Лесные пожары: работа над ошибками - Лесной комплекс

Лесные пожары: работа над ошибками

В статье «Лесные пожары: что было и что будет» мы вместе с официальными должностными лицами и экспертами подвели итоги за 2017 год по всем аспектам: в чём причины, сколько пройдено огнём, где и что было сделано для решения проблемы. Несмотря на большую проделанную работу, существует ещё множество нерешённых задач в вопросе охраны лесов от пожаров.

Долой человеческий фактор

Фото: pinterest.com

Пожалуй, это самая главная проблема. Сколько денег не выделяй, сколько не тренируй специалистов и не направляй техники, пока люди не перестанут безответственно относиться к этому вопросу, ситуация к лучшему не изменится. Больше половины пожаров в стране происходит по вине человека.
«По информации региональных диспетчерских служб лесного хозяйства, в 2017 году в результате действия человеческого фактора, в том числе в результате нарушений правил пожарной безопасности в лесах и самовольных выжиганий сухой травы на сопредельных с лесом территориях, возникло 64% лесных пожаров, причина остальных — сухие грозы. В 2017 году грозовые разряды фиксировались в 1,7 раза чаще по сравнению со среднемноголетними данными», — сообщил начальник ФБУ «Авиалесоохрана» Виталий Акбердин.
Общественные природоохранные организации даже более категоричны: по их мнению, в большей части пожаров повинен человек.
«Определённо человеческий фактор занимает лидирующее место среди причин лесных пожаров, и в разных регионах этот процент разный. В малонаселённых регионах лесные пожары в 80% случаев происходит по вине человека, а где населения много, так там практически в 100% случаев. Потому что, например, в Московской области практически нет молниевых пожаров, особенно в весенний период почти нет сухих гроз, поэтому и списывать вину на них смешно. Единичные случаи, когда пожары возникают по природным причинам в труднодоступных местах. Много пожаров из-за сжигания травы и порубочных остатков. И, конечно, какое-то минимальное количество криминальных поджогов. С целью, например, скрыть или обосновать рубку», — высказал мнение руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин.
Стоит также продумать момент, как регламентировать отдых населения в лесу. Возможно в некоторые особо пожароопасные места стоит максимально ограничить въезд и вход. Есть, конечно, и аккуратные туристы, но рядом, например, с сухостоем, в жару никто не застрахован от ошибки.

Люди в помощь

Как же бороться с человеческой халатностью? Сложно, потому как всё равно найдутся люди, которые не испугаются штрафов и наказаний, понадеясь на «авось пронесёт». Пожалуй, самым верным выходом будет сотрудничество и привлечение населения. Стоит провести работу с людьми, живущими рядом с лесами. Пусть и они следят за тем, чтобы пожаров не возникало, ведь это и в их интересах. От сохранности лесов может зависеть не только их работа (если люди задействованы на лесном предприятии), но и их жизнь.
Стоит отметить, что в 2017 году лесные пожары не стали причиной появления огня в населённых пунктах.
«В целом, в течение пожароопасного сезона 2017 года не допущено ни одного факта перехода огня лесных пожаров на населенные пункты и объекты экономики», — подчеркнул Виталий Акбердин.
Наряду с лесными пожарами большую проблему представляют самовольные выжигания сухой травы на сельхозземлях и землях запаса.
В 2017 году от палов травы и сжигания мусора на полях и пастбищах, в самих деревнях и посёлках массово сгорели дома и постройки в Красноярском крае, Иркутской области, республике Бурятия и Забайкальском крае. В августе огонь палов травы пришёл в населённые пункты Волгоградской и Ростовской областей. Палы травы представляют угрозу и для лесного фонда.
Ранее мы уже говорили от том, что в конце 2015 года Правительство РФ внесло запрет на сельхозвыжигания. Декабрь 2017 года завершился внесением изменений в Правила противопожарного режима в Российской Федерации. Новые требования определяют обязательность уборки мусора и покосов травы в границах населённых пунктов, сенокошения на сенокосах, запрет на сжигание горючих материалов рядом с дорогами, на оставление сухостойных деревьев в придорожных полосах. Также запрещено складирование сена, соломы и дров на расстоянии менее 50 метров от лесных насаждений. Кроме того, введён запрет на выбрасывание горящих окурков и спичек из поездов и автомобилей.
«Необходимо максимально усиливать работу с населением по противопожарной пропаганде и агитации. Необходимо усиливать контроль за выполнением арендаторами и собственниками земель мер по противопожарному обустройству территорий. Все мероприятия необходимо проводить комплексно силами всех заинтересованных ведомств и уровней власти. Нужно активно использовать и возможности волонтёров и общественных организаций, тем более что 2018 год объявлен Президентом России годом добровольца», — утверждает Виталий Акбердин.
С таким мнением согласны и общественные природоохранные организации. Специалисты этих ведомств также возлагают надежды на волонтёров, потому как если люди реально заинтересованы в решении проблемы — успех будет.
«Нужно менять мнение людей. Сегодня, при нашем количестве пожаров, сколько денег не вкладывай в самолёты, парашютистов т. д., у нас поджигателей больше, чем пожарных. Те, кто борется с огнём пока что отстают от тех, кто его устраивает. Поэтому нужно увеличить количество информационных кампаний: убеждения людей, что не надо поджигать траву, оставлять непотушенные костры. И нужно привлекать людей на помощь пожарным и лесникам, создавать добровольческие структуры. Банальное убеждение, что любой человек, увидев пожар или подозрительных людей, должен позвонить в Рослесхоз или хотя бы по телефону 112. Без существенного изменения поведения людей очень трудно принципиально переломить ситуацию с пожарами.
Будем надеяться, что 2018 год, объявленный годом добровольца, принесёт плоды. От нас уже поступило предложение в Агентство стратегических инициатив, а также Рослесхозу, Авиалесохране и МЧС. Нужно перестать ругаться по ряду вопросов, объединить наши усилия и объединиться с общественными организациями и создать одну единую информационную компанию. Будем надеяться, что это принесёт плоды и приведёт к увеличению финансирования, к тому, что у лесников появится также помощь людей», — говорит Григорий Куксин.

Фото: petrozavodsk-mo.ru

Споры вокруг зон контроля не утихают

Некоторые специалисты считают отдельной проблемой так называемые зоны контроля, когда пожары, которые не принесут большого экономического вреда и не затронут посёлки, можно не тушить. Конечно, по определённым причинам действительно нереально тушить все пожары.
По информации ФБУ «Авиалесоохрана», около 1000 лесных пожаров в 2017 году не тушили из-за удалённости и не населенности территорий.
«Площадь лесного фонда России составляет более 1 миллиарда 100 млн га. В соответствии с действующим законодательством, эта территория разделена на зоны, в которых проводятся работы по тушению пожаров — это 550 млн га, и зоны контроля (590 млн га), в границах которых тушение пожаров по решению региональных Комиссий по ЧСиПБ, в составе которых работают представители различных ведомств, может приостанавливаться или прекращаться. Зоны контроля представляют собой труднодоступные, удалённые, ненаселённые и неосвоенные районы Сибирского, Дальневосточного, Уральского, Северо-Западного округов.
Возникновение пожаров в зонах контроля регистрируется ИСДМ-Рослесхоз. При помощи средств космического мониторинга работники региональных диспетчерских служб и Федеральной диспетчерской службы лесного хозяйства наблюдают за распространением и самоликвидацией пожаров.
Региональные Комиссии по ЧСиПБ принимают решение о приостановке тушения или не тушении пожаров в зонах контроля только в том случае, если данные пожары не представляют угрозы населённым пунктам и объектам экономики и прогнозируемые затраты на их тушение значительно превысят ущерб, который может быть ими причинён. Тушение наиболее удалённых лесных пожаров не просто нецелесообразно, а технически и экономически невозможно.
В течение пожароопасного сезона были факты, когда пожары, возникшие в зонах контроля, тушились, т. к. по условиям погоды их развитие шло с высокой скоростью, и была угроза объектам экономики. В качестве примера можно привести тушение пожара в зоне контроля на севере Иркутской области, где пожар развивался в сторону объектов Иркутской нефтяной компании.
В 2018 году Рослесхоз взял на особый контроль вопрос определения регионами границ зон контроля», — прокомментировал Виталий Акбердин.
Да, все пожары потушить будет просто невозможно. Но проблема существует в том, что зонами контроля могут прикрываться. Некоторые могут увлечься и не тушить пожар, аргументировав это тем, что так и должно быть.
«К сожалению, экономическая ситуация такая, что у нас не получится тушить все пожары. И тут надо понимать, что это происходит из-за нехватки сил и средств, а не какая-то естественная динамика. Выделение этих зон контроля, оно и на уровне зонирования не везде продумано и не всегда обосновано, потому что много где пропадают, например, хозяйственно ценные леса. В такой лесосырьевой базе обычно заинтересованы крупные инвестпроекты и в принципе лесопромышленники. Если такие леса сгорают, если древесина теряется, то, по идее, должна пересматриваться расчётная лесосека, лесохозяйственные планы. То есть дефицит сырья возникает, в том числе, потому что пожары в этом районе не тушат. Кроме того, если зона контроля определена не совсем верно, то пожары могут дойти до населённых пунктов. И потом гораздо большие средства тратятся на то, чтобы уже возросший пожар остановить. Тут важно не поддаваться соблазну сказать, что так и надо, как в случае с Калифорнией, которая увлеклась этим методом управления огнём и в итоге не смогла удержать пожар под контролем. Поэтому, на мой взгляд, всё, что можно потушить, надо тушить», — высказался Григорий Куксин.

Недодали

Несмотря ни на что, проблема нехватки средств и людских ресурсов, выделяемых государством, всё же существует. Выделяемых денег некоторым регионам часто не хватает, особенно если на их территории находятся большие лесные площади.
Специалисты, в принципе, считают, что финансовая поддержка у лесных хозяйств маленькая.
«Увеличение финансирования для лесного хозяйства, выделение дополнительной техники, топлива и т. д. Лесники совершенно несправедливо недофинансированны. Отчасти потому, что в информационной компании они проигрывают МЧС. Хотя заслуги лесников, зачастую, не только не меньше, а даже больше, чем заслуги МЧС, которому молва всё приписывает», — прокомментировал Григорий Куксин.
Тем более, что выделяемые государством деньги могут просто пойти не по назначению. В 2016 году в Бурятии, Забайкалье и Амурской области возбуждали дела в связи с хищениями денег, выделенных на закупку пожарной техники.
Также власти готовят проект, согласно которому в режиме ЧС регионы должны сами финансировать борьбу с пожарами, хотя раньше власти обращались за помощью к федеральному центру. Законопроект называется «О внесении изменений в статью 24 Федерального закона от 21.12.1994 Nº 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Планируется, что это поможет простимулировать региональные администрации. На самом деле, ситуация может быть диаметрально противоположной: местные власти могут попросту не справится со стихией. Есть такая вероятность, что введение режима ЧС будут оттягивать до последнего, чтобы показать, что уже якобы всё под контролем. За это время пожар может достигнуть невероятных масштабов, и потери леса будут просто катастрофическими.
Многие специалисты лесной отрасли и сотрудники лесных хозяйств сетуют на неустроенность лесной охраны. Её было упразднили, сейчас опять вернули, но то, что получилось, по мнению многих, оставляет желать лучшего. Людей мало, они не способны охватить вверенные им территории. Все вспоминают советскую систему лесоохраны, когда существовала продуманная и действенная система тушения лесных пожаров. Для этих целей использовали массу воздушных судов, по разным данным, около 600 единиц техники выделяли только для тушения пожаров. Власти спокойно могли задействовать примерно 8 000 пожарных парашютистов и 70 000 штатных работников лесной охраны. Вся система рухнула в результате сокращения бюджетных ассигнований после распада СССР.
«Советский союз, конечно, был лидером в лесопожарной науке и организации необходимых мероприятий. Те методы, в том числе вызывание искусственных осадков, которыми сейчас пользуются многие страны мира, первоначально использовались именно у нас. Поэтому нам есть, что вспомнить и чему поучиться, по сути, у самих себя», — комментирует Григорий Куксин.
Средств часто не хватает не только на ликвидацию огня, но и на борьбу с вредителями. Если эту проблему не решить вовремя, то она может привести к катастрофическим последствиям. Работы по очистке леса от насекомых-паразитов продолжаются, но специалисты в некоторых регионах утверждают, что финансирование нужно увеличить. Инженер по охране и защите леса Минприроды Республики Алтай Дмитрий Мильченко, рассказал ТАСС, что на борьбу с непарным шелкопрядом необходимо 30,824 млн рублей, но средства обещали только на следующий год. Летом 2017 года в пострадавших от вредителей Онгудайском и Шебалинском районах региона, яйцекладки шелкопряда собирали вручную. Для финансового обоснования весенней обработки в 2018 году от непарного шелкопряда, специалисты филиала ФБУ «Рослесозащита» — «ЦЗЛ Алтайского края» с первого сентября 2017 года провели осенний учёт численности вредителя на территории региона.
2018 год только начался, и каковы будут его итоги — покажет время.
Текст: Мария Бобова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №1 2018

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Экскаватор Hyundai R520LC-9S

Экскаватор Hyundai R520LC-9S: производительность, надёжность, комфорт

Строительная техника корейского бренда, в частности — экскаваторы, пользуется большим спросом на российском рынке. Такая...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.