Кадровая стратегия Енисейской Сибири | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть

Кадровая стратегия Енисейской Сибири

Если представить, какие площади одной только Сибири покрыты лесом, думается — кому можно было бы доверить там хозяйничать? Лесник, например — тот, кто буквально из лесу вышел. Ведь по роду деятельности это скорее призвание, чем профессия. Много ли сегодня желающих пойти по этому пути? Лесная отрасль испытывает глобальный дефицит кадров — не потому, что некому работать. Причина в нерациональном пользовании человеческим капиталом.

Это понятие всё чаще упоминается как основной элемент экономики и технологических укладов сегодняшней России. Вместе с тем в обиходе, в профессиональном и законодательном языках то и дело используют термины «компетенции», «компетентность», «квалификационные уровни». Это связано с тем, что с 2012 года Россия переходит на «Национальную систему квалификации».

«Что даёт независимая оценка квалификаций в развитии «Енисейской Сибири»? Что она даст работодателю? Это возможность изменить структуру ВВП, повысить уровень производительности труда, подтвердить репутацию компании, которая в очередной раз доказывает наличие квалифицированного персонала и престижность работы у себя в компании.

Это конкурентное преимущество в международных и российских торгах. И, конечно, достижение существенной экономии на подборе и обучении персонала, повышение эффективности внутренних процедур управления, трудовых отношений», — констатирует доцент Института управления бизнес-процессами СФУ, зам. директора по научным и грантовым проектам АНО «Центр стратегических инициатив по развитию трудовых ресурсов и профессионального образования» Ирина Багдасарьян.

В «Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2030 года» лесопромышленный комплекс наряду с аграрным обозначен как социально значимая отрасль, обеспечивающая массовую занятость населения. По словам специалистов, лесной отрасли крайне необходимы свежие силы, поскольку сейчас она в затруднительном положении: усиливается давление со стороны Китая и других государств, которые стремятся максимально перевести процессы глубокой переработки на свою территорию.

«Сырьевая база достаточно объёмная, но в то же время в ней преобладает не очень качественная древесина, которую в дальнейшем нужно будет задействовать в обороте, иначе мы просто уйдём не на те темпы роста.

Поэтому необходимо кадровое обеспечение, чтобы расширить спектр разного рода деятельности — к примеру, химическая промышленность у нас практически нулевая на сегодняшний день. Много проектов заявляют, тем не менее пока всё стоит на месте», — считает исполнительный директор Союза лесопромышленников Красноярского края Владимир Пономарёв.

Так на базе отраслевого объединения работодателей создан Совет по профессиональным квалификациям в области целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности Красноярского края.

Он должен заниматься разработкой и актуализацией профессиональных стандартов, координировать процессы независимой оценки квалификации и профессионально-общественной аккредитации образовательных программ. Ряд регионов постепенно встраивается в новую модель: там уже функционируют центры оценки квалификации персонала. На повестке дня — оптимальная форма взаимодействия работодателя, специалиста, соискателя, студента и учебного заведения.

«Как понять, какого специалиста готовить — узкого или широкого? Как говорил Козьма Прутков: «узкий специалист подобен флюсу», с другой стороны — как вместить в прокрустово ложе государственных общеобразовательных стандартов многообразие знаний, которые непрерывно пополняются, меняются? Нам нужно прийти к единой образовательной программе и соблюсти требования работодателя, чтобы выучить специалиста, максимально подготовленного к изменению действительности.

Не все учебные заведения могут себе позволить использовать самую передовую технику и технологии, к примеру, тренажёры. Что касается стандартизации творчества: чем её больше, тем легче приходится обладателям средних или невысоких способностей. С одной стороны, стандартизация — это благо, с другой стороны — беда, потому что творческое начало уходит из жизни, из трудовых процессов.

Лучшими в профессии, как правило, становятся всё же не те, кто на зубок освоил стандарты, а те, кто в критической ситуации умеет включать творческую смекалку», — поделился своим опытом в преподавании советник председателя межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» Владимир Аксёнов.

Кто нужен лесной отрасли?

«Заказчиком любых специалистов является бизнес, иногда, конечно, государство. Напрашивается вопрос: а нельзя ли Союзу лесопромышленников РФ и лесэкспортёров или региональным союзам хотя бы для себя провести анализ, сколько требуется людей, каких профессий и специальностей на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективу?

Я сам заведовал кафедрой и готовил кадры и знаю, что прежде всего надо не подготовить, а найти место работы. Это как в торговле: производитель должен быть уверен, что он продаст. Образовательные учреждения — продавцы специалистов, лесопромышленники и лесовики — это заказчики, покупатели. Им нужно найти общий язык», — отмечает Владимир Аксёнов.

По мнению Ирины Багдасарьян, процесс этот уже запущен благодаря Национальной системе оценки квалификации. Работодатель сам подталкивает рынок к пересмотру квалификаций.

МНЕНИЕ


кандидат
Ирина Багдасарьян, кандидат психологических наук, доцент Института управления бизнес-процессами СФУ, зам. директора по научным и грантовым проектам Центра стратегических инициатив по развитию трудовых ресурсов и профессионального образования

«Профессионально-общественная аккредитация — новый рычаг, который наконец в России начинает активно работать. Он появился не сегодня, но возможен был лишь по желанию университета либо работодателя, потому что это платная процедура, тем не менее она весьма значима и необходима. Сейчас появился национальный совет при Президенте РФ по квалификациям, отраслевые советы по профессиональным квалификациям и центры оценки квалификации.

Сегодня в СФУ работает Центр оценки развития квалификаций в области проектного управления, мы очень плодотворно работаем с Москвой, также у нас базируется экзаменационная площадка по оценке квалификации в области государственных закупок. Схема взаимодействия выглядит следующим образом: появились так называемые рамки квалификации, где изложены уровни: 3, 4, 5, 6, 7, 8. Что они собой представляют? 5–6-й уровень — это бакалавры, 7–8-й уровень — выпускники магистерской программы. Последние имеют склонность и возможность излагать научные мысли, писать магистерскую диссертацию, это их научная работа. Это именно те люди, которые имеют право принимать решение, следовательно, занимать управленческие должности. Бакалавры же являются исполнителями.

Безусловно, вузы заинтересованы в высокой подготовке выпускника для того, чтобы тот прошёл независимую оценку квалификации в дальнейшем. Помимо государственной аккредитации, которую проходит учебное заведение, теперь может быть аккредитована сама образовательная программа. Это и есть профессионально-общественная аккредитация. Работодатель может изъявить желание, стать экспертом и получить юридическое право проводить независимую экспертизу образовательных программ. Союз работодателей и эксперты из профессионального сообщества, изучая очень глубоко саму программу, пишут в своём заключении сильные стороны программы и её дефициты, что нужно нарастить, на что нужно обратить внимание и какие ресурсы для этого будут необходимы».


Чтобы иметь хотя бы малейшее представление о ситуации с кадрами, Центр стратегических инициатив по развитию трудовых ресурсов и профессионального образования провёл опрос-анкетирование. Респондентов набралось немного — 47 человек, среди них члены Союза лесопромышленников, представители лесничества, образования, лесозаготовительных и деревоперерабатывающих предприятий. Из последних 40% отметили, что практикуют дуальную форму обучения. Многие из них активно участвуют в написании образовательных программ, учебных планов, профилей подготовки. Однако 50% компаний в этом не заинтересованы. Более того, свыше половины ничего не знают об этой системе.

Далее попросили назвать ТОП-5 востребованных специальностей, но вышло больше пяти. Первым в списке, по мнению половины опрошенных, стал мастер леса. Затем перечислили: лесничий, помощник лесничего, участковый лесничий, контролёр качества, инженер, вальщик леса, рамщик. На вопрос, какие профессии промышленной отрасли будут востребованы в проекте «Енисейская Сибирь», 50% назвали лесника и мастера-оператора многофункциональных машин.

Нужна ли «вышка»?

Должен ли работник лесной отрасли иметь высшее образование? Все опрошенные ответили, что это обязательное условие для руководителя предприятия, половина считает, что для лесника. А вот для контролёра качества на производстве, по мнению респондентов, этого не требуется — стандарт же предусматривает для этой должности 6-й квалификационный разряд, то есть, наличие диплома вуза.

На вопрос «Ощущает ли ваше предприятие нехватку квалифицированных кадров?» 60% респондентов ответили, что недостаёт инженерно-технического персонала. 10% отметили, что уровень профильной подготовки выпускников со среднеспециальным образованием не соответствуют компетенциям, необходимым для выполнения работы.

Пока у системы множество нюансов и нестыковок, которые стоит проработать. Некоторые эксперты считают, что на данном этапе новые модели стандартизации скорее создают проблемы, чем помогают их решать.

«Из пяти специальностей, которые мы реализуем на сегодняшний день в нашем техникуме, основные наши программы ждёт всего один профессиональный стандарт, то есть говорить о том, что мы подтягиваем наше образование к современным требованиям, пока преждевременно. Отраслевое образование несколько западает. Непонятно, в чём причина, поскольку стандарты «инженер охраны и защиты леса», «лесничий», «помощник лесничего» существуют только в проектах. Утверждены профессиональные стандарты по профессиям: инструктор парашютно-десантной пожарной службы, вальщик леса, станочник лесообрабатывающего оборудования, оператор сортировочной линии, тракторист лесного трактора со сменным рабочим оборудованием, машинист лесопогрузчика, лесной пожарный, егерь, охотник промысловый, мастер питомника. К сожалению, лесные профессиональные стандарты существенно отстают в части введения», — говорит заместитель директора по учебной части «Дивногорского техникума лесных технологий» Ольга Сквознякова.

Профессиональная экзотика

«Хочется сказать о малом и среднем бизнесе в лесной сфере. К сожалению, сегодня политика государства направлена не на их развитие — это совершенно точно. Явно прослеживается тенденция на укрупнение предприятий в деревообрабатывающей, строительной сфере, но тем не менее наша сельская местность испытывает проблему обеспечения кадрами: обычные вальщики, трактористы, бульдозеристы, операторы различных станков, оборудования. Отток молодёжи в город начался в 1980-е. В образовании и медицине есть программы по привлечению молодых специалистов, а в лесной отрасли — нет. Хотелось бы, чтобы оценка квалификации осталась на уровне добровольного начала, чтобы не бросаться из крайности в крайность, как с ГОСами: не сдал — жди год. В своё время у нас выпустилось очень много лесных инженеров, но где они? Когда я учился, нас было человек 15–20, фактически остались работать в отрасли 2–3. На селе сегодня не хватает лесных механизаторов», — рассказывает Владимир Аксёнов.

Основная проблема, по мнению участников рынка, не в том, кого учить, а в том, чего хочет от кандидата работодатель и что он, в свою очередь, готов предложить.

МНЕНИЕ


заместитель директора
Александр Пугач, заместитель директора Красноярского краевого центра профориентации и развития квалификаций

«Мы являемся региональным методическим центром развития квалификаций. Профессионально-общественная аккредитация — очень важная составляющая Национальной системы квалификаций. Последняя разработана для уже существующих работников, которым нужно оценить квалификацию. А профессионально-общественная аккредитация в идеале направлена на то, чтобы готовить именно тех специалистов, которые нужны работодателю. Когда эта система заработает, независимая оценка квалификации будет неактуальна. Но на данный момент у многих работодателей, образовательных организаций и предприятий возникают сложности с внедрением этих новинок: некоторые учебные заведения хотят стать экзаменационной площадкой или базой Центра оценки квалификаций. Поэтому мы как региональный методический центр проводим бесплатные семинары для предприятий по внедрению профстандартов и независимой оценке квалификаций, в том числе с участием коллег по профессионально-общественной аккредитации».


«На рынке труда свободных кандидатур практически нет. Все специалисты востребованны. «Охоту» за кадрами ведут все предприятия. Наш лесной холдинг не исключение. Только за счёт более привлекательных условий можно получить специалистов. Есть и второй вариант, по которому мы работаем, — «выращивание» своих кадров из выпускников профильных учебных заведений. Это вполне нормальная конкурентная ситуация на рынке труда», — уверен директор по лесному хозяйству ООО «ЛХК «Алтайлес» Валерий Савин.

«Вопросов к образованию, по большому счёту, нет: специалистов вроде бы достаточно. Цифры цифрами, но прежде всего нужно найти причину, почему контролёры, технологи, лесничие не на производстве? Я откровенно столкнулся с тем, что сегодня не хватает лесничих, помощников. Где молодёжь? Сегодня у меня половина сотрудников предпенсионного и пенсионного возраста. И если хоть один пенсионер уйдёт, у меня будет головная боль, кем его заменить. Лесничество в 50 километрах от миллионного города — казалось бы, у меня должна выстроиться очередь на замещение вакансий. Нет! Вопрос уровня стимуляции нашего труда, зарплата на уровне 20–30 тысяч — это только на хлеб, а жить где? Жильё должно быть обязательно включено в программу. Вот у меня 2–3 человека сегодня говорят: будем увольняться. Куда они пойдут? Туда, где платят больше, где можно заработать на квартиру», — досадует руководитель Емельяновского лесничества Валерий Боев.

Владимир Аксёнов, который сам вырос в деревне, считает, что достичь баланса предложения и спроса на данном рынке мало — необходимо буквально искать людей, которых не страшит сельская местность и лесная глушь.

«Обстановка изменилась. Сейчас молодёжи нужно иметь возможность выйти в те же социальные сети. Необходимо спрогнозировать и разработать типовые контракты с учётом пожеланий по оплате труда и условиям проживания. Тогда молодые люди готовы будут начать свою трудовую деятельность пусть и в непростом месте, но это может быть интересным с точки зрения профессионального роста, с точки зрения, не побоюсь этого слова, экзотики — в конце концов, романтику никто не отменял», — добавил Владимир Николаевич.

Текст: Надежда Гесс

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №6 2018

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Сканер Finscan

Компания Microtec Espoo поставит два скоростных сканера сибирским деревообработчикам

Успех и эффективность любого деревообрабатывающего предприятия зависят в первую очередь от оборудования. Деревообработчики...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.