Сохранение лесов Сибири - Лесной комплекс
unsplash.com/@michaelbenz

Сохранение лесов Сибири

25.12.2018
Спикер
Екатерина Удеревская Руководитель проекта «Сохранение лесов Сибири», член общественного совета Минприроды РФ, председатель экологической ассоциации «Байкальское содружество»

Лес — особенное богатство любой страны, «зелёные лёгкие планеты», источник ресурсов, без которых человечество не может обойтись. Это не только существенная составляющая экономики, но и часть культурно-исторической среды, под воздействием которой формируются обычаи народов. Своими размышлениями о том, как сберечь это богатство, с читателями журнала «Лесной комплекс Сибири» поделилась руководитель проекта «Сохранение лесов Сибири» Екатерина Удеревская, член общественного совета Минприроды РФ, председатель экологической ассоциации «Байкальское содружество».

руководитель проекта
Екатерина Удеревская, руководитель проекта «Сохранение лесов Сибири», член общественного совета Минприроды РФ, председатель экологической ассоциации «Байкальское содружество».

— Екатерина Николаевна, расскажите, от чего и от кого нужно защищать сибирский лес? Что представляет главную угрозу?

— Несмотря на то, что Сибирь осталась одной из самых лесных территорий нашей планеты, леса региона испытывают сильнейший пресс из-за различных экологических проблем, связанных, прежде всего, с антропогенной деятельностью. Кроме негативных природных явлений, таких как пожары, ветровалы и вспышки вредителей, тайга ощутила на себе «все прелести» развития промышленности, выразившиеся в десятках миллионов гектаров вырубленных, затопленных и погибших лесов.

В значительной степени именно человеческая деятельность повлияла на глобальные климатические изменения, с которыми связывают участившиеся экстремально-пожароопасные сезоны, вспышки массового размножения насекомых-вредителей, таяние вечной мерзлоты, наводнения.

Если говорить о лесах Байкальского региона, то обстановка сложная, в первую очередь, из-за пожаров. За последние несколько лет наибольший урон огненная стихия нанесла в 2015 году, когда в Иркутской области сгорело более 2 млн га леса, в том числе и заповедные территории, заказники, национальные парки.

Проблему истребления лесов усугубляют несанкционированные рубки. Ситуация с незаконным оборотом древесины в регионе меняется в лучшую сторону — благодаря совместным действиям правоохранительных органов, министерства лесного комплекса, содействию Общероссийского народного фронта. И всё же рано радоваться — нужно продолжать планомерную работу в этом направлении.

Беспокойство вызывает то, что лесоустроительные работы не проводились десятилетиями. Из-за этого невозможно рассчитать оптимальное количество лесных ресурсов, наладить систему санитарно-оздоровительных мероприятий. О каком эффективном лесовосстановлении может идти речь?

Проведение лесоустройства в Байкальском регионе было запланировано на 2018-2019 годы, но что-то пошло не так, и его отложили на неопределённый срок. Согласно письму Росреестра от 14 апреля 2017 г., региональные власти праве обратиться с заявкой о предоставлении субсидий на осуществление кадастровых работ, но делать это они почему-то не спешат. В чём причина такой медлительности — загадка…

Лес — «колыбель Байкала», и без сохранения тайги невозможно сохранить экосистему этого уникального озера. Отсутствие кадастровых границ не позволяет соотнести положение участков с той или иной экологической зоной, препятствует выявлению и пресечению незаконного оборота земель, площади практически всех садоводств не соответствуют установленным границам и накладываются на земли лесного фонда.

Вызывает опасения тенденция увеличения численности вредителей и болезней леса: различных видов шелкопряда, сосновой совки, уссурийского полиграфа и других видов стволовых, хвое- и листогрызущих насекомых. Небывалое нашествие шелкопряда в 2017 году уничтожило более 4 млн га тайги — эта площадь сопоставима с той, что пострадала от пожаров.

Хвойные породы, в том числе уникальный сибирский кедр, подверглись не свойственной ранее для нашего климата болезни — бактериальной водянке, которая передаётся воздушно-капельным путём. Она стала причиной гибели колоссальных лесных массивов на территории «золотого пояса России» — от Тункинской долины до Красноярска.

— Екатерина Николаевна, чем опасно это заболевание?

— Симптомы бактериальной водянки: ослабление и усыхание деревьев, мозаичное повреждение (изменение цвета хвои) кедра, пихты, сосны; поперечные и продольные трещины в коре, активное смолотечение, наличие «мокрого ядра» на поперечном срезе ствола, а у сильно ослабленных и недавно усохших деревьев — характерного «тёмного водослоя».

Болезнь коварна тем, что развивается очень быстро, и за два-три года деревья сбрасывают хвою и чернеют, представляя собой страшную картину. Кедрачи утрачивают своё хозяйственное значение. Они не годятся ни для сбора шишек, ни для изготовления пиломатериала, ни для воспроизводства.

Проблема ещё и в том, что лесопатологическое обследование проводят по внешним признакам: если крона, листва/хвоя дерева — зелёные, без повреждений, значит дерево здоровое. Бактериальная водянка — исключение: заражённое дерево в первый год может не иметь внешних признаков болезни, но уже инфицирует своих соседей. Только на следующий год у него начинает буреть хвоя, появляется избыточное смолотечение, поэтому при подозрении на бактериальную водянку необходимо проводить экспертизу путём взятия древесных проб.

Это заболевание требует особого контроля, активного подключения научного сообщества для поиска срочного решения по нейтрализации бактерии! В противном случае деревья продолжат заражаться. Единственная рекомендация на сегодняшний день — вырубать больные деревья в зимний период и сжигать на месте рубки, но, как вариант эффективного использования можно было бы использовать эту древесину для производства пеллет.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте «Сохранение лесов Сибири».

— Он появился в 2015 году, и его главная цель — сохранить тайгу и возродить леса сибирского кедра. Для этого налажено взаимодействие между органами власти, наукой и общественностью. В нашей команде специалисты Рослесхоза, Центра защиты леса, министерства лесного комплекса Иркутской области, всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства, сибирского института физиологии и биохимии растений, Новосибирского центра генетики, ассоциации «Байкальское содружество», представители бизнеса.

В первую очередь, для воспроизводства нужны питомники. По нашей инициативе в 2016 году правительство приняло постановление, согласно которому временные питомники были внесены в число объектов лесной инфраструктуры в эксплуатационных лесах.

Сейчас мы отрабатываем его на практике. Разработаны методичка и дорожная карта, которые помогут арендаторам, желающим создать питомник для восстановления своих лесных участков или выращивания посевного материала на продажу.

Первый кедровый питомник с открытой корневой системой заложен в Зиминском лесничестве в прошлом году, в Мегетском питомнике сделан пробный высев кедра с закрытой корневой системой.

На территории Усольского лесничества на средства лесозаготовительной компании «Лайм» создают экспериментальный питомник, где планируют проводить лесоустроительные и кадастровые работы, лесопатологическое обследование, лесовосстановление. Над подбором наиболее эффективных препаратов и методов оздоровления хвойных деревьев будут работать учёные, а данные о развитии саженцев направят в министерство лесного комплекса Иркутской области, Рослесхоз, ЦЗЛ. С помощью мониторинга планируют определить наиболее оптимальные условия для выздоровления кедровых лесов.

Проект «Сохранение лесов Сибири» предусматривает социально-экологические акции, направленные на развитие добровольческого движения, обучение и организация работы общественных инспекторов.

Мы разрабатываем предложения по усовершенствованию лесного законодательства. Ряд инициатив находится на рассмотрении в ГосДуме. Необходимо внести изменения в действующие нормативно-правовые акты, регулирующие проведение мероприятий по ликвидации очагов в водоохранных зонах, особо охраняемых природных территориях, рекреационных и защитных лесах. Требуется расширить ассортимент пестицидов и биологических средств защиты леса для борьбы с вредными организмами. Торги на право проведения работ по защите леса, по нашему мнению, нужно проводить в форме конкурсов и увеличить финансирование данных работ.

Что касается заказников, то наши эксперты считают: нужно решить вопрос установления их юридического статуса как земли особо охраняемых природных территорий регионального значения для перевода лесов из категории «эксплуатационные» — в «защитные».

Подводя итоги, отмечу, что к спасению сибирского леса нужно подходить комплексно, необходимо организовать полный цикл использования древесины. Это выигрышно и с экономической, и с экологической точки зрения. Не надо забывать: как гласит индейская пословица: «Мы не наследуем Землю от родителей, а берём её взаймы у детей!» И это не просто высокопарные слова.

Беседовала Елена Скуратова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №6 2018

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
система безопасности ограничения грузового момента

Метаморфозы: как превратить экскаватор в кран

Компания «Техстройконтракт» представила инновационную разработку, которая способна превратить экскаватор в полноценный кран...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.