Из тени — на биржу: как развиваются организованные торги древесиной? | Лесной комплекс
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
взгляд профессионалов отрасли на ситуацию в ЛПК
Подписывайтесь в социальных сетях
Из тени — на биржу: как развиваются организованные торги древесиной?

Из тени — на биржу: как развиваются организованные торги древесиной?

В марте Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа провела международный форум «Биржевой товарный рынок». Мероприятие ежегодное, но в этом году особый повод — 15-летие организации. Программа форума включала сессии по ключевым сырьевым рынкам, на которых ведётся биржевая торговля в России, включая секцию «Лес и стройматериалы».

Организаторы дали площадке говорящее название: «Все на биржу! Как выход на организованные торги меняет экономику лесных регионов». Этот призыв полностью отражает заданный правительством курс на расширение объёмов реализации древесины через механизм биржевых торгов.

ГУФСИН и все-все-все

В начале сессии старший управляющий директор СПбМТСБ Алексей Рыжиков напомнил, что эксперимент по биржевой торговле лесом по поручению президента стартовал в 2014 году в Иркутской области. А в 2021 году были приняты изменения в Лесной кодекс, согласно которым с 1 января 2022-го подведомственные учреждения обязаны продавать заготовленную древесину только на организованных биржевых торгах. Соответствующее требование прописано в части 4 статьи 20 Лесного кодекса.

В прошлом году в документ внесли уточнение, и к бывшим лесхозам добавились учреждения федеральной службы исполнения наказаний. Также были более подробно прописаны исключения, касающиеся физических лиц и предприятий, работающих в рамках 44-ФЗ и 223-ФЗ, которым можно реализовывать древесину напрямую, без торгов.

Ещё один документ, оказавший влияние на развитие биржевой торговли лесоматериалами, —
Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2021 г. N°104. К перечню внебиржевых договоров, подлежащих регистрации, добавились договоры по реализации круглых лесоматериалов с кодами ОКПД2 (ОК 034-2014) 02.20.11, 02.20.12.

Алексей Рыжиков отметил, что за прошлый год объёмы торгов значительно выросли по сравнению с предыдущими периодами и составили свыше 4 млн кубометров.

«При этом надо признать, что продавцами начали выступать не только подведомственные учреждения. Начиная с середины года, появились малые коммерческие предприятия, которые начали тестировать механизмы биржевых продаж, и достаточно успешно. Эта практика продолжается до сих пор. Их оборот чуть-чуть не дошёл до 6 млрд рублей, но количество сделок значительно увеличилось, поскольку было много небольших партий.

Что касается 2023 года, то он начался также неплохо: объёмы торгов уже составили более 1 млн кубометров, оборот — более 1 млрд рублей, а количество договоров — свыше 2 300. Процесс идёт, и что отрадно — предприятия службы наказаний уже вышли на торги, были первые сделки, уже зарегистрировано восемь организаций», — подчеркнул старший управляющий директор СПбМТСБ.

Первые договоры в биржевой секции «Лес и стройматериалы» заключило ФКУ ИК-24 ОУХД ГУФСИН России по Красноярскому краю — четыре сделки на продажу пиломатериалов на сумму около 1 млн рублей. А первые коммерческие организации зарегистрированы в Татарстане, Удмуртии и Тамбовской области.

Организация торгов древесиной. География торгов 2022 г.
Организация торгов древесиной. География торгов 2022 г.

Региональный фактор

На момент проведения форума на Санкт-Петербургской бирже были зарегистрированы продавцы древесины из 53 регионов восьми федеральных округов. Комментируя структуру торгов с точки зрения географии, Алексей Рыжиков отметил, что рейтинг регионов по обороту древесины «несколько абстрактный», поскольку не учитывает объёмы расчётной лесосеки, которые в разных субъектах могут отличаться на сотни и даже тысячи кубов.

Показателен разрыв между лидером по объёмам торгов — Красноярским краем, который в 2022 году реализовал через биржу 1 503 540 м3 древесины, — и Татарстаном, который занимает вторую строчку рейтинга с объёмом в 319 121 м3. Поэтому специалисты биржи готовят новую методику для выстраивания рейтинга, которая позволит оценить работу регионов с точки зрения эффективности реализации древесины, средней цены, состава продаж и т. д.

«Понятно, что у кого-то заготовка древесины больше, у кого-то меньше, мы исходим из абсолютных единиц. Если их сравнивать, то лидером остаётся Красноярский край, активно ворвалась в объёмную гонку Республика Татарстан, которая в прошлом году начала торговать на бирже. В тройке лидеров с 2018 года Удмуртия — наш бессменный партнёр в развитии торгов древесиной. Много экспериментов с различными вариантами контрактов, условиями поставок мы проводили как раз на базе этой республики», — подчеркнул представитель СПбМТСБ.

По мнению заместителя руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Александра Панфилова, к настоящему моменту в регионах уже разобрались с механизмами участия в биржевых торгах и сегодня идёт наработка практических навыков. Ключевой задачей на 2023 год он считает тиражирование лучших практик, своего рода лайфхаков, от наиболее эффективных регионов менее эффективным.

Г-н Панфилов также подчеркнул, что наибольших успехов в освоении биржевых механизмов добились те субъекты, которые начали двигаться в этом направлении сразу после принятия соответствующих постановлений, а некоторые даже сработали на опережение.

Достижения и проблемы

Например, в Приволжском федеральном округе отдельные регионы начали выстраивать сотрудничество с биржей ещё до вступления в силу ч. 4 ст. 20 Лесного кодекса. Об этом напомнил начальник Департамента лесного хозяйства по ПФО Александр Орнатский.

«Приволжский округ инициативно выстраивал работу с биржей: Удмуртская Республика, Пермский и Нижегородский края, Башкортостан применяли механизм биржевой торговли лесоматериалами и продолжают его совершенствовать. У нас 101 подведомственное учреждение, на которое распространяется действие данной статьи.

Из них 93 аккредитованы на бирже, восемь пока не зарегистрированы, поскольку деловую древесину они не реализуют, проводят только санитарные вырубки и получают низкотоварную древесину. Это лесостепная территория, где отсутствуют заинтересованные клиенты», — прокомментировал глава департамента ситуацию в округе.

Проблему реализации низкотоварной древесины поднял и заместитель министра природных ресурсов и экологии Свердловской области Андрей Курьяков. По его словам, новый порядок по обязательной торговле древесиной через биржу не предусматривал переходного периода, и для отдельных регионов, включая Свердловскую область, это стало настоящим стрессом, поскольку им пришлось резко перестраивать работу.

«Почему стресс? Потому что и министерство, и подведомственное учреждение — бюджетные организации, мы выполняем госзадание. Это, грубо говоря, социалистический подход, когда выделяется финансирование и выполняется работа. А биржа — это чистый капитализм, где действуют рыночные правила. И мы должны были в учреждении, которое выполняет госзадание, внедрить эти рыночные механизмы. Очень нетривиальная задача», — пояснил Андрей Курьяков.

Несмотря на сложности, региону удалось добиться успехов на этом поприще: уже через год после вступления в силу соответствующих правил Свердловская область заняла пятое место среди всех субъектов по объёмам древесины, реализованной через торги. И немаловажную роль в этом сыграло знакомство с опытом Удмуртии, куда представители области ездили, чтобы ознакомиться с лучшими практиками своих коллег.

«Благодаря биржевой торговле обезличенный куб вырос в цене до 1 900 рублей, а когда торговали без биржи, у нас было 900 рублей за куб. Соответственно, учреждение заработало больше денег, и мы смогли выполнять государственные мероприятия более эффективно и качественно. Но есть проблемы, которые необходимо решать, для нас они являются вызовами в 2023 году.

Первое: коммерческий подход на бирже не предусматривает торговлю неликвидной древесиной. Но каким образом продавать древесину с горельников, которая априори неликвидная? Биржа — это рынок, там продаётся то, что имеет ценность. Неликвидная древесина ценности не имеет. Следовательно, такую древесину нужно полностью выводить из этих правил, потому что это ограничивает нас в расчистке горельников, из-за чего мы не получаем площади для компенсационного лесовосстановления.

Или второй вариант: упрощённый порядок торговли на бирже такой древесиной, хотя это звучит абсурдно, потому что, повторюсь, биржа — инструмент для рыночной торговли, а не для какой-то социальной истории, при которой нужно продавать товар, у которого нет стоимости», — представил своё видение ситуации Андрей Курьяков.

Сложности с реализацией неликвидной древесины возникают и у другого региона — лидера по биржевым торгам древесиной. Заместитель министра лесного хозяйства Красноярского края Максим Несанов предложил увеличить размер штрафа за не вывезенную со складов продукцию. По его словам, в регионе не редки случаи, когда приобретатель забирает древесину с товарной ценностью, а остальное бросает на нижнем складе.

«Тот механизм, который заложен: штраф в два или три раза больше цены древесины, — не соразмерен стоимости мероприятий по её утилизации. Есть предложение ввести соразмерное наказание и в качестве штрафной санкции контрагенту, если он полностью не вывозит купленную древесину, применять этот механизм компенсации», — высказал предложение г-н Несанов.

Торги древесиной. Коммерческие организации на торгах
Торги древесиной. Коммерческие организации на торгах

Время уговоров прошло

Не все регионы ответственно подходят к исполнению поручения президента о развитии биржевой торговли лесом. Алексей Рыжиков отметил, что в отдельных субъектах подведомственные учреждения до сих пор заключают сделки с нарушением требований ч. 4 ст. 20 Лесного кодекса и при этом обращаются с жалобами в различные органы исполнительной власти.

«Коллеги путают одно: мы не площадка по 44-ФЗ или 223-ФЗ, у нас нет процедур, есть торговые дни. Если вы сегодня не продали свою продукцию, то ставите заявку завтра, послезавтра и так до тех пор, пока не реализуете её на торгах. Второй момент: она никогда не будет реализована, если вы прикладываете максимум усилий для того, чтобы ни один покупатель из вашего региона не оказался на торгах.

Но если вы думаете, что мы об том не знаем, то это не так. Заявки покупателей продаются через брокеров, а брокер лицензируется биржей и подотчётен ей. Поэтому, когда за сутки-двое происходит повальное снятие позиций на покупку по определённым регионам, думаете, никто об этом не знает? Всё это зафиксировано», — предупредил старший управляющий директор СПбМТСБ.

Среди нарушителей тоже есть свои «лидеры»: согласно данным биржи, по итогам 2022 года больше всего договоров на продажу древесины с признаками нарушений было заключено в Вологодской области (41% от общего объёма таких договоров). На втором месте по количеству нарушений Омская область (7%), на третьем — Новосибирская (5%).

«То, что люди якобы отказываются от торгов, блеф. Нам говорят, что никто не хочет торговать на бирже. Однако те игроки, которым древесину продают напрямую, на бирже тоже зарегистрированы. Все эти истории нужно оставить в прошлом году. Предстоящий год будет достаточно суров, особенно для тех, кто до сих пор допускает нарушения ч. 4. ст. 20 Лесного кодекса. Время уговоров заканчивается.

Май, июнь и июль мы провели в совместных семинарах с Рослесхозом, объясняя, что не стоит нарушать данную норму. Количество сделок с нарушениями уменьшилось, но полностью они не исчезли. С августа прошлого года мы получили полноценный доступ к Лес-ЕГАИС, автоматизировали систему контроля и теперь можем с вероятностью 99,99% заявлять о том, что каждая сделка, передаваемая Рослесхозу, уже является нарушением. Это сделки в обход биржевых торгов», — акцентировал Алексей Рыжиков.

Каким будет наказание?

Осложняет ситуацию то, что закон закрепляет за подведомственными государству учреждениями и учреждениями ФСИН обязанность реализовывать заготовленную древесину через организованные торги, но не предусматривает наказания за неисполнение этого требования.

«Понаблюдав до марта за этой картинкой, мы без всякой иллюзии обнаружили некоторое количество нарушителей, причем достаточно серьёзное на тот момент. Мы понимаем, что любой механизм требует притирки, подгонки. Кто-то не знает, как зарегистрироваться, кто-то знает, но не очень хочет. По-хорошему, к марту это должно было закончиться. Однако есть несколько регионов, которые не то чтобы систематически пренебрегают, но до сих пор достаточно большой объём сделок проводят вне биржевых торгов.

С учётом того, что 600-ФЗ, принятый, как это говорится, «под ёлочку», конкретизировал случаи, на которые распространяются требования о биржевых торгах, думаю, что эта тема на март 2023 года исчерпана полностью. Законопроект вводит соответствующую ответственность за не реализацию древесины на биржевых торгах.

Из принципиально важного: штраф для должностных лиц будет составлять от 30 до 50 тыс. рублей. Это прямой удар по карману ответственного лица. Думаю, что вся эта история вообще скоро закончится, потому что сделки, проводимые в нарушение законодательства, могут быть признаны недействительными», — обрисовал перспективы замглавы Рослесхоза Александр Панфилов.

Заместитель начальника Управления регулирования топливно-энергетического комплекса и химической промышленности ФАС России Александр Голуб подтвердил, что контроль над исполнением Лесного кодекса будет усиливаться. И именно антимонопольный орган выступит арбитром, который будет контролировать качество реализации древесины на торгах муниципальными учреждениями и федеральными службами исполнения наказаний.

Импорт продукции ЛПК в Китае из России
Импорт продукции ЛПК в Китае из России

Ценовые индикаторы

Одним из аргументов в пользу перевода торгов лесоматериалами на биржевую платформу стала возможность формировать ценовые индикаторы на эту продукцию. Ранее в интервью нашему изданию Алексей Рыжиков пояснял: для формирования рыночных индикаторов необходимо, чтобы через торги проходила так называемая ликвидная масса товара — от 3 до 10% от общего объёма рынка. По примерным оценкам, на подведомственные учреждения приходится порядка 5% объёма рынка древесины.

Для формирования ценовых индикаторов этого достаточно, но, естественно, чем больше будет участников биржевых торгов лесом, тем точнее будет этот показатель. А сравнение биржевых и внебиржевых индикаторов даст более точную картину рынка древесины в целом.

В частности, по итогам торговли лесом в 2022 году специалисты СПбМТСБ смогли подтвердить, что хлысты — достаточно ходовой товар на рынке, в чём некоторые его игроки выражали сомнение.

«Прошлый год позволили нам наконец получать полноценную ценовую ежемесячную информацию. С 2017 года нас упрекали в том, что хлыстами никто не торгует, — так вот, это иллюзия, хлыстами торгуют. Графики достаточно показательные: они доказывают, что подведомственные учреждения, которые реализуют, наверное, не самую лучшую с точки зрения качества древесину, по ценам находятся выше, чем их коллеги из коммерческого цеха, которые продают, имея аренду. Эту тенденцию мы видим практически во всех регионах», — подчеркнул на сессии форума Алексей Рыжиков.

По его словам, информация о ценовых индикаторах вскоре будет представлена на сайте Санкт-Петербургской биржи по всем регионам и базисам поставки. Благодаря этому все участники рынка лесоматериалов смогут увидеть, в каком субъекте какая цена на тот или иной вид продукции из этой товарной категории.

«Мы будем над этим работать, чтобы создать национальный справочник цен. Цен открытых, прозрачных, справедливых, признаваемых, которые будут применяться в нашей экономике и служить оплотом формирования налоговых платежей, пошлин или любых других сборов», — подвёл итог г-н Рыжиков.

Тему торговли хлыстами продолжил замминистра из Свердловской области Андрей Курьяков, обозначив проблему взаимоотношений с местным подразделением антимонопольной службы.

«У нас как происходит: мы торгуем хлыстами через биржу и потом через 44-ФЗ заказываем работы по трелёвке, раскряжёвке, сортировке и т. д. Так вот, в предписании ФАС указано, что, если мы торгуем услугой по раскряжёвке, то мы должны в этот же договор включить условие о купле-продаже древесины. Грубо говоря, тем, кто вывозит древесину с лесосеки, мы должны её продать. Это неправильно и не соответствует Лесному кодексу, но общего языка найти мы не можем.

Я понимаю наш территориальный ФАС, они на нас смотрят через 44-ФЗ, а не через биржу. Проблема в том, что законодательное регулирование новое. Не хватает разъяснительного письма, подписанного ФАС и биржей, которое показало бы всем общие правила работы, чтобы не уходить в суды и годами не доказывать, кто из нас прав», — предложил решение проблемы г-н Курьяков.

В заключение сессии старший управляющий директор СПбМТСБ напомнил, что практика развития биржевой торговли закреплена в последнем поручении президента, опубликованном незадолго до начала форума. Тенденция понятна: наращивать объёмы биржевых продаж древесины, в том числе за счёт использования этого механизма для экспорта лесоматериалов.

«Не случайно появление наших коллег из КНР на форуме — это, по сути, те компании, с которыми мы начинали проект еще в 2019 году в Приморском крае. Всё возвращается, ковид закончился, и мы продолжаем эту тему. Многое успели сделать теоретически за этот период, и, надеюсь, в 2023 году тема экспорта будет активно продвигаться», — высказал пожелание Андрей Рыжиков.

Текст: Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №3 2023

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Лесная продукция: как управлять спросом и предложением
Лесная продукция: как управлять спросом и предложением Спрос до сих пор является мало признанной экономической...
Читать онлайн
Новости
Лесные дороги. Чья ответственность?

Строительство, ремонт и обслуживание лесных дорог. Чья ответственность?

Дороги всегда были бедой нашей страны, а те, по которым с делян вывозят сортимент, — ещё более сложная тема. В российских лесах проложено больше 1,8 млн км дорог, а кто за них несёт ответственность, не всегда понятно. Бесхозных быть не должно, но...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Подпишитесь на телеграм-канал "Лесной комплекс" Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.