На больную, на мозоль - Лесной комплекс

На больную, на мозоль

По мнению вертикали власти, лесная отрасль проходит очередной этап оздоровления, несмотря на то, что сами хозяйственники, что варятся непосредственно в отраслевом котле, по-прежнему диагностируют ей обширный некроз. Более того, болезненность ситуации подкреплена не единичными случаями глубокого упадка и «разбазаривания» ресурсов. И эта больная мозоль не первый год заставляет и крупные, и мелкие предприятия и организации испытывать вполне реальные сложности в работе, а зачастую и вовсе сворачивать деятельность.

Солидный стаж в лесной теме позволяет многим хозяйственникам без лишней скромности говорить о наболевшем. И, как оказалось, таких откровений пруд-пруди. Кому только не пришлось испытать на собственной шкуре такие незавидные моменты как «динамо», алчность, желание спихнуть некачественный товар по цене качественного, обман, вождение за нос и ещё массу неприятных вещей при ведении дел. И это только одна сторона медали лесного бизнеса. Как кость в горле у большинства «лесовиков» вечный поиск квалифицированных кадров. Наряду с этим не меньше давит на «добробыт» отсутствие дешёвого и доступного сырья, современного оборудования и станков по приемлемой цене, кусачие ценники на энергоресурсы, кредитования на хороших условиях, несовершенства налоговой системы, большая концентрация конкурентов-иностранцев, сжатие рынков сбыта, множественность административных рычагов давления и невозможность планирования исходя из экономической ситуации и курса валют. А про штат рабочих вообще нет слов, куда Россия-матушка катится? Фактически поголовно исправно работают они до первой зарплаты, а после привести их в чувства не представляется возможным. Конечно, можно потратить уйму времени, чтоб подобрать всё же приличный персонал, но как-то всё больше наниматели довольствуются тем, что есть, как, впрочем, и во многом другом. К примеру, сегодняшнего лесозаготовщика очень волнует и даже терзает тема низкого процента использования сырья. Выход готовой продукции не превышает 30% от задекларированной древесины или лесобилета. При таком-то варварском использовании лесных ресурсов мы ещё хотим быть и рентабельными, и конкурентноспособными? На ЦБК, где использование древесины приближается к 100%, с экономикой всё в порядке, а вот на предприятиях средней и малой мощности картина складывается вовсе не радужная. Им как воздух необходимы технологии, позволяющие эффективно использовать лесные ресурсы. А на практике, получается, что если научились сушить, строгать и склеивать, то это уже глубокая переработка. Где же эта хвалёная глубина? На выходе 30% готовой продукции — это и есть глубина? Далеко ходить не надо, страны-конкуренты демонстрируют совсем иные показатели безотходной переработки даже на малых предприятиях, однако там и подход к бизнесу иной — как государства, так и самих лесозаготовителей.

Когда хата с краю

Другой не менее важной проблемой лесохозяйственники считают отсутствие инфраструктуры. И действительно, состояние лесных дорог, а также их отсутствие в разрабатываемом регионе нагнетает обстановку. До сих пор не ясно, кто обязан следить за транспортными артериями в лесах и ратовать за их сохранность. По сей день арендаторы, кто во что горазд, мостят подъездные пути от мест заготовок до складов и пунктов переработки за свои кровные. А с истощением близлежащих сырьевых баз протяжённость усов и периметр охвата увеличивается в разы. К тому же практически каждый сезон часть из них выходит из строя и, соответственно, требуют денежных средств на ремонт. Жалуются лесозаготовители и на то, что лес раздают кому попало, и получить хороший участок просто нереально. Поэтому и гудят меж собой как пчёлы в улье на отраслевых форумах предприимчивые лесники, предлагая развивать инфраструктуру в лесах, сделать более прозрачной систему выделения делян, запретить экспорт круглого леса вообще, а доску транспортную обложить пошлиной. Безусловно, «узких» мест в лесной отрасли с каждым годом не уменьшается, но и говорить о полном бездействии власти не приходится. Хотя вопросов, которые не должны откладывать в долгий ящик, по-прежнему много, и решаются они не так скоро, как хотелось бы лесозаготовителям.

А где возьмёшь?

Так принято в лесопереработке, как и в любом бизнесе: как только рентабельность превышает 15%, так туда устремляется капитал. Просто так, за красивые глаза никто и копейки не вложит в развитие предприятия. Кто-то возможно и хотел бы взять кредит, но кто ж его даст под хороший процент, да ещё и без обеспечения активов. Банковским структурам и подавно не нужны неспиленные балансы и эксплуатируемая лесная техника. Вот и получается основная тягота лесного бизнеса: нашел «кошелек», пересчитал — не хватает. И производитель крутится как белка в колесе, сначала находит оптовика, договаривается обо всём, а потом обязательно пытается выяснить, кому и каким образом он всё это продает и можно ли примерить такую модель на себя. Ведь кушать хочется всегда и не только хлеб с маслом.

Переработчики утверждают, что если взять две основополагающие, на которых построен этот бизнес: — сырьё и станки как основы производства — то те, кто продаёт сырьё на корню, в основной массе не могут ответить на вопрос: сколько точно кубов и какого леса на деляне. А те, кто продаёт станки, не могут точно сказать о производительности, выходе и ресурсе работы оборудования. При том, что и те, и другие занимаются своим делом десятки лет. И таких «спецов» на самом деле встречается много. Как признаются сами лесники, пройдя определенный путь, учишься ловить рыбу в этой мутной воде. В этой сфере очень многое идёт вразрез с логикой, здравым смыслом и прагматизмом. Та ситуация, что сложилась, например, сегодня на рынке пиломатериалов и «строганины» является результатом двух составляющих. Во-первых, переизбытка данной продукции на внутреннем рынке из-за большой концентрации мелких производств, появившихся в праздные 2000-е годы. Причём продукции очень низкого качества и по невысокой цене. А во-вторых, сыграли роль условия для реального сокращения доходов населения, из-за чего происходит снижение спроса, а значит самих продаж. И как бы не посыпали производственники головы вертикали власти пеплом, пройти через процесс адаптации придётся, и скорее всего не раз. Ибо никто не позаботится о процветании твоего бизнеса вместо тебя. Поэтому грамотные матёрые лесники придерживаются изречения всемирно известного Генри Форда: «Есть одно правило для промышленника, и оно в том, чтобы производить товар наилучшего качества по насколько возможной низкой цене, платя как можно более высокую зарплату». Только в этом случае будут и волки сыты, и овцы целы.

А те, кто много повидал «прибыльности» лесного бизнеса, отмечают, что раз бюджетники привыкли очень хорошо кушать, и будут делать всё, что бы стол их не оскудевал, то следует ожидать того, что будут отнимать быстро и много. А тем, кто задаётся вопросом, а чего это государство вплотную не занимается лесной отраслью, стоит наконец-то уяснить, что у него нет столько денег, чтобы бросать их на ветер, но есть чёткое представление, как это было невыгодно в советский период, и кто будет работать на подобных предприятиях сегодня. Если уже второе поколение всё чаще прикладывается к бутылке, а третье постепенно и уверенно начинает деградировать.

Поэтому им надо создать иллюзию, что это выгодно, пусть пытаются — именно таким видится решение проблем отрасли властью глазами многих лесников. Конечно, недовольство пришло не само по себе, а после осознания того, что на самом деле «рог изобилия», из которого как манна небесная когда-то сыпались заказы, покинул страну навсегда, а появление нового в ближайшее время не предвидится. Так что выходит, что останутся в отрасли только альтруисты, принося себя в жертву и получающие взамен что-то плохо напоминающее прибыль, да и то для заказчика. Некоторые считают, заготовителей круглого леса, поймали этим кризисом, что называется «на орех», так же как мартышек ловят в Индии. Резкий подъём курса негативно отразился на продажах, и стоимость кругляка снизилась на 50-70%. Как в дальнейшем будет складываться ситуация, точно сказать нельзя, но есть предположения, что сейчас это всего лишь лёгкий бриз перед ураганом.

Чего нет — того нет

Сокрушается нынешний лесопереработчик и по поводу экспорта. Оно и понятно: каждый жаждет притока валюты, но не каждый может дать конкурентный товар. Всё дело в том, что пиломатериал на экспорт уходит по весьма заманчивой цене в валюте. Причём цена фиксированная, например, 150 долларов за кубометр и выше, но импортёру зачастую нужны объёмы пиломатериала от двух-трёх вагонов в неделю, а то и больше. А многие ли способны дать такой объём? Качество и геометрия должны быть дискового пиления, причём с многопилов, а не с разных углопилов и дисковых станков горизонтального пиления. Многие качество пиления дают, а геометрию нет. То волны нет, но толщины играют. На входе одна, на выходе другая, и ничего тут не поделаешь — от станков это не зависит. «Только дисковые многопильные станки дают нужную геометрию», — считают те, кто попробовал на себе различное оборудование. Затем сортировка, которой в России занимаются на средних и крупных предприятиях, а малый бизнес об это даже не помышляет. Прошлая волна кризиса легко давала возможность развиться малому бизнесу, а сегодня всё по-другому. В те времена народу активно индексировали пенсии и зарплаты, повышали оклады, а потому покупательская способность граждан в рублёвом секторе росла, а сегодня происходит наоборот. Зарплаты не растут, с пенсиями дела обстоят так же, спрос снижается повально на всё. То же происходит в строительной и в лесной отраслях. А значит, сворачиваются и будут сворачиваться мелкие лесопилки, будет падать цена на пиломатериал и продукцию лесопереработки в целом. А ужесточение контроля над оборотом круглого леса явно сократит популяцию «серых» лесопилок, что как раз несколько снизит «ценовой обвал» на пиломатериалы.

Гордиев узел

Текущее использование лесного фонда, по мнению многих лесников, неэффективно. Им арендная плата, мягко говоря, связывает руки. А период, когда на дворе аномальная зима, и вовсе сбивает привычный ритм работы, и организации подвергаются неоправданным рискам. Некоторые сторонние наблюдатели считают, что лесопереработчикам следует ежегодно подавать декларацию на вырубку определённых объёмов леса, предварительно оценивая свои силы на сезон лесозаготовки. Если синоптики предрекают тёплую зиму, то предприятиям можно указать в декларации наименьший объём, и внести за него арендную плату. Следуя такой схеме, компании-лесозаготовители снижают вероятность оказаться в весьма непростой ситуации.

Например, власти Томской области, столкнувшись с аномальными природными условиями в зимний период, сразу же выказали обеспокоенность и были готовы к снижению объёмов лесозаготовки. Поскольку из-за природных катаклизмов лесозаготовители не смогли вовремя вывести свою технику на арендованные участки. В сложном положении оказались те, кто совсем недавно зашёл в лес на болотистую почву и имеет мало опыта работы в подобных условиях, а их, к сожалению, идеальными вряд ли назовёшь. К тому же о техническом перевооружении многие участники лесозаготовительного сектора даже и не думает, а если и рассуждает, то, вероятно, не хватает для обновления средств.

Сегодня всё чаще на официальных «раутах» рассуждают о развитии государственно-частного партнёрства. Сотрясают воздух подобные призывы часто, но примеров такой консолидации — как кот наплакал и то по какой-нибудь госпрограмме. Конечно же, компании, в чьих руках лес находится в аренде в течение 49 лет, целесообразно вложить средства в строительство хорошей дороги и чтоб государство приняло в этом активное участие. Львиная доля участников лесного кластера хотели бы, чтобы дороги всё же получили иной официальный статус и были переведены из лесных в нелесные. Но пока арендаторы остаются наедине с бездорожьем и самостоятельно создают себе транспортную сеть. А управленческая вертикаль не спешит выказать свою полную готовность принимать необходимые меры в лесной отрасли. Всё больше госаппарат винит во всём кризис.

К сожалению, то, с чем сегодня приходится жить лесохозяйственникам, происходило и в других секторах нашей экономики и даже не один раз. Рентабельность падала, издержки росли, мелкие игроки разорялись и уходили с рынка. Происходили объединения, слияния и поглощения. В итоге на рынке оставалась пара-тройка крупных, которые контролировали до 50-70% рынка, и избранные мелкие, которые находили либо свою специфическую нишу, либо, используя некие ресурсы, пристроились к крупным потребителям. И так происходит раз за разом на очень многих рынках. И это реальность, от которой не уйти. Другое дело, что лесопереработка — достаточно специфический вид бизнеса, где ожидать укрупнения, скорее всего не стоит. По логистике, рентабельнее первичную переработку делать максимально приближенной к заготовке. Но тенденции везде одинаковы. Поэтому конкуренция будет возрастать, ведь в борьбу уже сейчас вовлечены не только отечественные, но и зарубежные игроки.

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №1 2017

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Экскаватор Hyundai R520LC-9S

Экскаватор Hyundai R520LC-9S: производительность, надёжность, комфорт

Строительная техника корейского бренда, в частности — экскаваторы, пользуется большим спросом на российском рынке. Такая...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.