Деревянный Клондайк? | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть
Производство пеллет (древесных гранул)

Деревянный Клондайк?

Теплотворная способность пеллет (древесных гранул) — 6 000–7 000 килокалорий на килограмм. Это в полтора раза больше, чем дает древесина, и сравнимо с углем. Килограмм топливных брикетов из древесины (евродров) дает 4 000–5 000 килокалорий. Эксперты предрекают пеллетным и брикетным технологиям переработки древесных отходов большое будущее.

В Северной Америке действует около ста пеллетных производств. Самый крупный завод в мире, Green Circle, работает в США и производит около 550 000 тыс. т древесных гранул в год. В Китае более популярны топливные брикеты.

В Европе сегодня на пеллетах работают домашние и коммунальные котельные, предприятия и электростанции достаточно большой мощности. И аппетиты постоянно растут: налог на выбросы СО2, введенный в Старом Свете в 1992 году, стимулирует европейцев активно переходить на биотопливо.

Сейчас в Европе действует около трехсот заводов, общая мощность которых более 4,5 миллионов тонн пеллет в год. Ежегодная потребность европейских стран в древесном биотопливе «высокого передела» оценивается экспертами примерно в 10 млн т. Часть покрывается поставками из России. Отечественные предприятия завозят на европейский рынок около 500 000–700 000 т пеллет в год, более половины всего производимого объема.

Судя по всему, именно европейское направление будет основным для российских производителей биотоплива в ближайшие годы. Тонна пеллет в Европе стоит до 200 долларов. А объемы их поставок в европейские страны из России, по мнению экспертов, к 2020 году могут достичь шести-восьми миллионов тонн в год, потеснив твердое древесное топливо из Канады и США.

Транспортное плечо

Однако использовать хороший экспортный потенциал удастся не всем отечественным заводам, полагают специалисты.

«Успешно работают на экспорт предприятия, расположенные рядом с морскими портами, например, возле Санкт-Петербурга. У них достаточно сырья в непосредственной близости, и в то же время самое короткое транспортное плечо. Это делает производство пеллет и их продажу за рубеж максимально выгодным», — объясняет кандидат технических наук, заведующий кафедрой теплотехники Сибирского государственного технологического университета Александр Орлов.

Сибирским производителям в этом плане повезло меньше. При наличии огромных запасов древесного «неликвида» и сравнительно невысокой себестоимости производства до крупных рынков сбыта слишком далеко. Транспортные расходы съедают значительную часть прибыли. Выигрывать в таких условиях могут только крупные производители с налаженной транспортной логистикой. Так, красноярская деревообрабатывающая компания «Енисей» поставляет свои пеллеты в Данию, и успешно конкурирует на рынке европейской части России. Однако это, скорее, исключение.

Черный конкурент

В самой России потребность в биотопливе из древесины растет, но ему приходится конкурировать с углем — самым дешевым энергоносителем, которого у нас в избытке. Причем в разных регионах сценарии соперничества разные.

Так, в европейской части страны уголь в качестве топлива для котельных все еще сохраняет лидирующие позиции за счет технологической инертности. Менять или модернизировать оборудование, работающее на угле, затратно.

Кандидат технических наук, заведующий кафедрой теплотехники СибГТУ (г. Красноярск) Александр Орлов
Кандидат технических наук, заведующий кафедрой теплотехники СибГТУ (г. Красноярск) Александр Орлов

«Исследования показали, что коэффициент полезного действия котельных установок на угле, отработавших несколько десятков лет, чрезвычайно низок — не выше 40%. До 2014 года замена старых угольных котлов на пеллетные в центральной части России шла довольно активно, особенно в сегменте индивидуального домовладения. Однако рост курса доллара и евро затормозил процесс, ведь комплектующие пеллетных котлов в большей части импортные», — говорит Александр Орлов.

В регионах, где в больших масштабах добывается бурый уголь, древесные пеллеты и евродрова особым спросом не пользуются. Например, в Красноярском крае котельные и ТЭЦ в основном работают на угле.

«Здесь много бурого угля, который нельзя транспортировать на большие расстояния. Это местный вид топлива, и сегодня он самый дешевый, — объясняет зав. кафедрой теплотехники СибГТУ. — Особенно яркие последствия такой энергетической «политики» мы можем наблюдать в Красноярске, где нередко объявляют режим «черного неба».

Бурый уголь, сгорая, оставляет после себя не меньше 25% золы от своего исходного веса, а в атмосферу выделяется большое количество сернистого газа (SO2) и серного газа (SO3). При сжигании древесных брикетов и пеллет образуется всего 0,5–1% золы, которую можно использовать как эффективное удобрение.

Конвейер с пеллетами

В ожидании перемен

«Среднее или крупное производство пеллет или брикетов в Сибири сегодня не найдет сбыта, а приобретать оборудование, чтобы выпускать небольшие партии, невыгодно. Поэтому, если, например, говорить о Красноярском крае, то производство пеллет и топливных брикетов пока можно рассматривать в основном в качестве инструмента для утилизации собственных отходов лесозаготовительных и лесоперерабатывающих компаний. За счет продажи биотоплива предприятие сможет окупить свои расходы на их производство, но значительных доходов не получит», — считает Александр Орлов.

Однако даже такой вариант подходит далеко не всем. В Северо-Западном Федеральном округе России многие ЦБК и деревообрабатывающие комплексы переходят на использование отходов для своих нужд и продают пеллеты. А вот у лесозаготовителей, говорят специалисты, средств на покупку линий по выпуску биотоплива нет. Даже оборудование для производства топливных брикетов (евродров), которое стоит дешевле пеллетных линий, приобретать они не торопятся.

Вместо того, чтобы получать прибыль из мусора, большинство лесозаготовителей предпочитают оставлять древесные отходы на местах заготовки леса. А если занимаются переработкой древесины — вывозить на свалки и платить за утилизацию до 3 000 рублей за 5–7 кубометров.

При установке линии по переработке древесных отходов даже самой минимальной производительности можно перерабатывать до 16 000 м3 отходов древесины в год.

«Если компания поставит у себя линию по выпуску евродров, она сможет перерабатывать отходы прямо на лесосеке. Не придется платить за вывоз и утилизацию, можно будет использовать брикеты для своих нужд или продавать, — говорит директор красноярской компании «Fateev companY» («Фатеев Компани») Артем Фатеев. — Тем не менее, мало кто из лесозаготовителей выбирает такой вариант: у них нет денег, чтобы купить даже линию за три миллиона рублей. Я считаю, что ситуацию можно было бы изменить при условии активной поддержки лесопереработчиков Администрациями районов. Администрация должна проявлять интерес к данному направлению не только на бумаге, создавая различные программы для этого, но и помогать в ускорении процесса получения субсидий, предусмотренных этими программами. На сегодняшний день у лесопереработчиков есть заинтересованность в развитии направления переработки древесных отходов, но им необходима поддержка.

Например, местный или региональный бюджет может компенсировать лесозаготовителям 30% затрат на приобретение оборудования. Иначе все останется как прежде, несмотря на предписания пожарной инспекции и требования прокуратуры».

Сегодня в России, по оценкам специалистов, на лесосеках остается до 7% древесных отходов, пригодных для изготовления экотоплива — 40–60 м3 на одном гектаре.

Ликвидный продукт

Тем не менее, уверены производители и поставщики оборудования для производства древесных гранул и евродров, выпуск такой продукции сегодня можно назвать одним из самых интересных и перспективных направлений в России.

«В России и во всем мире чрезвычайно выгодно заниматься такого рода бизнесом. Утилизация древесных отходов в месте их образования позволяет решать не только экологические проблемы, но и получать высоколиквидную товарную продукцию (моторное и котельное топливо, брикетированное древесноугольное топливо либо активированный уголь)», — считает главный инженер и эксперт ООО «СНДВ» Александр Тотов (г. Коломна).

Европейский пример

«Думаю, через несколько лет внутренний российский рынок древесных гранул и брикетов подрастет. И даже небольшие пеллетные производства в той же Сибири будут рентабельны. В первую очередь, в плане перевода теплоснабжения пригородных коттеджных поселков, особенно строящихся, на древесное биотопливо. Это позволит решить проблему выбросов: не будет ни черного дыма от угля, ни сажи. У нас также много лесных поселков, которые привыкли сидеть на угольной «игле» в то время, как вокруг лежат тысячи тонн древесных отходов. Но чтобы они начали переходить на биотопливо, требуется государственная поддержка — в виде целевых бюджетных субсидий на покупку оборудования по производству пеллет и евродров, а также пеллетных котлов, льготного кредитования, таможенных льгот на ввоз оборудования и так далее», — рассуждает заведующий кафедрой СГТУ.

Ванна с пеллетами

В этом плане показателен пример Европы, где индустрия древесного биотоплива развивается рекордными темпами. На старте «зеленой» древесной энергетики в начале 2000-х ее становление здесь было вложено немало государственных средств. Нидерланды только за четыре года потратили около 642 миллионов евро на стимулирование внедрения биотоплива.

В России в 2010 году приняли госпрограмму по энергосбережению и повышению энергетической эффективности до 2020 года, в которой о биотопливе упоминается лишь вскользь. Но некоторые шаги в этом направлении все-таки делаются. Осенью 2014 года власти Московской области, например, вынесли решение об использовании переработанной в пеллеты низкосортной древесины на энергетических предприятиях жилищно-коммунального хозяйства Подмосковья.

Пеллеты или брикеты?

Пока в тандеме пеллеты-брикеты лидируют древесные гранулы. Соотношение объема выпуска первых ко вторым — примерно 20:1.

В Европе приняты ограничения по диаметру гранул для классов ENplus А1, А2 и B — 6 мм и 8 мм (плюс-минус 1 мм). Гранулы с высоким содержанием коры называют темными, с низким — светлыми. Относительно качества пеллет каждая страна руководствуется своими правилами. В Европе разрабатывается единый европейский стандарт. В России ГОСТа на топливные гранулы нет.

Топливные брикеты можно использовать не только в твердотопливных котлах, но и в обычных печах и каминах. Они выпускаются в виде шайб, кирпичиков, цилиндров или многогранников с продольным отверстием. У больших брикетов длиной 25 см и диаметром 6 см есть продольные отверстия, которые служат для создания тяги.

Глобальный запас

Сырья — древесной коры, опилок, щепы, малоценной мягколиственной, тонкомерной, лежалой древесины, отходов производств MDF и ДСП — для твердого древесного топлива в мире достаточно. На типичной российской лесопилке в результате переработки 60% кругляка «трансформируется» в доски, 12% — в опилки, 6% — в концевые обрезки, 22% — в горбыль и обрезки кромок. То есть 40% древесины может идти на производство биотоплива.

Пеллеты

Около двух третей мировых запасов исходного материала для изготовления древесных брикетов и гранул сосредоточено в США, Канаде, Китае, Бразилии и России. Если учесть, что одна тонна пеллет получается из 6 кубометров опилок, только в этих странах можно выпускать до 13 млн т топливных гранул ежегодно..

«Вся «зеленая» энергетика рентабельна при цене за баррель нефти выше 70 долларов. В предыдущие годы на фоне высокой стоимости нефти было произведено и продано много пеллетных котлов — для теплоснабжения индивидуальных жилых домов и целых поселков.

Сегодня этот сегмент находится в стабильном состоянии: кто купил котлы, продолжает их эксплуатировать. Существенного прироста новых потребителей не наблюдается. Но в дальнейшем доля выработки энергии на древесном биотопливе снижаться не будет, напротив, будет расти», – заверил кандидат технических наук, заведующий кафедрой теплотехники Сибирского государственного технологического университета Александр Орлов.

Генеральный директор компании «Гран» Алексей Уланов
Генеральный директор компании «Гран» Алексей Уланов


«Если говорить про пеллеты, то основное преимущество здесь — стабильный и постоянно растущий спрос. Причем круглый год, несмотря на кризисы и другие факторы. Проблемы с реализацией конечного продукта практически отсутствуют. А наше оборудование не требует изначально крупных затрат. Это не какая-то сложная технологическая линия, а просто станки, которым не требуется организация многоступенчатых технологических процессов. Их можно перемещать практически без затрат в любое место, без необходимости монтажных и наладочных работ. Большинство наших клиентов продают пеллеты на внутренний рынок. Причем оборудование работает не только на дереве. Примерно 20% наших клиентов используют в качестве сырья солому, макулатуру, торф, лузгу, древесный уголь и даже технический углерод», – рассказал генеральный директор компании «Гран» Алексей Уланов.

Текст: Наталья Демшина

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №4 2015

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Hyundai HL760-9S

Фронтальный погрузчик Hyundai HL760-9S: востребованный и универсальный

Один из наиболее популярных и востребованных видов машин на рынке спецтехники — это фронтальные погрузчики. И в этом нет...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.