Наука помогает тушить леса: можно ли победить лесные пожары? | Лесной комплекс
ПО "Теплоресурс" - котлы на опилках, щепе и коре
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Промышленные котлы на биомассе от производителя.Водогрейные и термомасляные котельные. Теплогенераторы для линий производства пеллет.

Подробнее Свернуть
лесные пожары тюменская область
Фото: ФБУ «Авиалесоохрана»

Наука помогает тушить леса: можно ли победить лесные пожары?

Спикер
Роман Котельников Руководитель центра Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства в Сибири

Центр лесной пирологии в Красноярске был создан в 2017 году как филиал Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства. Уже тогда проблема профилактики и тушения лесных пожаров стояла остро, и за прошедшие пять лет ситуация не улучшилась — леса горят часто и много, хотя средств на борьбу с ними с каждым годом государство выделяет всё больше.

Возникают закономерные вопросы: почему так происходит, и как изменить ситуацию к лучшему? Об этом наша беседа с руководителем Центра лесной пирологии Романом Котельниковым.

Роман Котельников, руководитель Центра лесной пирологии

— Роман Владимирович, что удалось сделать за прошедшие пять лет коллективу центра в решении лесопожарных проблем?

— На сегодняшний день один из самых значимых результатов нашей работы — методические указания по организации и проведению профилактических контролируемых противопожарных выжиганий хвороста, лесной подстилки, сухой травы и других лесных горючих материалов в лесах, расположенных на землях лесного фонда. Тема профвыжиганий достаточно острая.

Всё мировое сообщество делает ставку на огневые методы, это идеальная концепция с точки зрения трудозатрат и эффективности. Потому что, если расчищать потенциально пожароопасные участки вручную или с помощью спецтехники, это будет очень долго и затратно.

Проблема в том, что в российских условиях во многих регионах происходят перегибы. В ходе работы над методическими указаниями мы оценивали опыт различных регионов, смотрели, где и при каких условиях эти выжигания приводят к лесным пожарам, а где нет, формировали статистику.

Нашей целью было создать такой регламент, при котором огневые методы будут приносить пользу, а не вред, то есть не будут выходить из-под контроля человека. Итоговый документ прошёл все процедуры согласования, утверждён Минприроды России и обязателен для выполнения.

Также совместно с учёными нашего головного института мы подготовили нормативы обеспеченности регионов лесопожарными формированиями, пожарной техникой и оборудованием. Именно по этим нормативам распределялись средства в рамках проекта «Сохранение лесов» нацпроекта «Экология». Это можно считать одним из осязаемых результатов нашей работы.

— А что в работе сейчас, и какие планы на будущее? Ведь проблема лесных пожаров по-прежнему на слуху, особенно в связи с климатической повесткой.

— Целый ряд важных документов сейчас проходит согласование на разных этапах в различных инстанциях. Есть и такие, которые касаются очень острых проблем отрасли. Например, методические указания по расчёту вреда лесам от лесных пожаров. Пока что действует методика, утверждённая Правительством Российской Федерации в 2018 году. Она в основном учитывает потери древесных ресурсов.

В нашем варианте методики перечень учитываемых компонентов леса существенно расширен, хотя не совсем так, как нам бы хотелось. Так, например, в ходе согласований из проекта убрали раздел, связанный с задымлением.

Руководством принято предварительное решение, что учёт вреда воздуху будет производиться отдельно, по другим методикам, уже на основе учёта углеродных единиц. А поскольку эта тема более глобальная и связана с множеством сложностей, включая международные соглашения, то вопрос затягивается.

Ещё одна острая тема — нормативы противопожарного обустройства населённых пунктов. Основная часть документа уже подготовлена, и проходит процедуру согласования. В этом году нам предстоит доработать раздел, касающийся противопожарного обустройства самих населённых пунктов, и не только тех участков, которые расположены вблизи лесов, но и других территорий.

Будет разработана классификация этих населённых пунктов, чтобы было понятно, где нужно предпринимать больше мер для обеспечения пожарной безопасности, а где достаточно стандартных профилактических мероприятий.

— Законотворчество — процесс небыстрый. Нет ли риска, что пока документ утвердят, он уже потеряет свою актуальность?

— Такой риск есть, но это неизбежно, когда речь идёт о работе в правовом поле. В России очень сложное законодательство, и за это его часто критикуют. Но не будем забывать, что и страна у нас обширная, поделённая на регионы, и в каждом из них свои особенности. Нельзя принимать решения в приказном порядке, нужно искать компромиссы, а это быстро не делается.

Мы в Центре лесной пирологии тоже часто проводим коллективные обсуждения, прежде чем принять итоговое решение, привлекаем коллег из других институтов, отраслевых ведомств. Получаются не скучные отраслевые совещания, а настоящие научные дебаты, споры, в которых рождается истина.

Если говорить о конкретных примерах, то, например, в части обеспечения лесопожарной техникой ситуация действительно поменялась за то время, пока документ проходил согласование. Мы видим, что Якутия горит сильнее, и в целом доля пожаров на северных территориях существенно увеличилась. А это означает, что необходимо менять лесопожарное зонирование.

Причём не просто отменять или уменьшать зоны контроля, это гораздо более сложный вопрос. Он должен быть увязан с множеством других факторов, не только с нормативами обеспеченности субъектов Российской Федерации лесопожарными формированиями, но и с финансированием лесных полномочий.

Во многих регионах мы видим, что техники хватает, а обслуживать её некому. В той же Якутии такая ситуация, кадров нет — маленькие зарплаты и сложные условия работы. В частности, не хватает лётчиков в малой авиации. Сейчас идут разговоры о том, чтобы восстановить там северное авиаотделение лесной охраны.

Но проблема в том, что такие отделения раньше строили на базе северных посёлков, а сегодня их нет, разрушены, и восстановить нельзя — инфраструктура не сохранилась, нет условий для жизни людей. Те, кто жил там раньше, уже разъехались, а новых людей привлечь нечем.

Это сложный, многогранный вопрос. По моему мнению, первым шагом на пути к его решению должно стать увеличение объёма финансирования. И шаг этот уже сделан — в августе Президент Российской

Пожар в лесу

Федерации Владимир Путин поручил выделить регионам дополнительные средства на охрану лесов от пожаров. Возможно, это не то решение, которого многие ждали. И кто-то скажет, что даже с учётом дополнительных средств финансирования всё равно недостаточно. Но все мы знаем, что деньгами пожары не потушить, их нужно грамотно вкладывать. Их просто не успеют эффективно использовать. Затраты на тушение будут огромными.

Если, например, у северных авиакомпаний появятся регулярные заказы, они сами будут заинтересованы в том, чтобы инвестировать в покупку современных воздушных судов и развитие инфраструктуры, и себестоимость будет снижаться. И тогда уже можно будет поднимать вопрос о следующем этапе увеличения финансирования.

— Если уж мы заговорили о финансировании — а в научной среде как с этим обстоят дела?

— Тут такая двоякая ситуация. С одной стороны, долгое время научные учреждения не получали необходимого финансирования, и это очень плохо сказалось на ситуации с кадрами. В идеале, чтобы наука развивалась, необходим тандем учёных в возрасте, на стороне которых опыт, и молодых, чья сила в энтузиазме, осведомлённости о новых технологиях и готовности их использовать. К сожалению, в нашей стране в системе подготовки научных кадров произошёл разрыв — в 1990-е годы многие специалисты были вынуждены заняться бизнесом, чтобы выжить.

Сегодня молодёжь тоже неохотно идёт в науку, во многом по той же финансовой причине.
С другой стороны — лесная отрасль с научной точки зрения представляет сегодня большой интерес, здесь зреет своего рода революция — появляются новые технические решения, которые выводят отрасль на новый уровень получения информации, другие потоки данных, как по объёму, так и по качеству.

Среди ветеранов-пирологов некоторые придерживаются мнения, что в их сфере всё уже давно изучено, любят ссылаться на старые научные труды, где, по их словам, всё уже описано. Действительно, в опубликованных работах много фундаментальных знаний и интересных идей. Они реально имеют огромное значение, но зачастую не всегда удобны для практического применения.

А новые технологии (информационные, космические и т. д.) дают возможность выйти на уровень практических результатов: разработку методик, прогнозирование, моделирование — масса возможностей!

Наш центр со своей стороны активно участвует в формировании научно-практической базы, направленной на получение прикладных результатов. В частности, есть планы создания полигона для испытания новой лесопожарной техники, чтобы производители могли тестировать свои машины и оценивать их потенциальную эффективность, а мы, в свою очередь, могли использовать данные, полученные в ходе этих экспериментов, при разработке новых нормативов и методик.


Беседовала Мария Кармакова

Статья опубликована в журнале Лесной Комплекс №1 2022

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Развитие пеллетного бизнеса: опыт кировской области В Кировской области активно развивается биотопливный...
Читать онлайн
Новости
Котельное оборудование теплоресурс

«Теплоресурс» обеспечивает заказчиков современными котлами

Компания «Хольц Хаус» реализует проект глубокой переработки древесины: наряду с основным производством клеёного бруса и домокомплектов в структуру предприятия входит пеллетный завод производительностью 2 т/ч. В 2021 году в городе Луза Кировской...

Читать далее...

Рынок

Выбор читателей

Присоединяйтесь к Forestcomplex в Телеграм. Свернуть
в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.