, подтверждённое временем

Гидромеханические бульдозеры Shantui — машины, которые прошли проверку временем. Разработкой и производством данного вида...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.