Как защитить лес, которого нет? - Лесной комплекс
Как защитить лес, которого нет?

Как защитить лес, которого нет?

Леса, растущие на землях сельскохозяйственного назначения, по оценке «Гринпис России», занимают около 80 млн гектаров (почти 10% всех лесов страны). В большинстве случаев они оптимально подходят для ведения лесного хозяйства. Однако юридически их словно не существует. Этими богатыми ресурсами не только нельзя воспользоваться — запрещено даже защищать их от пожаров и вредителей, поскольку это противоречит закону.

Освоению лесов на землях сельскохозяйственного назначения мешают пробелы в лесном законодательстве — на данный момент у них нет чёткого правового статуса. Исправить ситуацию на федеральном уровне пытаются не первый год, однако воз и ныне там.

Вне правового поля

В январе текущего года был опубликован перечень президентских поручений по итогам заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека и встречи с уполномоченными по правам человека.

Одно из них предписывает Правительству РФ «принять меры, направленные на установление особенностей использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения, предусмотрев возможность осуществления на землях такой категории всех видов использования лесов без необходимости изменения формы собственности на земельные участки и изменения категории земель».

Это не первое поручение главы государства по данному вопросу. Ещё в 2013 году правительству было поручено «обеспечить внесение в законодательство Российской Федерации изменений, предусматривающих установление особенностей использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения и иных землях, не относящихся к землям лесного фонда».

Лес на земле сельхозназначения вна бывшей пашне, заброшенной около 25 лет
Фото: forestforum.ru. Лес на земле сельхозназначения на бывшей пашне, заброшенной около 25 лет

Изменения действительно внесли: в конце 2018 года в Лесном кодексе РФ появилась новая статья под номером 123 — «Леса на землях сельскохозяйственного назначения». Однако предусмотренный ею нормативный правовой акт «Особенности использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения» до сих пор не принят.

Ищи, кому выгодно

В прошлом году Минприроды России дважды выносило проект этого акта на общественное обсуждение, и оба раза он был отклонён. Причина в том, что документ предусматривал изъятие у прежних собственников земель сельхозназначения, на которых растёт лес, и перевод их в земли лесного фонда, то есть в собственность государства.

Если принять акт в таком виде, то собственники этих земель не смогут выращивать древесину для собственных нужд. Более того, за сам факт существования леса на своём участке они могут вовсе его лишиться или «попасть» на крупный штраф — до 700 000 рублей.

«В отсутствии ясного правового статуса у этих лесов заинтересованы очень многие чиновники и близкие к ним коммерсанты. Это позволяет им добывать хозяйственно ценную древесину без всяких норм и правил. Вот почему сопротивление появлению специального статуса у этих лесов колоссально», — считает руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко.

Впрочем, стоит отметить, что даже перевод бывших сельских лесов в лесной фонд не спасает их от незаконной вырубки. Органы местного самоуправления отдают их в аренду предпринимателям с целью ведения сельского хозяйства, а те массово и бесконтрольно вырубают и вывозят оттуда древесину. Такие случаи зафиксированы в целом ряде регионов, например в Свердловской области.

Так, в Красноуфимском районе арендатор в 2018 году взял у администрации 4 млн м2 земель со спелым лесом, чтобы перевести их в категорию земель сельхозназначения. Для этого он должен был их распахать и раскорчевать. Однако по факту лес только вырубали и продавали, ни о какой расчистке речь и не шла. Ущерб составил почти 416 млн рублей.

Нередко причиной незаконной рубки леса становится отсутствие актуальных данных о границах и состоянии участков. Из-за этого в Сысертском городском округе лесному фонду нанесли ущерб в размере 66,4 млн рублей. В 2018–2019 годах компания «Уральские нивы» вырубила деревья на площади более 11 га на территории Сысертского лесничества, полагая, что рубка проходит на землях сельхозназначения. Впоследствии выяснилось, что данный участок относится к лесному фонду.

Как защитить лес, которого нет?
Фото: treeography.com

Есть надежда

Нынешнее поручение президента звучит недвусмысленно: леса на сельхозземлях нужно сохранить, причём без изменения их категории.

«Из поручения ясно следует, что при соблюдении определённых правил выращивать лес на земле сельскохозяйственного назначения можно, а отнимать землю за то, что на ней располагается лес, нельзя. Собственник при этом должен иметь право на все законные виды использования лесов, в том числе связанные с ведением лесного хозяйства и выращиванием древесины.

Кроме того, в поручении говорится, что для выращивания леса на земле сельскохозяйственного назначения не нужно менять категорию земли. Это вполне соответствует как исторической российской, так и мировой практике. Лесоводство является одним из видов растениеводства, и нет ничего странного или страшного в том, что какие-то земли, наименее подходящие для выращивания продовольственных культур, используют для выращивания древесины.

Во всём мире сейчас получают самое широкое развитие разнообразные формы агролесоводства (когда земли сельхозназначения одновременно используют для выращивания и сельскохозяйственной, и лесной продукции), лесного фермерства и плантационного лесоразведения», — поясняет член Совета по развитию гражданского общества и правам человека, председатель постоянной комиссии по экологическим правам Сергей Цыпленков.

В своём поместье Яков Кузнецов высаживает кедровый сад
В своём поместье Яков Кузнецов высаживает кедровый сад

Рубить нельзя, проще сжечь

Бршенных сельхозземель, пригодных для выращивания леса, в нашей стране около 80 млн га

Во всём мире, но не в нашей стране. Уже не первый год природоохранные организации —Всемирный фонд дикой природы (WWF), «Гринпис России» и Лесной попечительский совет (FSC) — призывают власти «дать людям право выращивать лес на своей земле».

Под таким лозунгом они приглашают неравнодушных граждан подписать петицию о внесении изменений в лесное законодательство, чтобы придать лесам на сельхозземлях чёткий правовой статус.

«Сезон поджогов травы и лесных пожаров в России открыт. Вовсю горит европейская часть страны, Сибирь и Дальний Восток. Первыми от огня страдают самые близкие к людям леса — растущие на землях, предназначенных для сельского хозяйства.

За охрану таких лесов никто не отвечает, пожары в них не учитываются, поэтому ежегодно весной выгорают огромные площади, загораются торфяники, гибнут животные.

Отходить от правил использования земли (как они записаны в документах) запрещено. Поэтому складываются ситуации, когда на бумаге существует земля сельскохозяйственного назначения, в реальности непригодная для этой деятельности (овраги, неплодородная почва и т. д.) и поэтому никак и ни для чего другого не используемая.

На такой земле часто начинает расти самостоятельный и свободолюбивый лес. Но по правилам он не существует, его просто не должно быть!

Собственников вынуждают либо уничтожать лес на своих участках, либо платить крупный штраф (до 700 000 рублей) или даже отказываться от земли. Это несправедливо и глупо, и это является одним из главных мотивов поджогов — самого дешёвого способа избавиться от незаконного леса», — сказано в петиции.

По данным на конец апреля, её подписали более 100 000 человек.

«Многие собственники сельхоз-земель в России находятся в тупиковой ситуации и вынуждены либо отказываться от собственности на землю, либо уничтожать выросший лес, в том числе с помощью поджогов. При этом лесное фермерство и плантационное лесовыращивание уже доказали свою эффективность во многих странах мира, в том числе в США, Китае и Индии.

Частное лесное хозяйство позволило бы решить многие системные проблемы лесного сектора нашей страны и значительно расширило пригодные для лесопользования территории без потребности освоения ценных лесов», — говорит директор Лесного попечительского совета (FSC) России Николай Шматков.

Пока власти решают

Проблема «ничейности» сельских лесов, принадлежавших когда-то колхозам и совхозам, осложняет и без того непростую ситуацию в сельских лесных посёлках. Для их жителей возможность использовать в своих целях леса, выросшие на заброшенных сельскохозяйственных землях, — не роскошь, а необходимое условие для элементарного выживания.

«Этот лес может стать очень важным ресурсом для экономического развития неблагополучных сельских районов, дать множество постоянных рабочих мест — до 100 000 при вовлечении большинства заброшенных сельхозземель в продуктивное лесное хозяйство. И это без учёта переработки древесины и изготовления различной деревянной продукции», — подсчитал Алексей Ярошенко.

«В 2004 году категория «сельские леса» была упразднена. К лесам, предназначенным для обеспечения устойчивого развития сельских сообществ, получили доступ арендаторы. Местные сообщества оказались лишены лесных ресурсов. В результате земельных реформ в нашей стране колхозных лесов лишились жители сельскохозяйственных провинций, но они хотя бы получили свои земельные паи и наделы на полях и лугах.

А вот обитатели рабочих посёлков на местах бывших государственных леспромхозов в таёжной зоне были лишены доступа к наделам, способным обеспечить их существование. В современном лесном и природоохранном законодательстве существует значительный пробел, касающийся прав местных сельских сообществ и общественности в целом на участие в управлении лесами, лесопользовании и сохранении природных систем.

В последние десятилетия местные сообщества оказались в стороне от принятия решений по использованию природных ресурсов, от которых зависит их развитие. Это одна из главных причин очередного этапа разрушения многих сельских сообществ», — считает мастер леса Атымовского участкового лесничества в Ивдельском районе Свердловской области Яков Кузнецов.

Коренной житель таёжного посёлка Атымья в Северном Зауралье, он стал свидетелем этого разрушения, невольным, но не бездеятельным. Делом своей жизни Яков Генрихович считает сохранение традиций хозяйствования в таёжном селе, основу которых составляет бережное отношение к лесным ресурсам, их охрана и воспроизводство.

Леса на землях сельскохозяйственного назначения можно разделить на две категории

С этой целью вместе с братом Олегом он учредил неформальный Клуб друзей Атымьи «Сладкая река» для развития своей малой Родины через промыслы, ремёсла и сельский туризм. Участники клуба организуют субботники, мастер-классы и лесные уроки для детей, а ещё кологодные праздники — Коляду, Комоедицу, Купалу и Таусень.

На окраине посёлка Кузнецовы строят общественное пространство с живым музеем под открытым небом — «Двор таёжного крестьянина».

По мнению Якова Генриховича, обучение подрастающего поколения лесным промыслам и дереворемёслам, развитие лесного сельского туризма необходимо для понимания принципов освоения неистощимой русской тайги. Он вспоминает, что в местных сельских сообществах устойчивое управление лесами неизменно базировалось на чувстве меры и понимании того, что выгоды от большинства лесохозяйственных работ не сиюминутные.

Именно в силу отдалённости результатов в ряде случаев эти работы невозможно реализовать на принципах коммерции. А значит, к освоению таких лесов сегодня нужен иной подход.

Общественный лес

Леса, расположенные на землях лесного фонда, по целевому назначению подразделяют на защитные, эксплуатационные и резервные. Мастер леса Астымского лесничества считает, что нужно ввести дополнительную категорию — общественные леса.

К ним должны быть отнесены все припоселковые лесные участки, которые выполняют функции рекреации и поддержания экологической стабильности вокруг сельских поселений.

Как защитить лес, которого нет?

С юридической точки зрения целесообразно наделить общественный лес правами паркового лесничества. Лесопользование в нём будет малообъёмным, непрерывным, рациональным и неистощительным.

Оно ориентирует местное сообщество на экологически обоснованные рубки, внедрение мобильной лёгкой техники, энергетически автономное лесозаготовительное и деревообрабатывающее производство, собственную переработку недревесных лесных ресурсов.

«Общественные леса могут сохраняться бесконечно долго и давать отдачу при максимально полном вовлечении общественности в решение вопросов неистощительного использования их потенциала, сохранения целостности экосистем, повышения биологической продуктивности и экологической устойчивости», — убеждён Яков Кузнецов.

Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №3 2020

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Экскаватор Hyundai R520LC-9S

Экскаватор Hyundai R520LC-9S: производительность, надёжность, комфорт

Строительная техника корейского бренда, в частности — экскаваторы, пользуется большим спросом на российском рынке. Такая...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.