Переработка мебели - вторая жизнь - Лесной комплекс
pixabay.com/ru/users/newhouse

Переработка мебели – вторая жизнь

Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России по президентскому гранту реализует проект «Новая жизнь старого шкафа» по переработке старой мебели. Посильное участие оказывают и два члена ассоциации ― компании «Кроношпан» и «ИКЕА», которые, по сути, являются первопроходцами в области переработки мебели в России. Например, шведский бренд, запустив свой сервис по сбору старой мебели ещё в 2019 году, за первые 3 месяца собрал в Санкт-Петербурге 33 контейнера б/у изделий.

Актуальная тема и опытные участники, объединённые одной целью, ― насколько далеко удалось продвинуться проекту?

Переработка древесных материалов в России ― дело долгое

Пусть у проекта есть чёткая и полезная цель, а также участники, уже имеющие опыт в переработке мебели, но далеко продвинуться в этом отношении не удалось по нескольким причинам.

Первая ― неотработанная схема, где часть звеньев этой цепочки попросту не работают.

«Вопрос сбора и переработки вторичной древесины находится на стыке мебельной, деревообрабатывающей промышленности и экологии, поэтому ему должно уделяться особое внимание.

И, конечно, рассматривать эту тему необходимо системно и в комплексе», ― отметил на онлайн-совещании по вопросам вторичной переработки мебели в рамках деловой программы «Мебель-2020» председатель Комитета по предпринимательству в лесопромышленном комплексе ТПП РФ Николай Макаров.

Однако, как показывает практика участников проекта, в процессе помимо бизнеса должны быть задействованы в том числе органы власти и, что не менее важно, местное население. Необходимо организовать пункты сбора и условия для логистики и, возможно, систему поощрения для граждан (например, сдал мебель ― получил скидку на новую). Пока же это всё это или работает слабо, или же не функционирует вовсе.

«Реальную вторичную переработку мебели кроме «ИКЕА» осуществляет компания «Кроношпан» в посёлке Новый Егорьевского района Московской области. Пока что это всё. К сожалению, сейчас это происходит по принципу «инициатива наказуема». Компании сами занимаются налаживаем логистических цепочек по поставке вторичной древесины и б/у мебели. То есть проекты этих компаний ― это по большому счёту пока что внутрикорпоративная инициатива, которую вряд ли можно распространить в качестве алгоритма на Российскую Федерацию в целом.

В нашей стране с этим пока большая проблема», ― отмечал на онлайн-конференции Woodindex-2020 «Инвестиции в ЛПК и ЦБК: точки роста и направления развития» генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов.

Вторая проблема ― отсутствие законодательной базы по этому вопросу.

Генеральный директор компании ООО «Кроношпан» Ардашер Курбаншо на деловой онлайн-программе «Мебель-2020» отметил необходимость доработки некоторых пунктов существующих САНПИНов.

Также эксперт предложил прописать в Федеральном законе «Об отходах производства и потребления» перечень тех древесных продуктов, которые можно переработать, чтобы они не попадали на полигоны.

Третья проблема ― нехватка инвестиций и специализированного оборудования. По оценкам ассоциации, внедрение переработки вторичной древесины во всей деревоперерабатывающей отрасли России потребует инвестиций в размере не менее 12 млрд рублей.

Большой объём финансовых ресурсов потребуется для того, чтобы оснастить деревообрабатывающие предприятия дополнительным оборудованием для изготовления щепы. При этом стоимость одного комплекта оборудования с мощностью переработки 300-400 тыс. тонн мусора составляет около 20 миллионов евро.

У компании «Кроношпан» цифры вышли ещё более внушительные. В компании учли траты на транспортировку, на контейнеры для сбора отходов и автотранспорт, на всё оборудование, включающее мобильные установки и стационарные линии (а их требуется не одна единица) и получили сумму порядка 26 миллионов евро.

Поэтому на той же встрече в рамках деловой программы «Мебель-2020» представитель «ИКЕА» Ольга Пентелькина высказалась о том, что стоило бы снять дополнительные затраты, связанные с лицензированием, для образователей отходов и всех участников процесса транспортировки, переработки и утилизации. В том числе снять имеющиеся административные барьеры.

Все перечисленные меры стали бы хорошей мотивацией для других компаний становиться частью проекта. Пока же на добровольных началах немногие будут готовы заниматься переработкой древесных материалов, несмотря на благую цель: экология требует больших вложений. Более того, если компании (как мебельные, так и лесопромышленные) принудят этим заниматься без оказания помощи или предоставления послаблений и бонусов, то реакция будет скорее негативной.

Вторичная переработка за рубежом

Если в России о теме переработки мебели и древесных продуктов и производстве из них нового сырья всерьёз заговорили 3-5 лет назад, то в Европе, Америке и Японии уже давно действуют в этом направлении.

Более того, во многих зарубежных странах речь идёт уже даже не о ресайклинге, а о непосредственно переходе к циклической экономике, основанной на возобновлении ресурсов. И первые шаги в этом направлении уже сделаны.

«Если я правильно помню, то в Италии практически 100% ДСП выпускают из вторичной древесины, в Германии эта цифра немного меньше ― 30-50%. И это не только остатки от производства мебели, но и в большей степени древесина, которая получается при разборке. Есть свои вопросы по качеству получающейся плиты, сколько вторичной древесины может входить в микс.

И есть ещё моменты, связанные с экологией, поскольку биоэнергетика также борется за эту древесину с плиточниками. Но суть такова, что тема эта актуальная и, безусловно, живая», ― заметил на онлайн-конференции Woodindex-2020 «Инвестиции в ЛПК и ЦБК: точки роста и направления развития» эксперт компании StepChange Consulting Алексей Бесчанов.

По данным Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР), в Западной Европе главный поставщик втордревесины ― это лесоперерабатывающий комплекс. Не менее важным источником является дорожно-строительный комплекс. Например, в Германии на него приходится 26,7%. Также в число крупных поставщиков в той же Германии входят компании, занимающиеся упаковкой деревьев, и торговые центры ― 21%. На коммунальные отходы приходится 20,7 %, а на деревообрабатывающую отрасль ― 14%.

Такие данные позволяют буквально спланировать работу и оценить её масштаб. В нашей стране, как отмечают эксперты, подробную статистику не ведут ― вообще сложно понять, какой процент и объём отходов образуется в разных отраслях в России.

Кому какая выгода от переработки мебели?

В идеале, все стороны должны быть заинтересованы в этом процессе.

Да, конечно, есть приятное осознание того, что мы делаем наш мир лучше. На деловой онлайн-программе «Мебель-2020» вице-президент АМДПР Олег Нумеров заметил, что только усилием двух крупных перерабатывающих предприятий «можно сэкономить полмиллиона кубов древесины» ― это несомненная польза для окружающей среды.

Конечные потребители получают, по сути, больший ассортимент продукции в нужный срок. Для деревообработчиков и мебельщиков в этом случае возможно решение нескольких проблем.

Во-первых, вторичная переработка позволила бы отчасти решить вопрос сырья: для производителей плит оно может стать дополнительным. Мебельщикам увеличение объёма производства ДСП на рынке ещё более интересно, поскольку очень многие регионы жалуются на нехватку этих комплектующих для изготовления своих изделий.

Во-вторых, на переработке как на дополнительной услуге можно зарабатывать. Пусть немного, но деньги в бизнесе никогда не будут лишними. К тому же, менее вероятен простой станков, который, напротив, может грозить убытками.

Пункты приёма и переработки мебели

Например, проект «Новая жизнь старого шкафа» пока распространяется на 7 регионов: Москву и Московскую область, Санкт-Петербург и Ленинградскую область, Костромскую и Новгородскую области и Краснодарский край.

«ИКЕА» после непростого коронакризисного периода возобновляет работу своего сервиса по переработке мебели пока лишь в двух крупнейших городах страны.

«Сейчас мы активно дорабатываем все операционные процессы и будем внедрять его одновременно в Москве и Санкт-Петербурге. Запуск планируем в 2021 году.

Конечно, хотелось бы предложить такой сервис во всех регионах, где есть магазины «ИКЕА», но пока рано что-то планировать, сейчас все усилия направлены на перезапуск сервиса в двух столицах», ― рассказал нам руководитель проектов цикличной экономики «ИКЕА» в России Алексей Троеглазов.

«Кроношпан» занимается переработкой лишь в рамках Московской области, конкретнов Егорьевске и Электрогорске.

Если пробить услугу переработки мебели в Красноярске, поисковик выдаст лишь услугу утилизации старых изделий, а это либо выброс на полигоны, либо сжигание.

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Экскаватор Hyundai R520LC-9S

Экскаватор Hyundai R520LC-9S: производительность, надёжность, комфорт

Строительная техника корейского бренда, в частности — экскаваторы, пользуется большим спросом на российском рынке. Такая...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.