Старые песни о главном | Лесной комплекс
Оптимизируйте производство
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Создайте эффективную систему бюджетирования и финансового планирования.
Оптимизируйте логистику лесообеспечения и готовой продукции. Обеспечьте отгрузки продукции клиентам точно в срок с системой планирования со встроенными инструментами оптимизации.
Ознакомьтесь с предложениями экспертов Columbus.

Подробнее Свернуть
Иван Валентик на КЭФ 2017

Старые песни о главном

К сожалению, незаживающие раны в лесном секторе с незавидной частотой беспокоят не только лесозаготовителей, но и чиновников. Практически ни одно официальное мероприятие сейчас не обходится без обсуждения лесной темы. Так и на очередном Красноярском экономическом форуме много говорили о состоянии отрасли, болевых точках лесопользования и преимуществах комплексной глубокой переработки древесины.

Мотивы и прожекты лесного сектора

Безусловно, сама проблематика лесных отношений далеко не нова, меняются только спикеры и география заседаний. А по сути, фактура и преамбула законодательных новшеств тесно переплелась с насущными проблемами лесопользователей, о которых они постоянно напоминают ставленникам власти. Своё мнение относительно сложившейся ситуации по многим «горячим» темам озвучил заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации и руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик. Он признался, что поддерживает законопроект, который вводит механизм заявительного принципа для лесопользования. По его словам, такой принцип достаточно успешно работает в сфере гидропользования. Получается, что практика использования данного инструмента уже есть, осталось дело за малым — внедрить её в лесном кластере. Далее зашла речь о том, что наконец-таки те, кто осуществляет глубокую переработку древесины, получили преимущества по отношению к тем, кто не планирует развивать данное направление у себя на производстве. Оказывается, на особом счету сегодня лесопереработчики, инвестирующие значительные средства, обеспечивающие получение добавленной стоимости на территории Российской Федерации и занятые глубокой переработкой. Именно для них создают все законодательные условия по предоставлению льгот. В продолжение темы государственных преференций коснулись и приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.

«Действительно, большое количество приоритетных проектов было реализовано и некоторые из них закончились вводом в эксплуатацию в прошлом году. Однако мы видим и оборотную сторону этого вопроса. Федеральное агентство лесного хозяйства является главным регистратором доходов по плате, которая поступает в федеральный бюджет. По 419-му постановлению 50% ставки платы льготируется авансом, то есть до момента ввода производственных мощностей в эксплуатацию. К сожалению, далеко не все проекты успешно закончились, в том числе и в Красноярском крае. Я не стану озвучивать те компании, которые начинали достаточно энергично, а затем сошли с дистанции. Мы исходили из того, что действительно будут построены сопредельные производства, где будут создавать высокую добавленную стоимость. Так как смысл выдачи преференций был именно в этом. А поскольку этого не произошло, то сегодня долги перед бюджетом Российской Федерации по материализованным инвестиционным проектам значительны», — заявил Иван Валентик.

По его мнению, наступило время концептуальной переработки механизмов предоставления льгот. И замминистра привёл абсолютно парадоксальный пример предприятия в Псковской области, где производят импрегнированную террасную доску. Компания вложила серьёзные денежные средства и рассчитывало на поддержку со стороны властей. Но так сложилось, что, исходя из негативного опыта реализации инвестиционных приоритетных проектов, руководство Псковской области поставило им условие: сначала постройте завод, введите производственные мощности, а уж потом вам предоставят лесосырьевую базу. Спустя некоторое время губернатор области обратился к Ивану Валентику. «Знаете, а мы не можем выполнить свои обещания перед инвесторами», — сказал глава региона. «Почему?» — поинтересовался заместитель министра. «Потому что мы обязаны выставить все участки на торги», — ответил губернатор. Ситуация сложилась, мягко говоря, удручающая. Псковские лесопромышленники оказались заложниками системы. Они не могут подать заявку на инвестиционный проект, потому на балансе предприятия нет средств на строительство завода, и оно в убытке. Соответственно, согласно существующим критериям, им не приходится претендовать на получение лесных участков без аукциона. Хотя уже вложили серьёзные средства, и действительно вышли на продукцию достаточно высокого сегмента. Занимаются чистой торговлей и хотят развиваться.

«Большинство лесопользователей прекрасно понимают, что механизм приоритетных инвестиционных проектов даже не в ставке 50% от минимальной цены, а в безаукционном порядке предоставления лесных участков, которые предприятия фактически планируют под загрузку своих производственных мощностей. Поэтому я считаю, что лесные конкурсы призваны решить подобные проблемы. А этот завод я обязательно посещу, и посмотрю, что там происходит», — сказал Иван Валентик.

Перемен, ждём перемен

До сих пор сфера арендных отношений остаётся чуть ли не главной для лесной отрасли. Продолжительное время этот институт кроили под нужды и требования всех и вся. Наконец, он заработал, но так ли всё гладко? Львиная доля чиновников придерживается мнения, что механизм пролонгации договоров об аренде стал серьёзным стимулом для инвесторов. Однако добросовестные арендаторы не спешат вкладывать денежные средства в эти лесные участки как в свои, и на это есть объективная причина. Дело в том, что правоприменительная практика по внесению изменений в основной документ, с точки зрения трансформации объёмов лесопользования, достаточно неоднозначна.

«И связано это с тем, что по требованию ФАС, когда вносили изменения в Лесной Кодекс в отношении договоров аренды, включили условие о необходимости подтверждения решением суда изменения объёмов. Сегодня эта норма есть, и она вызывает неоднозначные подходы в правоприменительной практике», — пояснил глава Рослесхоза.

Нужно ли менять такие условия? Бесспорно, да. Значит арендный прецедент на законодательном уровне ещё не раз будут обсуждать. И чья правда победит, пока не ясно. Понятно лишь одно, что лесная система далека от совершенства и требует доработки. В поле зрения оказался и договор о купле-продаже для малого и среднего бизнеса. Он даёт серьёзные для лесного хозяйства доходы — до 0,65 млрд рублей. Конечно, конструкция купли-продажи отлична от арендной. В данном случае лесной участок не предоставляется по льготной программе, участники таких правоотношений выплачивают повышающий коэффициент по цене. Эта сумма и поступает в виде денежных средств в региональный бюджет. К слову, при ставке коэффициента 1,6 именно 1,3 превращается в деньги регионов.

«Мы провели анализ эффективности проведения торгов по заключению договоров купли-продажи лесных насаждений. Отмечу, что на территории Сибирского федерального округа с эффективностью пока ещё есть проблемы. Хотя характерны они не только для Сибири. Похожая ситуация наблюдается и в Северо-Западном, и в Центральном регионах. На практике примерно 50% торгов проходят с одним участником. И я никогда не поверю, что в лесных регионах, где достаточно развит средний и малый бизнес, нет конкуренции за лесные ресурсы», — заявил Иван Валентик.

Он уверен, что необходимо многое делать для увеличения прозрачности проведения этих торгов. Как ни парадоксально, но максимальное превышение цены по договорам купли-продажи было в республике Чувашия. У них по первым торгам небольших лотов было поднятие цены в 17-18 раз. А это далеко не самый лесной регион нашей страны. Раньше присутствовала такая практика: чем меньше и компактней формировались лесные участки до их предоставления на региональном уровне, тем больше была итоговая цена. Что же мы видим сегодня? В Красноярском крае цена «кубика» на аукционах составляет от 600 до 1500 рублей.

Кстати, по договорам аренды, которые заключены либо по минимальной цене, либо в порядке реализации приоритетных проектов, этот порог варьируется от 15 до 50 рублей за кубометр. Вот и выходит, что представители лесного бизнеса вынуждены работать в абсолютно разных условиях.

«Я очень внимательно ознакомился с тем письмом, которое мне поступило из Красноярского края по поводу несправедливости условий хозяйствования тех, кто работает по договорам аренды. Многие участки в разные периоды времени попали далеко не в самые добросовестные руки. Вместо того, чтобы вкладываться в развитие глубокой переработки древесины, некоторые стараются на этом нажиться. Владельцы арендных договоров перепродают древесину на корню. То есть оплачивают 30-40 рублей, а потом продают эти кубы по 500-600 рублей. С одной стороны, эти средства так или иначе попадают в экономику, но сложившаяся ситуация несправедливая», — констатировал руководитель Рослесхоза.

Он рассказал, что, проанализировав лесохозяйственную деятельность в целом по России, обнаружил массовое заключение договоров с одним участником и оформление без процедуры 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Что уж говорить, вся специфика прописана Лесным Кодексом, где нет прямого указания ведения торгов в формате электронных аукционов. Некоторые регионы уже работают по такой схеме, но это их инициативная позиция для открытости и прозрачности проведения продаж.

И, по мнению Ивана Валентика, нужно концептуально пересматривать подходы к торгам с точки зрения экономических критериев. Так, ставки платы закреплены в 310 постановлении, но основные постулаты оного перешли к нам ещё с 1960-70-х годов. Их нужно было менять в 2006 году, когда вводилось это постановление, проводить концептуальную работу. В понимании представителя Минприроды, этой работе предшествуют глобальные лесоустройства по всей территории страны. После чего установить новые ставки платы, таксы и основания для совершенно новых подходов. Так что пока ставка платы не привязана к рыночной конъюнктуре, нужного эффекта не добиться.

«Я не хочу сказать о том, что эти ставки будут увеличены в 10 раз и привязаны к рынку, и завтра они обрушат весь лесной комплекс страны. Мы планомерно будем приводить эти нормативы к рыночным значениям, как говорится, по принципу рентного подхода. Это мировая практика, а не мы её внезапно придумали. Сам механизм сейчас прорабатывают в министерстве. Однако хочу отметить, что органы государственной власти и министерства не могут принимать решения, не посоветовавшись с бизнесом, не изучив детали экономики всего процесса и поступающие предложения. Поэтому я гарантирую, что все вопросы, связанные с единением выбранных подходов, будут проходить при участии всех заинтересованных лиц», — заверил Иван Валентик.

Быть или не быть?

Тема тушения пожаров на арендованной территории и охраны угодий от незаконных рубок не на шутку встревожила лесохозяйственников. Всё больше и больше звучит голосов в поддержку того, что тушение лесных пожаров необходимо возложить на арендаторов. При этом юридически делегировать ответственность за устранение огня, как, впрочем, и за незаконные рубки, пока не представляется возможным. Как правило, желание переложить проблему с больной головы на здоровую — чуть ли не личная черта некоторых россиян. И в данном аспекте просто добавить ещё одну ложку дёгтя в бочку с мёдом не получится.

«Должен ли арендатор нести бремя охраны своих угодий от любых незаконных посягательств?», — вопрошал на КЭФ замглавы Минприроды.
По статистике, 40% незаконных рубок проходит на арендованной территории, и формально арендатор сегодня не несёт ответственности за охрану угодий.
«Я считаю, что если обсуждать эти механизмы, то арендатору нужно выделять дополнительные полномочия. Просто возложить на арендатора бремя охраны лесов от пожаров и незаконных рубок и не наделить его правами, наверно, было бы несбалансированно. Здесь требуется создание производства лесного контроля», — озвучил свою позицию г-н Валентик.

На столь кардинальный прожект арендаторы стали выказывать достаточно резкие предложения. Так в некоторых умах созрела инициатива чуть ли не паспортного контроля. И именно, арендатор, который имеет договор аренды для рекреационного использования, должен получить право на проверку документов любых граждан, находящихся на его участке. Появление идеи связано с вполне реальными ситуациями, когда в пожароопасный сезон на арендованный участок в 2-3 га приходят люди и разводят костёр. Лесохозяйственник метается в поисках решения проблемы по инстанциям: звонит в лесничество, ещё куда-то, но никто не реагирует. У него нет никаких полномочий предпринять меры и пресечь противоправные действия. Безусловно, такие случаи не единичны, и с ними надо как-то бороться.

«Полагаю, не надо уходить в тему проверки документов. Всё-таки это больше государственная функция надзорного свойства. И решением данной проблемы может служить лишь введение производственного контроля, как это работает в охотничьем направлении. Дефицит лесных инспекторов — реалии в которых мы сегодня живём, поэтому придётся искать какие-то новые инструменты», — резюмировал Иван Валентик.

Сегодня и так 80% объёма работ по охране и защите воспроизводства лесов выполняют арендаторы и только 20% приходится на органы государственного аппарата. Наряду с такой загруженностью региональные власти постоянно твердят о том, что у них нет финансовой возможности выполнить все объёмы запланированных мероприятий и сделать это качественно. В 2004 году 27-й ФЗ вернул механизм госзадания в региональные госучреждения. Процесс сдвинулся с мёртвой точки, и лесхозы начали зарабатывать. Но это оказалось недостаточным. Потому что вырубаемая ими древесина — не лучшая. И они фактически оказались выведены из сферы коммерческой деятельности. Доходные статьи от продаж лесопродукции мало-мальски покрывают лишь расходы на содержание лесопожарной техники и выплаты заработной платы персоналу.

«Считаю, что если внедрить механизм возврата заготовки переспелых лесных насаждений на неарендованной территории, то это станет серьёзным подспорьем для лесхозов. Данная норма уже включена в законопроект, который сейчас подготовлен во исполнение поручения по реализации принципа за 1 гектар рубок 1 гектар лесовосстановления. Так что, экономические условия самодостаточности лесхозов уже не за горами», — отметил Иван Валентик в завершении своего диалога с аудиторией лесопользователей.

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №3 2017

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Новости
Hyundai HL760-9S

Фронтальный погрузчик Hyundai HL760-9S: востребованный и универсальный

Один из наиболее популярных и востребованных видов машин на рынке спецтехники — это фронтальные погрузчики. И в этом нет...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало
Лесной комплекс

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.