Почему лесопромышленники против повышения платы за лесопользование?  | Лесной комплекс
Теплоресурс
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя. Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть
Фото: pixabay.com

Почему лесопромышленники против повышения платы за лесопользование? 

Пока предприятия отечественного ЛПК подводили итоги уходящего года и строили планы на 2023-й, правительство РФ решило повысить арендную плату за использование лесных участков. Соответствующее постановление было подписано 23 декабря 2022 года. Согласно документу, ставки на аренду в уже наступившем году повышаются на 6%. Ранее повышающий коэффициент на 2023 год был установлен постановлением от 12 октября 2019 года № 1318, которое предусматривало рост на 4%.

И это ещё не всё. Впереди отрасль ждёт дальнейшая ежегодная индексация. В 2024 году она составит 4,7%, а в 2025 — 4%. В результате лесопользователи в ближайшие три года столкнулся с повышением в 15,5% (в соотношении с уровнем 2022 года). 

Само собой, такие перспективы представителей российского ЛПК не радуют. На совещании с участием представителей правительства Архангельской области, региональной думы и руководителей местных предприятий ЛПК, а также Вологодской и Костромской областей было принято решение обратиться к вице-премьеру Виктории Абрамченко. Лесопромышленники намерены попросить власти ввести мораторий на повышение арендной платы за пользование лесами после 2023 года. 

Ранее представители лесного бизнеса уже обращались к правительству с просьбой отменить индексацию, поскольку она, по мнению участников рынка, может негативно сказаться на работе предприятий, которые столкнулись с беспрецедентным давлением в виде санкций. Лесопромышленники опасаются падения производства. Лесозаготовка в 2022 году по всей стране снизилась в среднем на треть. Отраслевые эксперты опасаются, что в уже в этом году в отдельных регионах следует ожидать падения производства фанеры, поскольку существуют проблемы с её сбытом. И такая ситуация сегодня наблюдается во всей отрасли: 

«Мы весь 2022 год обращались в правительство с просьбами поддержать ЛПК, который, особенно на Северо-Западе РФ, находится в тяжёлой ситуации. Это связано с рядом причин, в том числе с отказом от закупок традиционных зарубежных клиентов и с отсутствием свободного железнодорожного состава — продукцию сложно доставить на другие рынки. Предприятия отрасли испытывают большие трудности, еле сводят концы с концами», — цитирует «Коммерсантъ» зампреда областного собрания Архангельска Александра Дятлова.

По мнению представителей ЛПК, рост ставок лишь ухудшит и без того непростое положение предприятий, которым дополнительная нагрузка в виде десятков миллионов рублей в год в условиях кризиса вовсе не нужна. В целом из-за индексации арендных платежей, уверены лесопромышленники, отрасль может потерять около 3 млрд рублей. Негативно на состоянии бизнеса скажется и снижение объёмов лесозаготовки. Как отметил руководитель группы компаний «Титан» Алексей Кудрявцев, сегодня многие компании и так вынуждены работать в убыток. Поднятие ставок в таких условиях может привести к куда худшим последствиям.

Ну а в Рослесинфорге, напротив, выступают за то, чтобы плату повысить. При этом в ведомстве подчёркивают, что в России плата за использование лесов ниже, чем в других регионах заготовки: США, Канаде или в Европе. Поднятие ставок, считают в лесоучётной организации, на жизни крупнейших игроков отрасли существенно не скажется. Более того, повышение ставки платы за заготовку древесины на 6%, отмечают в Рослесинфорге, соответствует прогнозу инфляции ЦБ РФ на 2023 год — 5–7%. 

«Ставки платы за лесопользование нельзя менять в любую сторону в зависимости от ситуации — нужно менять подход к взиманию платежей, учитывая множество факторов. Рентный подход к формированию платы, который, помимо качественных и количественных характеристик лесов, будет учитывать динамику цен на сырьё и готовую продукцию, более выгоден и для государства, и для арендаторов», — считают в ведомстве.

Лесопромышленникам есть что терять

И вроде бы на первый взгляд можно согласиться с Рослесинфоргом: повышение платы небольшое — всего лишь на половину годовой инфляции, которая за год составила приблизительно 12%. Более того, по предварительной оценке главы Рослесхоза Ивана Советникова, в сложном 2022 году отрасль принесла в общий бюджет страны около триллиона рублей:

«Если говорить о ВВП, то мы также ожидаем около 0,8% от общего ВВП страны. У нас идёт рост с 2017 года более чем в 1,5 раза. В денежном эквиваленте, по нашим оценкам, лесная отрасль даёт порядка триллиона рублей в общую экономику России. Мы считаем, что этого недостаточно, есть ещё потенциал для роста. Лесной комплекс в широком смысле слова может приносить больше денег в экономику России», — рассказал глава ведомства в интервью «Российской газете». 

При этом наиболее успешным с финансовой точки зрения для отечественного леспрома был 2021 год. По данным аналитического агентства WhatWood, вклад лесной отрасли в ВВП страны в 2021-м увеличился до 2% против 1,7% в 2020 году. Выручка всех предприятий лесопромышленного комплекса тогда выросла на 30%.

Таким образом, не прибегая к сложным математическим вычислениям, можно сделать вывод, что дополнительный рост платы за аренду лесов в этом году составит приблизительно 0,1% от условного ВВП отрасли. 

Однако лесопромышленники новость о повышении платы, как видно из всего вышесказанного, восприняли крайне негативно и даже решили обратиться к вице-премьеру с просьбой о введении моратория. В Greenpeace отмечают, что поводы для беспокойства у представителей ЛПК действительно есть. И первый заключается в том, что на сегодняшний день пользователь лесного участка может платить за несуществующие в реальности или куда менее ценные, чем в официальных бумагах, ресурсы.

«Значительной части той древесины, которая входит в расчёт при определении допустимого (и оплачиваемого арендатором) объёма заготовки, в реальности или вовсе не существует, или она экономически непривлекательна из-за низкого качества, труднодоступности и т. д. Если посчитать, сколько платит лесопользователь за реально доступные ресурсы, получится уже не так мало», — отмечено в сообщении Telegram-канала Greenpeace forest news.

Другая причина заключается в том, что зачастую к официальной плате добавляются иные платежи. Это могут быть неустойки за нарушение договорных условий лесопользования, плата за ущерб животному миру, штрафы за нарушения при складировании и транспортировке древесины и т. д. Такие нежелательные «прибавки» к арендной плате зачастую очень трудно предсказать, да и избежать их, отмечают в Greenpeace, практически ни у кого не получается. 

Фото: pixabay.com

Стоит также учитывать, что параллельно с индексацией арендной платы за лесопользование в отрасли развиваются другие тенденции, которые в природозащитной организации уже назвали «разрушительными». В частности, речь идёт о разрыве торговых и технологических связей с основными странами-партнёрами на фоне политического и экономического кризисов, уходе крупнейших поставщиков техники и оборудования с российского рынка, а также о потере квалифицированных работников. Негативно на жизни ЛПК сказывается также и неопределённость будущего: если в начале 2022 года многие компании готовы были ставить перед собой грандиозные по масштабам цели, то сегодня, в начале 2023-го, сложно спрогнозировать развитие ситуации даже на ближайшие месяцы. 

Ещё одна «болевая точка» в этом вопросе — это устройство самой системы платы за аренду лесных участков. Чем дольше работает арендатор, тем больше он платит. Со временем он оказывается во всё менее выгодных условиях по сравнению с предпринимателями-новичками и так называемыми блатными:

«Более добросовестный обычно выполняет больше реальных и дорогих лесохозяйственных мероприятий, вкладывая свои силы и деньги в будущее казённого леса — а на арендной плате это никак не отражается. Если же он получил участок на реальных торгах (обычно со значительным повышающим коэффициентом) — то плата сверх минимальных ставок растёт с каждой индексацией, и рано или поздно выводит лесопользователя за уровень рентабельности», — отмечают в Greenpeace.

В последние годы, как отмечено в сообщении, органы управления лесами «заманивали» представителей ЛПК в крайне невыгодные для заготовки леса. В этом им активно способствовал механизм приоритетных инвестпроектов. Как выяснилось позже, многих из этих проектов оказались пустышками, что привело к очередному «закручиванию гаек», которое негативно сказалось на деятельности добросовестных лесопользователей. 

«То, что ещё несколько лет назад казалось халявой, вдруг превратилось в весьма токсичный и иногда неожиданно дорогой ресурс», — резюмировал автор сообщения.

Читайте также: ««Массированный удар»: с каким багажом ЛПК войдёт в 2023 год?»

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Домостроение
Деревянное домостроение в России: поддержка и развитие «Лесной комплекс» уже не раз писал о том, что санкции,...
Читать онлайн
Новости

«Массированный удар»: с каким багажом ЛПК войдёт в 2023 год?

Уходящий год был тяжёлым для всех отраслей российской экономики. Это ярко подтверждает аналитический отчёт рейтингового агентства АКРА, который посвящён индексу промышленного производства (ИПП) российских регионов с января по октябрь 2022 года....

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.