Брикеты вместо пеллет: реальная альтернатива или иллюзия? | Лесной комплекс
Алтайлестехмаш
Узнать больше Свернуть
Развернуть

ООО «Алтайлестехмаш» предлагает деревообрабатывающие станки по низкой цене.
Мини-заводы от 1 370 000 руб. производительностью от 50 до 250 м3 пиломатериала экспортного качества в смену.
Срок окупаемости от двух месяцев. Оборудование в наличии, минимальные сроки поставки. От станка до механизированной лесопильной линии под ключ.
Большой выбор вспомогательного и околостаночного оборудования.

Реклама. ООО "Алтайлестехмаш", ИНН 2224121990
erid: 4CQwVszH9pWwJxneWXa

Подробнее Свернуть
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
взгляд профессионалов отрасли на ситуацию в ЛПК
Подписывайтесь в социальных сетях

Брикеты вместо пеллет: реальная альтернатива или иллюзия?

Последствия антироссийских санкций отразились на всех сферах лесной промышленности, но, пожалуй, тяжелее всех пришлось производителям пеллет. Аналитики из агентства WhatWood ранее представили предварительный прогноз, согласно которому объёмы производства топливных гранул из отходов деревопереработки в России по итогам 2022 года должны снизиться примерно на 20% и составить не более 2,5 млн т. Оценка Росстата этот прогноз подтвердила: по данным на 1 февраля, в 2022 году российские пеллетчики выпустили 2,07 млн т продукции — на 19,6% меньше по сравнению с 2021-м.

Самое большое падение произошло в Северо-Западном федеральном округе — на 32%, до 789,1 тыс. т. На Дальнем Востоке, напротив, зафиксирован рост в 1,5 раза, до 341,1 тыс. т. Аналитики WhatWood также сообщают, что экспорт пеллет из России в 2022 году составил 1,8 млн т — на 24% меньше, чем в 2021-м.

Основные поставки гранул осуществлялись в Европу, но с введением санкций сократились более чем в два раза — на 1,15 млн т. Причём практически весь этот объём был экспортирован в первой половине года, а с июля по декабрь ввоз российских пеллет в ЕС полностью прекратился. Исключение составили точечные поставки в малых объёмах.

Как ни крути, переработку не обойти

Перерабатывать древесные отходы во что-то полезное лесопромышленникам всё равно придётся, не возвращаться же к древним традициям закапывания невостребованной щепы и стружки в отвалы или сжигания на ближайших свалках. Для производителей пеллет сегодня есть три варианта: пытаться продавать свою продукцию на Запад в обход санкций, осваивать восточное направление или способствовать развитию внутреннего рынка. Преимущества и недостатки каждого из этих путей мы рассмотрели в статье «Пеллетное производство на распутье«.

Но производство пеллет не единственный возможный способ утилизации древесных отходов. В рамках VII Биотопливного конгресса заместитель директора Инновационного центра инжиниринга переработки биомассы дерева СПбГЛТУ им. С .М. Кирова Владимир Крылов напомнил, что существует около 200 технологий переработки древесных отходов любого формата.

При этом он отметил, что реальных промышленных способов переработки, которые принесут прибыль в разы выше по сравнению с переработкой круглого леса, всего четыре.

Один из них мы уже упомянули — производство пеллет и брикетов. Также представитель Инновационного центра назвал альтернативные решения: производство древесного угля непрерывным пиролизом, строительство малотоннажных заводов производства древесной массы и переработка древесной зелени в кормовые, фармацевтическо-косметические и другие продукты.

Развитие каждого из этих направлений связано с определёнными рисками, но главное — прежде чем приниматься за их реализацию, необходимо чётко понимать, насколько выбранный способ утилизации отходов подходит для конкретного предприятия.

Например, по оценке Владимира Крылова, строительство малотоннажных заводов для производства древесной массы целесообразно, если предприятие находится непосредственно в зоне заготовки, а объёмы получаемой древесины составляют от 30 до 210 тыс. м3 в год. Кроме того, для запуска новых мощностей понадобятся инвестиции, а в текущей ситуации большинство лесопромышленников сосредоточено скорее на сохранении имеющихся активов, нежели на их расширении.

Производство древесного топлива

Смена курса

Ещё одним вариантом может стать более локальная переориентация пеллетного производства на брикетное. Правда, здесь тоже нужны финансовые вливания, но не столь масштабные. По этому пути, например, пошли в Уренском подразделении ООО «Фанпром»: изначально предприятие, открытое в конце 2020 года на площадях бывшего Уренского авторемзавода, было запущено для производства топливных гранул из отходов фанерного производства.

Однако уже в июне 2021 года начался выпуск другого биотоплива — древесных брикетов. Как пояснили в компании, смена вида продукции была обусловлена структурой спроса: на брикеты он выше, а сам продукт, по оценке производителя, удобнее в использовании и экологичнее.

Министерство энергетики и ЖКХ Нижегородской области ещё в 2016 году заявило о необходимости развивать производство и потребление местных видов топлива на территории региона, в том числе из древесины. Правда, в число регионов-лидеров по этому направлению область не вышла, лучшие результаты до кризиса показывали Архангельская область, где активно развивалось пеллетное направление, и Республика Коми, где ставку сделали на топливные брикеты.

Квадратиш, практиш, гуд

Интерес к брикетам в Коми был обусловлен тем, что для их сжигания не требовалось переоборудовать котельные, которые раньше топили другими видами твёрдого топлива. Производство древесного биотоплива с каждым годом увеличивалось: с 2017 по 2020 год рост составил 465%. С 2021 года правительство республики оказывает поддержку производителям топливных пеллет и брикетов в виде возмещения их затрат на приобретение технологического оборудования.

К 2022 году объёмы производства брикетов в Коми достигли 25 тыс. тонн в год. Но одновременно с развитием производства этого вида топлива в регионе уделили немало внимания и повышению спроса на него: минстрой совместно с минэкономразвития и ресурсоснабжающими организациями ведёт работу по переводу муниципальных котельных на древесные брикеты.

Соответствующая программа включена в антикризисный региональный план мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики Республики Коми в условиях внешнего санкционного давления. По оценке специалистов, потенциальный объём потребления брикетов в регионе — более 56 тыс. т в год.

К слову, предварительно предполагалось, что полный перевод всех региональных котельных с мазута и угля на биотопливо в Коми случится к 2023 году, но не вышло: осенью наметился обратный процесс, котельные начали вновь использовать уголь, поскольку цена на брикеты выросла, и их использование стало не выгодным. Глава республики поручил навести порядок в этой сфере, подчеркнув, что сегодня это не только вопрос экономики.

Производство древесных брикетов

«В этом году недружественные страны прекратили у нас покупку биотоплива, а это более 90 тыс. тонн в год. Нам нужно было поддержать производителей, чтобы не остановилось производство и люди не лишились работы.

Поэтому перевод котельных был переведён в экстренный режим. В настоящее время на биотопливо переведены 33 котельные. Это достаточно большой объём. Теперь наши производители работают на внутренний республиканский рынок», — рассказал Владимир Уйба.

Однако пример Коми — единственный на сегодня, другие регионы подобными достижениями в развитии брикетных производств похвастаться не могут.

«Ввиду относительной дешевизны на внутреннем рынке традиционных источников энергии, таких как газ, мазут, уголь, дрова, российский рынок древесных гранул и брикетов пока не получил должного развития.

На Северо-Западе можно отметить Республику Коми, где принята программа по переводу мазутных и угольных котельных на древесные брикеты. В нашем регионе [в Вологодской области — прим. ред.] таких же активных шагов пока не предпринимается.

В связи с этим рынок топливных брикетов — это рынок потребления частных домовладений и небольших производств, нуждающихся в автономном отоплении. Этот фактор сдерживает развитие производства брикетов и напрямую тормозит создание новых рабочих мест на Вологодчине.

Тогда как создание линий по производству брикетов, обслуживание этих линий, поставка материала могли бы способствовать трудоустройству десятков и даже сотен человек», — комментирует ситуацию начальник отдела продаж ООО НПФ «Техпромсервис» Александр Жарков.

Господдержка — важный фактор развития производственных мощностей, так было и до кризиса, а с введением санкций он стал ещё более значимым. Вопрос в том, в каком формате эта поддержка будет оказана: прямые финансовые вливания или административные решения. Но даже если предположить, что в лесных регионах появятся программы, аналогичные той, которая действует в Коми, то для оснащения новых производств понадобится оборудование. А найти его сегодня не так-то просто.

Древесные брикеты

Задачка со звёздочкой

«Некогда надёжные поставщики оборудования из ныне «недружественных» стран потеряли возможность торговать на российском рынке. Уже сейчас фиксируются обращения с целью понять возможность производства аналогичного оборудования на отечественных предприятиях.

Как таковое оборудование для выпуска топливных брикетов типа RUF, Pini Kay и Nestro в большом разнообразии производится на территории России с использованием комплектующих различного происхождения.

Дефицита прессов для брикетирования на средне- и долгосрочной перспективе не прогнозируется. А вот с обслуживанием оборудования, произведённого европейскими поставщиками, проблемы есть уже сейчас», — отмечает Александр Жарков.

Раз с обслуживанием оборудования есть проблемы, то и с поставкой комплектующих из Европы тоже должны быть сложности. В целом так и есть, но не везде и не по всем позициям, отмечает представитель НПФ «Техпромсервис». Поставки идут как через параллельный импорт, так и по прямым каналам. Правда, увеличиваются сроки.

«Создавая подобные сложности, Европа не учитывала, что Россия и сама способна производить аналоги, тем более активизировав процесс импортозамещения под давлением санкций. Опять же не стоит забывать про «общемировую фабрику», в роли которой на текущем историческом этапе выступает Китай, про Индию, куда активно перетекают производства из того же Китая и Европы, про Турцию и ряд других стран, готовых предложить замену европейским промышленным товарам», — подчёркивает Александр Жарков.

По его оценке, весь объём оборудования по производству древесных топливных брикетов Россия способна заместить — частично силами своих производств, частично поставками из «дружественных» стран. Причём поставка из той же Турции может представлять собой оборудование именитой европейской марки, только с турецкой этикеткой.

Представители компаний, которые до санкций осуществляли поставки оборудования из-за рубежа, подтверждают: работа продолжается, поставки идут. Правда, есть нюансы, касающиеся сроков поставки и стоимости.

«Всё зависит от конкретного производителя. Что касается нашей компании, то поставки продолжаются, сервисные услуги и ремонты производим в полном объёме. Единственное — изменился срок изготовления, но за счёт квот мы выходим из этого положения и сохранили гибкость. В рублёвом эквиваленте стоимость оборудования повысилась в диапазоне 10-15%», — поясняет руководитель ООО «Завод Эко Технологий» Дмитрий Бастриков.

А вот в оценке потенциала российских компаний в части производства оборудования для выпуска топливных брикетов он гораздо более осторожен: по его мнению, на сегодняшний день именно о производстве такого оборудования говорить нельзя. Максимум, на что способны отечественные предприятия, — собирать аналоги европейской техники из зарубежных комплектующих.

«Предпринимаются попытки изготовления некоторых деталей на местах, но это ещё не повод говорить о том, что в России развиваются технологии производства оборудования для выпуска топливных брикетов. Есть предприятия, где осуществляют сборку таких машин и прессов, но назвать это полноценным производством нельзя.

Чтобы создавать именно производственные мощности, нужны большие инвестиции, которые будут возвращаться лет 30 и более. Инвесторы к этому не готовы, тем более в нынешних экономических условиях. У наших европейских партнёров опыт в этой сфере насчитывает около 50 лет, и составить им конкуренцию мы можем, копируя их технологии и организуя производства аналогов.

Но даже для этого понадобится большой объём инвестиций, которые будут возвращаться очень долго. Такой опыт у уже есть: российская компания, которая наладила выпуск копий европейского оборудования для производства брикетов, за 10 лет работы получила всего 5% общего рынка — это несопоставимо мало с тем объёмом средств, которые были вложены в создание этого предприятия», — делится мнением Дмитрий Бастриков.

Время покажет

Вопрос выбора оборудования, пеллетного или брикетного, остаётся на сегодняшний день открытым. Отвечая на него, лесопромышленники учитывают множество факторов, такие как условия сбыта, уровень спроса на продукцию в регионе присутствия или в соседних территориях, возможность экспорта (если не сейчас, то в перспективе), объёмы сырья (уровень переработки древесины снижается из-за кризиса, а вместе с тем меньше становится и отходов деревообработки) и общее экономическое положение своего предприятия.

Руководитель ООО «Завод Эко Технологий» отмечает, что уровень спроса на брикетное и пеллетное оборудование в последние годы держался примерно на уровне 50/50.

«Это больше зависит от объёмов основного производства, потому что при малом количестве отходов выгоднее делать брикеты, при большом — пеллеты. В последние полгода спрос на брикетирующее оборудование стал выше, но это реакция на санкции и отсутствие сбыта. Как только этот вопрос решится, всё вернётся на прежний уровень», — убеждён Дмитрий Бастриков.

«Какое оборудование будет более востребовано, пеллетное или брикетное, покажут время и направление государственной политики в области использования местных энергетических ресурсов. Если будет принята глобальная программа общероссийской модернизации котельных и перевода их на древесное сырьё, то в рост пойдут пеллеты, так как они более технологичны для больших потоковых котлов.

Если же рост будет экстенсивный, как сейчас, то, скорее всего, увеличится спрос на брикетное оборудование, поскольку древесные топливные брикеты можно использовать в уже существующих котельных, работающих на угле», — подвёл итог Александр Жарков.


Текст: Мария Кармакова. Фото: «Свеза»

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №1 2023

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

«Магамакс» на выставке «Мебель-2023»: открытость и диалог с... Ещё не так давно фурнитура была узкопрофильным локальным...
Читать онлайн
Новости

Шредеры и рубительные машины от «СтанкоЛеса»: прибыльный бизнес на отходах

На выставке Woodex кировская компания «СтанкоЛес» продемонстрировала свои последние разработки — мощные рубительные машины, промышленные шредеры и целые линии для утилизации производственных, древесных и сельскохозяйственных отходов.

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.