Роль спецтехники в тушении лесных пожаров | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть
Тушение лесных пожаров — вопрос техники или стратегии?
Фото: министерство лесного хозяйства Красноярского края

Роль спецтехники в тушении лесных пожаров

Лесные пожары — проблема крайне масштабная, и столь же масштабны её причины. Здесь можно говорить и о человеческом разгильдяйстве, и о неэффективной системе мониторинга, и о нерациональном финансировании, и о многих других вещах. В данной статье мы поговорим о технике, которую в регионах используют для борьбы с огненной стихией. Всегда ли это лучшие решения из возможных?

Ситуация с укомплектованностью техникой лесопожарных структур существенно отличается от региона к региону. Но в целом они, скорее, недооснащены, считают производители и поставщики этого оборудования. И хотя реализация федерального проекта «Сохранение лесов» отчасти выправляет положение по сравнению с тем, что было в 2018 году, на взгляд специалистов, этого недостаточно.

Сложности выбора

«Что касается современности и эффективности оборудования, тут тоже есть много вопросов. Большинство заказчиков изначально ориентируются на лучшие образцы техники с точки зрения их потребительских свойств, которые включают в себя надёжность, долговечность, ремонтопригодность, стоимость обслуживания и ещё массу параметров.

Они стараются выбирать продукцию, доказавшую свою эффективность в специфических для конкретного пользователя условиях, таких как климатические особенности региона, рельеф, наличие дорожной сети, лесорастительные условия и многое другое. Однако много и таких, кто боится контролирующих органов и предъявляет минимальные требования к продукции, чтобы не быть обвинённым в нарушении конкуренции.

Также нужно учитывать, что вся система госзакупок вкупе с проводимой государством политикой импортозамещения не всегда позволяет заказчикам получать качественную и современную технику. В дополнение к этому от лесопожарных структур требуют как можно более оперативного освоения финансирования по федеральному проекту. Это открывает колоссальные возможности для недобросовестных поставщиков, которые ими с удовольствием пользуются — сбивают цены и поставляют продукцию самого низкого качества, не соответствующую условиям контрактов.

Но заказчики её принимают, потому что им нужно своевременно отчитаться о выполнении федерального проекта. А на то, чтобы инициировать процесс расторжения контракта, нужно время. К тому же многие заказчики просто не умеют этого делать, у них в штате нет людей, которые должны отвечать за это. В таком случае деньги, выделенные по федеральному проекту, будут использованы неэффективно. Значительная часть полученного оборудования либо изначально окажется неприменима в реальной работе, либо быстро придёт в негодность», — считает директор ООО «Лесхозснаб» Константин Филимонов.

Лесная специфика: особенности тушения лесных пожаров

Ключевая особенность лесопожарного оборудования — способность тушить пожары малым количеством воды, напоминает эксперт. И проявляется она тем сильнее, чем более удалёнными и труднодоступными являются места потенциального возникновения лесного пожара.

«Любое «гражданское» пожарное оборудование рассчитано на то, что вода есть всегда в любом количестве, в лесу же всё совершенно иначе. Часто основным средством тушения лесного пожара является ручной инструмент: лопата, мотыга, бензопила, которым вообще не нужна вода. Это вам подтвердит любой десантник-пожарный. Если говорить про технику, то ключевые качества — это, конечно, манёвренность, высокая проходимость, лёгкость, неприхотливость в обслуживании.

Большинство оборудования достаточно универсально и используется везде. Разница лишь в пропорциях использования тех или иных средств пожаротушения применительно к конкретной ситуации. В этом можно легко убедиться, если посмотреть нормы оснащения лесопожарных формирований, прописанные в Распоряжении Правительства 1605-р от 19.07.2019 г. Там видно, что для каждого региона России используется приблизительно одна и та же техника, просто в разных количествах», — рассказывает Константин Филимонов.

На тяжёлую технику делают в этом году ставку в Красноярском крае — одном из самых горимых регионов. По данным пресс-службы краевого минлесхоза, КГАУ «Лесопожарный центр» в этом году получит 80 единиц техники и 232 единицы оборудования, которые распределят между лесопожарными станциями края.

Помимо традиционных гусеничных тракторов и тягачей для их транспортировки, лесопатрульных комплексов на базе УАЗ «Фермер» и вахтовых автобусов «Урал», лесопожарные формирования в этом году получат новые полноприводные грузовые автомобили и вездеходы, а также квадроциклы и прицепы для их перевозки. Не обойдётся и без высоких технологий: в край уже поступили 5 беспилотных летательных аппаратов, 100 GPS-навигаторов, 11 спутниковых телефонов.

«Лесные дороги требуют высокопроходимой, манёвренной и надёжной техники. Важным критерием является простота обслуживания, чтобы в случае поломки в лесу водитель мог самостоятельно устранить неисправность. Есть, конечно, специфические требования. Например, пожарная цистерна «Егерь II» оснащена механической лебёдкой, с помощью которой машину можно самостоятельно вытащить, если она застрянет в болотистой почве.

Несмотря на внешнее сходство, эти цистерны отличаются от тех, что используют пожарные службы МЧС: они легче, что обеспечивает им большую манёвренность. А вот тралы, напротив, мы закупаем тяжёлые и мощные, чтобы они могли перевозить гусеничную технику.

Подразделения лесопожарного центра, как наземные, так и авиаотделения, укомплектованы и готовы к пожароопасному сезону. Конечно, потребность в обновлении автопарка есть всегда, поскольку техника, особенно та, которая используется в труднопроходимой местности, со временем выходит из строя, требует ремонта. Кроме того, на смену устаревшим моделям появляются новые, с улучшенными характеристиками.

Однако благодаря нацпроекту «Экология» за последние два года удалось значительно обновить материально-техническую базу лесопожарных формирований края. С начала его реализации регион получил 137 единиц техники, 1590 единиц снаряжения и оборудования на общую сумму 535 млн рублей», — пояснили в пресс-службе регионального министерства лесного хозяйства.

Чтобы понять, много это или мало, попробуем соотнести эти данные с лесными показателями. В прошлом году в регионе произошло 1386 пожаров на общей площади 460 000 га. В пиковые периоды к их тушению привле-кали 1400 человек, 170 единиц техники и 30 воздушных судов. В минлесхозе подчеркнули, что около половины транспортных средств были закуплены как раз по федеральной программе со-хранения лесов.

И всё же этого оказалось недостаточно: федеральному оперштабу по борьбе с лесными пожарами пришлось нарастить краевую группировку лесопожарных формирований за счёт авиапожарных из других регионов страны. Большинство возгораний было зафиксировано на труднодоступных территориях и в так называемых зонах контроля, а это более 120 млн га — большая часть всех лесных площадей края. Из-за отсутствия дорог технику туда доставить невозможно, какой бы современной они ни была.

Ответственность арендаторов лесных участков

Не будем забывать и о роли лесопользователей в предотвращении и тушении лесных пожаров. Каков их вклад в решение этой, без преувеличения, общероссийской проблемы? Ведь от огня страдают не только те, кто имеет отношение к лесной отрасли, но все категории населения.

«В соответствии с изменениями Федерального закона N° 3-ФЗ от 04.02.2021 арендаторы лесных участков при обнаружении лесного пожара на своей территории обязаны не только немедленно сообщать в диспетчерскую службу, но и принимать участие в тушении. К примеру, в течение пожароопасного сезона 2020 года в крае было привлечено более 2200 человек от арендаторов лесных участков и 365 единиц техники. С участием лесопользователей ликвидировано 254 возгорания.

Ежегодно в преддверии пожароопасного сезона в крае проводят проверки арендаторов лесных участков. Контроль осуществляют лесные инспекторы со специалистами лесничеств края. В этом году такую проверку прошли около 1000 лесозаготовителей. Её результаты показали, что техника и противопожарный инвентарь, которые при необходимости будут применяться при тушении возгораний, у арендаторов есть и готовы к применению. В этом году в случае необходимости будет привлечено до 900 единиц техники и более 1700 человек.

Кроме того, к началу пожароопасного сезона лесозаготовители должны выполнить ряд противопожарных мероприятий, предусмотренных проектами освоения лесов, в том числе благоустроить лесные дороги, создать и обновить минерализованные полосы на арендованных участках, обустроить места отдыха, установить аншлаги», — пояснили в минлесхозе Красноярского края.

Но есть и другая точка зрения на этот вопрос.

«У лесозаготовителей нет качественной лесопожарной техники, и вкладываться в это направление им в наших реалиях не выгодно. Государство же печётся о том, чтобы получить из леса максимум деловой древесины, а те участки, которые недоступны для лесозаготовки, пусть горят — их тушат только на бумаге. Рапортуют: за 4 дня подразделение из 30 человек подготовило полосу-барьер длиной 15 км. А в чём смысл этого труда?

Такую полосу в самых сложных условиях можно создать всего за два часа, используя одну комбинированную машину с одним оператором. Теперь прикинем: в какую цену обойдётся такая же полоса, но длиной 100 км, по концепции Минлесхоза и по современной технологии? И сколько леса мы потеряем, пока будем вручную копать эти полосы, пробираться к очагам возгорания при помощи лопат и топоров и тушить их, используя всё те же ручные средства пожаротушения?

Считаю, пора ставить вопрос ребром: леса отдавать лесникам, а лесопожарную тему, как и лесовосстановление и утилизацию порубочных остатков, поручить лесничествам. Лесозаготовители в этой цепочке останутся пользователями и за пользование лесными ресурсами будут платить, в том числе за охрану этих ресурсов от пожаров», — такое решение считает эффективным генеральный директор Forest Machines Wood Production, LLC Олег Чистяков.

Тактические учения ГБУ ТО «Тюменская авиабаза»
Тактические учения ГБУ ТО «Тюменская авиабаза». Фото: dlk.admtyumen.ru

Не лучшее решение

Не секрет, что до недавнего времени лесную отрасль финансировали из рук вон плохо, и на обновление лесопожарной техники выделяемых средств явно не хватало. Два года назад ситуация изменилась: в 2019-м на замену изношенного оборудования было выделено 6,3 млрд рублей, в 2020-м — ещё 3,2 млрд. Всего по федеральному проекту «Сохранение лесов» нацпроекта «Экология» до 2024 года запланированы расходы в размере 22,5 млрд рублей на оснащение лесхозов пожарной техникой.

По замыслу авторов проекта, новое оборудование позволит повысить оперативность тушения лесных пожаров, снизить ущерб от них и тем самым достигнуть конечной цели проекта — обеспечить 100% баланс выбытия и воспроизводства лесов.

Логика простая и понятная, но в своих оценках разработчики явно просчитались. Счётная палата, оценивая промежуточные результаты реализации программы, пришла к выводу, что заложенных в ней средств не хватит, чтобы регионы могли эффективно противостоять пожарам. Проверка показала, что нормативы обеспеченности регионов лесопожарной техникой, на основе которых осуществлялся расчёт финансирования, не учитывали региональных особенностей отдельных субъектов РФ, их природно-климатических и ландшафтных характеристик. В результате по одним регионам нормативы оказались избыточны, а по другим — недостаточны.

Также аналитики установили, что оборудование, приобретённое в 2019 и 2020 годах, можно использовать только на 16% площади лесного фонда. Из-за отсутствия дорог закупленные машины просто не пройдут на остальные территории, которые относятся к зонам авиационного обнаружения и тушения и зонам исключительного обнаружения с помощью космических средств и преимущественно авиационного тушения.

«Кроме того, объёмы финансового обеспечения реализации федерального проекта и его результат в части оснащения регионов лесопожарной техникой (оборудованием) рассчитаны на основании примерного перечня пожарной техники, оборудования, инвентаря, средств связи, оснастки и вспомогательных материалов, закрепляемых за пожарно-химическими станциями. Однако Приказ N° 167 утверждён до принятия Лесного кодекса в 2006 году.

Виды техники, оборудования, противопожарного снаряжения и инвентаря, определённые указанным перечнем, в настоящее время морально устарели или сняты с производства. Например, Приказом N° 167 предусмотрен тяжёлый мотоцикл с коляской 22–32 л. с. (в настоящее время заменён на вездеходы (мотовездеходы) общей массой до 0,6 т), при этом в него не включены, например, приборы спутниковой навигации (навигатор), комплексы мониторинга с беспилотным летательным аппаратом и (или) беспилотные авиационные системы», — говорится в отчёте Счётной палаты.

Лесопожарное оборудование, 
Оборудование для тушения лесных пожаров
Фото: rosleshoz.gov.ru

Дроны спешат на помощь: современное оборудование против лесных пожаров

В Рослесхозе к мнению экспертов прислушались и включили в перечень оборудования, которым должны быть оснащены региональные лесхозы, не только беспилотники, но и системы спутниковой навигации, квадроциклы и другие современные технические средства.

К слову, беспилотные летательные аппараты в лесном хозяйстве уже подтвердили свою эффективность, в том числе для решения задач по обнаружению и тушению пожаров. Например, в распоряжении «Мособллеса» и «Центрлесхоза» есть 50 дронов, закупленных в 2019 году. С их помощью в Московской области в прошлом сезоне обнаружили 9 лесных пожаров, 100 раз их использовали при тушении возгораний и 218 раз при патрулировании для обнаружения очагов горения. Благодаря инфракрасным камерам беспилотники легко выявляют торфяные лесные пожары и позволяют успешно их ликвидировать на малых площадях. Не будем забывать, что в борьбе с огнём именно скорость его обнаружения играет ключевую роль.

Но сами по себе они пожары, естественно, не потушат: техника — лишь средство, а насколько эффективное, зависит от того, в чьих руках оно находится. Об этом также напомнили эксперты Счётной палаты: по их мнению, в распоряжении лесных пожарных нет необходимых кадров для использования и обслуживания приобретаемого имущества, отсутствуют условия для его хранения, не предусмотрены средства на содержание и ремонт современной техники. К тому же при оценке действенности тех или иных технических средств надо учитывать, что условия их использования могут значительно отличаться от года к году, так что эффект от приобретения можно будет объективно оценить только после нескольких лет эксплуатации.

В Тюменской области беспилотные воздушные суда появились в прошлом году: восемь квадрокоптеров DJI Mavic 2 Enterprise и два беспилотника самолётного типа Zala 427-08Т, оборудованные видеокамерами и тепловизорами для обнаружения возгораний на лесных участках. В апреле регион получил ещё 16 беспилотных летательных аппаратов. И вовремя — в этом году область горит так, как не горела последние 10 лет, заявил губернатор Александр Моор.

Всего за сутки 11 мая площадь пожаров в лесах федерального значения в регионе выросла вдвое — с 9 364 га до 20 912 га. В числе основных причин специалисты МЧС и лесопожарных служб называют палы сухой травы и незатушенные костры. Беспилотники помогают не только обнаруживать возгорания и тушить их, но и выявлять нарушителей. Сумма штрафов, наложенных на нарушителей пожарной безопасности, исчисляется миллионами рублей.

Однако человеческий фактор — далеко не единственная причина распространения огня. О том, что в тюменских лесах бушуют пожары, «Гринпис» сообщал ещё в апреле. По данным природоохранной организации, на 21 апреля огнём было охвачено около 215 000 га. Несмотря на то, что пожар целиком располагался в зоне лесоавиационных работ, в официальную статистику он не попал. А значит, и тушить его не торопились. И тут уж какой бы современной и совершенной техникой ни располагали местные лесопожарные службы, вся её мощь осталась невостребованной.

Тактические учения ГБУ ТО «Тюменская авиабаза»
Тактические учения ГБУ ТО «Тюменская авиабаза». Фото: rosleshoz.gov.ru

«Никогда такого не было, и вот опять”

Увы, для России лесные пожары уже не являются чем-то экстраординарным. И хотя ежегодно в пиковый период звучат слова о национальной катастрофе и необходимости решать проблему комплексно, ситуация к лучшему не меняется. На встрече Президента РФ с членами правительства 31 марта министр природных ресурсов и экологии России Александр Козлов отметил, что подготовка к текущему пожароопасному сезону началась ещё в декабре прошлого года. Регионам были доведены лимиты — 6 млрд рублей на тушение лесных пожаров. При этом чиновник сразу подчеркнул, что по опыту прошлых лет этих средств не хватит, понадобятся дополнительные деньги из резервного фонда.

«Мы понимаем, что этот вопрос нужно решать системно, поскольку и Дальний Восток, и Сибирь, и центральные регионы поднимают его каждый год. Председатель Правительства РФ Михаил Мишустин уже подписал постановление N° 1404, по которому мы с Минфином должны отработать порядок определения необходимого объёма финансирования на обеспечение переданных полномочий в области лесного хозяйства. Эта работа должна быть выполнена до января 2022 года.

Понятно, что, когда начнётся пожар, деньгами на счетах его не потушить. Здесь важно, чтобы вовремя были оплачены работы по авиации, набраны люди, чтобы они были снабжены обмундированием и техникой. Мы договорились с регионами, что в еженедельном режиме мониторим основные показатели подготовки, например: готовность парашютной и десантно-пожарной службы, состояние техники наземной группировки, численность лесных инспекторов и многое другое, — чтобы в динамике видеть подготовку отдельно взятого региона и понимать направления, по которым есть отставания», — доложил Александр Козлов.

И снова про финансы

Насколько эффективным окажется такой мониторинг, покажет время. Пока отраслевое сообщество настроено по отношению к нововведению весьма скептически.

«На утоление министерского любопытства уйдут огромные силы и средства, которых и так не хватает для охраны лесов от пожаров», — прокомментировал инициативу руководитель лесного отдела Greenpeace России Алексей Ярошенко.

Ещё в начале этого года он констатировал, что к очередному лесопожарному сезону наша страна не готова. По мнению представителя природоохранной организации, дело не в конкретных чиновниках, исполнителях на местах или их разгильдяйстве, а в том, что при действующем законодательстве охранять леса от огня практически невозможно. В числе причин эксперт называет всё ту же нехватку финансирования: в 2021 году регионам будет выделено 33,5 млрд рублей — это и лесные субвенции, и средства в рамках нацпроекта «Экология». А нужно, по самой скромной оценке, примерно 100 млрд рублей в год.

«Разные регионы получают разный уровень финансирования. И, например, регионы Дальнего Востока и Сибири получают раз в 10 меньше средств, чем нужно для минимально необходимой ох-раны лесов. Очевидно, что при таком нищенском финансировании сохранить леса от огня и тушить своевременно все пожары просто невозможно.

Второе — Лесной кодекс. Ранее система охраны лесов основывалась на лесхозах — специализированных предприятиях, большую часть денег которые получали за счёт собственной хозяйственной деятельности. Большая часть лесных пожаров тушилась именно силами таких специализированных лесохозяйственных предприятий. Сейчас система совершенно другая — охрану лесов от пожаров обеспечивают государственные учреждения, которые целиком зависят от финансирования из федерального бюджета.

Конечно, у них могут быть какие-то дополнительные источники финансирования, но не настолько значимые, как у специализированных предприятий. Получается ситуация, при которой обеспечить самофинансирование лесного хозяйства не позволяет лесное законодательство, а бюджет не даёт необходимых денег для работы этих лесохозяйственных или лесопожарных организаций», — убеждён Алексей Ярошенко.

В регионах тоже уверены, что заложенных в госбюджет средств на борьбу с пожарами не хватит. А безалаберное отношение населения к лесным ресурсам существенно осложняет ситуацию.

«Как бы ни старались организовать эту работу на подготовительном этапе, многое упирается в деньги и в готовность подразделений разной подчинённости работать в команде. Не помогает и поведение некоторых жителей региона.

40% лесных пожаров возникают после перехода возгораний из степи, где трава загорается не сама. Ещё 10-15% возгораний приходится на «чёрных» лесорубов, которые таким образом заметают следы. Распространена практика, когда пожары для отвлечения внимания всех структур организовывают браконьеры для спокойной охоты. На естественные причины вроде возгораний от молний приходится всего несколько процентов. Мы сами жжём лес, а следом за ним и бюджетные деньги», — считает заместитель председателя правительства Забайкальского края Андрей Гурулёв.


Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №3 2021

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
AMF-Bruns

Успешный крупный проект: AMF-Bruns вводит в эксплуатацию новый завод по производству биотоплива

AMF-Bruns в настоящее время реализует масштабный проект для одной из ведущих энергетических компаний Европы, который...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.