Пеллетное производство на распутье | Лесной комплекс
Теплоресурс
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя. Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть

Помните былину про Илью Муромца, который на развилке обнаружил камень с надписью: «Налево пойдёшь — коня потеряешь, направо пойдёшь — жизни лишишься, прямо пойдёшь — жив будешь, да себя позабудешь»?

Подобно сказочному богатырю производители древесного биотоплива стоят сегодня на распутье, и выбор им необходимо сделать столь же непростой: пытаться продавать свою продукцию на Запад в обход санкций, осваивать восточное направление или способствовать развитию внутреннего рынка?

Сложность в том, что верного ответа на этот вопрос нет, каждый путь имеет свои достоинства и одновременно связан с определёнными рисками. Какими именно, разбираемся вместе с отраслевыми специалистами.

Близок локоть, да не укусишь

По ощущениям участников пеллетного рынка, 2022 год поделился на две половины: до 10 июля и после.

«Если до принятия очередного пакета санкций всё было понятно и прозрачно, все были счастливы и продавали в первую очередь, конечно, в Европу, то сейчас самое правильное время, чтобы собраться и обсудить, что же мы делаем дальше. Потому что ситуация абсолютно неоднозначная.

Из всех отраслевых продуктовых линеек мы столкнулись с самой тяжёлой ситуацией, потому что наш рынок был на 90% заточен на отправки в Европу, которые прекратились», — обрисовал ситуацию соучредитель Союза участников пеллетного рынка Александр Махонько на пленарном заседании в рамках деловой программы выставки «Лесдревмаш-2022».

По его словам, 10% продукции российские производители продолжают отгружать на азиатские рынки, но выбор здесь не велик: фактически, осталась одна Южная Корея.

Неудивительно, что при таком раскладе многие пеллетные производства, интегрированные в крупные лесопромышленные комбинаты, на протяжении 2-3 месяцев были остановлены, причём преимущественно эта тенденция характерна для европейской части России. Малые же пеллетные производства останавливаются по всей стране.

«Европейские рынки испытывают бум, но до них мы добраться не можем. Цены на пеллеты растут, и тех 2,5 млн тонн, которые Россия производила и отправляла в Европу, там сейчас очень не хватает. Заместить их практически нечем», — отметил Александр Махонько.

«Россия занимает первое место среди неевропейских стран на рынке Европы по экспорту пеллет. Мы думали, что те 2,5-3 млн тонн, которые мы экспортировали, заместят США. Но нет, на данный момент они не могут заместить эти объёмы, поэтому цены на биотопливо в Европе растут», — подтвердила директор НП «Национальное биоэнергетическое содружество», руководитель ИАА «ИНФОБИО» Ольга Ракитова в ходе XIII Биотопливного конгресса, который также прошёл на площадке «Лесдревмаша».

Древесные гранулы
Фото: ru.freepik.com

Биотопливный кризис

В аналитическом агентстве WhatWood отмечают, что на фоне дефицита пеллет цены на них во Франции, Германии, Австрии, Швеции, Швейцарии и Дании выросли более чем в два раза относительно аналогичного периода 2021 года. Потребители из этих и других европейских стран стремятся приобрести как можно больший объём гранул, чтобы сформировать запас на длительный срок — на год и более.

Например, по данным ассоциации «Датское биотопливо», средняя цена за 1 тонну пеллет в стране с начала 2022 года выросла с 2 581 до 5 470 дат. крон (c 344 до 730 долларов США). Входящие в ассоциацию компании обратились к министру по делам климата и энергетики Дании Дану Йёргенсену с просьбой уделить внимание возникшей проблеме: представители трейдерских фирм предлагают временно отменить действие новых экологических стандартов и сертификатов для биотоплива, что расширит возможности для импорта.

«Без российского импорта дефицит на рынке настолько велик, что у нас неизбежно закончатся пеллеты», — заявил Яркко Кааттари, руководитель одного из подразделений Neova — финской компании, которая специализируется на производстве древесного топлива.

Во Франции стоимость тонны древесных гранул выросла за год с 300 до 600–700 евро. Производители биотоплива, которые преимущественно реализовывали свою продукцию постепенно, из-за возросшего спроса были вынуждены опустошать свои склады, что привело к задержкам поставок.

«В этом году производство увеличится на 300 тонн. Чтобы избежать дефицита, сектор сократил экспорт на 16% и увеличил импорт, но по ценам, которые постоянно растут. Дистрибьюторы вынуждены повышать цены, а с учётом закона спроса и предложения мы получаем счета в два раза выше, чем год назад», — пояснил представитель национальной ассоциации гранульного топлива Propellet Эрик Виаль.

В повышении цен французские пеллетчики винят панические настроения покупателей. Некоторые даже советуют гражданам на время отложить проекты по установке пеллетных котлов, чтобы не спровоцировать дальнейший рост спроса на гранулы.

Но даже потребности уже существующих потребителей твёрдого биотоплива в Европе без поставок из России обеспечить будет сложно. Согласно информации латвийского издания Gorod.lv, европейцы нуждаются в 4 млн тонн древесных топливных гранул, чтобы возместить потерянный из-за санкций импорт из РФ и Республики Беларусь.

А для того чтобы заменить газовое отопление пеллетными системами, Европе потребуется ещё около 2 млн тонн. Выходом может стать перевод российских гранул из кода ТВЭН 44 в другие коды, экспорт которых разрешён.

«Достаточно добавить всего 10% лузги или костры льна, чтобы лаборатории подтвердили, что это агропромышленные гранулы. Тогда их экспортируют через Турцию и даже напрямую в Италию. Но мы говорим о том, что у нас раньше всё было по-честному, а теперь предлагают работать обходными путями.

Продавать через Турцию можно, но из России пеллеты уходят по 120-150 евро за тонну, в Турции их продают по 300 евро за тонну, а потребитель в Европе их получает по 800-1000 евро. Около 500 евро берёт на себя компания, которая обеспечивает легализацию происхождения пеллет и вывод из-под санкций», — пояснила Ольга Ракитова.

Виды древесных пеллет

Восточный вектор

Александр Махонько отметил, что в этой ситуации активизировались близлежащие, «дружественные», как принято сейчас говорить, страны. В частности, это направление Ближнего
Востока: Турция и близлежащие к ней территории, которые стали проявлять внимание к российским пеллетам. Например, Группа компаний «УЛК» даже создала в Турции свою фирму, чтобы упростить реализацию биотоплива.

Аналитики WhatWood сообщают, что российские производители также переориентировались на рынки Южной Кореи и Японии. По данным агентства, общий объём экспорта пеллет в июле 2022-го сократился на 60% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и составил менее 100 тыс. тонн.

Из них почти 60 тыс. тонн было направлено в Южную Корею (+250% г/г.) и более 30 тыс. тонн доставлено в Японию (+185% г/г.). В частности, в июле 2022 года крупнейшие поставки пеллет (более 1 тыс. тонн) были отправлены в указанные страны из Хабаровского и Красноярского краёв, а также из Иркутской области.

Для производителей Сибири и Дальнего Востока азиатское направление поставок является наиболее выгодным в связи с близостью новых рынков. Например, предприятие из Хабаровска «РТ ДВ» производит до 700 тонн пеллет в месяц, а вскоре эти объёмы могут вырасти ещё на 1000 тонн за счёт запуска нового производства. И уже сейчас компания из Южной Кореи готова к заключению контракта на всю продукцию предприятия.

«Ну да, есть какие-то сложности. Мы поменяли несколько банков, чтобы работать на экспорт, у нас сократилось количество логистических компаний, которые могут экспортировать продукцию, но при этом мы хорошо подстроились под эти обстоятельства и всё равно экспортируем в очень большом объёме по сравнению с тем, как начинали», — отметил директор по внешнеэкономической деятельности компании «РТ ДВ» Иван Холодилин.

Если для пеллетчиков Сибири и Дальнего Востока ориентация на рынок Южной Кореи является выходом из кризисной ситуации, то для производителей биотоплива, расположенных в европейской части России, этот вариант не подходит: слишком велики затраты на логистику.

«Последней страной со значительным по объёму потреблением пеллет, не вводившей запрет на импорт российской продукции, остаётся Южная Корея. Однако при текущей стоимости логистики, курсе доллара и ценах на пеллеты в Корее эта опция для производителей из СЗФО является убыточной.

Конечно, присутствует некоторое потребление пеллет в странах, не вводивших санкций против РФ, таких как Турция или Сербия. Но это сильно недостаточно, чтобы потребить весь объём пеллет, производимых на Северо-Западе РФ. И если не появятся «серые» каналы доставки пеллет в ЕС, то многим российским производителям придётся свернуть своё производство», — рассказал «РБК» управляющий директор Peltrade Александр Афанасьев (компания также работает в СЗФО).

Александр Махонько видит выход для этих игроков в освоении направления Ближнего
Востока.

«Мы видим, что первые поставки начались, пока единичные, очень неуверенные, поскольку сопряжены с определёнными рисками. Этого рынка раньше для нас не существовало. Пока для нашей индустрии это такой «чёрный ящик»: поставки вроде идут, мы видим бум запросов на поставки пеллет из этой части, но чем всё это закончится, пока никто не понимает.

Там тоже не всё так просто с логистикой. Раньше поставки пеллет в Европу были заточены либо на отправку навалом судовыми партиями, либо контейнерами. На Ближний Восток мы тоже можем поставлять небольшими судовыми партиями по 3-5 тыс. тонн из портов Азовского бассейна России либо говорить про контейнерные поставки, но логистика пока стоит сумасшедших денег — порядка 200 евро на тонну груза.

Возможны поставки грузовиками либо какие-то мультимодальные отправки в контейнерном исполнении», — поделился своим видением перспектив соучредитель СУПР.

Древесные гранулы

Всё своё оставим себе

Наконец, пеллеты можно никуда не возить, а сжигать самим, на собственных российских котельных. Но, по словам директора Союза участников пеллетного рынка Андрея Тихомирова, для широкого использования топливных гранул нужна соответствующая потребительская культура и отчётливая ориентация страны на «зелёную» экономику. Эксперт с сожалением отмечает, что в России нет ни первого, ни второго.

«Нельзя сказать, что производители пеллет ничего не делали в течение 20 последних лет. Мы всегда понимали, что производство должно быть не только 100% экспортно ориентировано. Но экспортная цена была интересна, мы получали валютную выручку и быстро забывали о развитии внутреннего рынка. А теперь быстро его построить не удаётся», — констатировала Ольга Ракитова.

Она привела данные опроса, который информационно-аналитическое агентство «ИНФОБИО» провело среди регионов РФ, чтобы выяснить, в каких территориях есть планы по переводу мазутных, угольных котельных на древесные пеллеты или брикеты.

«Многие ответили, что у них нет такого интереса. Кто-то сказал, что были такие проекты, но на уровне проектов всё и осталось. Количество биотопливных котельных в стране крайне мало. Есть всего два региона: Коми и Архангельская область — туда можно приехать и посмотреть на котельные на брикетах и пеллетах. Что можно сделать? Много разных предложений. На данный момент нужно договориться с предприятиями, чтобы они переводили свои котельные на биотопливо», — считает руководитель агентства.

Такие программы уже действуют в двух упомянутых регионах, но, по большому счёту, это происходит лишь потому, что крупные производители сами позаботились о рынке сбыта, установив котельные на муниципальных объектах. Так, например, поступил архангельский холдинг «УЛК» (о том, где именно производят пеллеты для районных котельных, мы рассказываем в репортаже с производственной площадки Устьянского ЛПК в рубрике «Прямое включение»).

В Коми достаточно активно развивается потребление топливных брикетов. Так, компания «Лузалес» планирует запустить в столице республики биотопливный цех мощностью 180 тыс. тонн продукции в год. Здесь будут перерабатывать древесные отходы, которые образуются на основном предприятии в местечке Човью.

Правда, в минэкономразвития Коми подтвердили, что открытие такого производства в нестабильный экономический период связано с большими рисками, и, если федеральное правительство и власти регионов не начнут заменять мазутные котельные на пеллетные, перспективы сбыта гранул в России весьма туманны.

Успешный опыт северных регионов необходимо масштабировать. С этой целью в августе в Устьянском районе Архангельской области на площадке чемпионата «Лесоруб XXI века» участники круглого стола обсудили перспективы формирования федеральной программы по развитию внутреннего рынка топливной биоэнергетики в России.

В том, что такая «дорожная карта» нужна, никто не сомневается. Камнем преткновения стал поиск ответственного ведомства, которое должно взять на себя работу по формированию такой программы, поскольку вопрос находится на стыке интересов Минприроды, Минстроя, Минэнерго, Минпромторга и Минфина.

Точку в этой дискуссии поставил заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Сергей Аноприенко, который отметил, что упрощать вопрос нельзя, он в любом случае будет относиться к каждому из ведомств.

В качестве решения он предложил вынести обсуждение программы на ближайшее заседание правительственной комиссии под председательством премьер-министра Виктории Абрамченко, подчеркнув, что такие комиссии для того и существуют, чтобы снимать межведомственные разногласия.

Кроме того, по итогам совещания в Устьянах было направлено обращение на имя премьер-министра РФ Михаила Мишустина с предложением рассмотреть
перечень предложений, озвученных на круглом столе.

Александр Махонько убеждён, что без поддержки государства развитие внутреннего рынка потребления пеллет и брикетов невозможно. Однако, хотя совещаний по этой проблеме состоялось уже немало, активных подвижек в этом направлении он не видит.

«Пока серьёзных усилий на уровне государства мы не наблюдаем, хотя постоянно про это ведём разговоры на всех уровнях. Тем не менее мы ожидаем улучшения ситуации в данном направлении, потому что без внутреннего рынка мы не справимся просто в силу того, что этот объём (2,5 млн тонн) так просто не перенаправить. Ожидаем от правительства решительных действий по стимулирования потребления пеллет внутри России», — поделился надеждами соучредитель СУПР.

Очевидно, что без действенных мер развитие внутреннего рынка невозможно. Политика ожидания здесь не сработает: не в той сейчас ситуации пеллетная отрасль, да и ЛПК в целом, чтобы уповать на чью-то милость, в том числе на отмену санкций и возвращение к привычным условиям ведения бизнеса.

«Нам часто задают вопрос: а когда будет так, как было? Наверное, уже никогда. Нужно учиться работать в сегодняшних реалиях», — считает Ольга Ракитова.

«Логистика абсолютно отсекает наших производителей от экспортных рынков просто в силу того, что цены на ж/д перевозки растут, курс валютный, а пока мы продаём свой товар за валюту, это не позволяет производителям чувствовать себя уверенно.

И даже те поставки, которые сейчас есть, идут по минимальным ценам и с минимальной рентабельностью для производителей. Большинство интегрированных в большие лесопромышленные компании пеллетных заводов работают просто для того, чтобы утилизировать свои отходы и решить экологические проблемы, хотя раньше на этом зарабатывали.

Мы видим свет в конце тоннеля, но нужно предпринять некие усилия, чтобы решить проблему, в том числе и на внутреннем рынке», — подытожил Александр Махонько.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №6 2022
Новости
EIK

Сверхдлинное рабочее оборудование EIK: надёжное решение для эффективной работы

Сверхдлинное рабочее оборудование EIK предназначено для работы в труднодоступных для экскаватора местах.

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.