По законам леса: как формируется сырьевая база | Лесной комплекс
По законам леса

По законам леса: как формируется сырьевая база

Спикер
Владимир Солдатов Директор филиала ФБУ «Рослесозащита» «Центр защиты леса Красноярского края»

Природную щедрость долгое время принимали как данное, ведь лес давно стал одной из доходных статей бизнеса. Но времена меняются: рубки стали смещаться всё дальше, затраты расти, а прибыль снижаться. Именно в таком свете видится некоторым лесозаготовителям обстановка с лесными угодьями. Так ли это на самом деле, и как обстоят дела с выращиванием молодняка в питомниках и семенным фондом края, рассказал директор филиала ФБУ «Рослесозащита» — «Центр защиты леса Красноярского края» Владимир Солдатов.

Владимир Солдатов,
директор Центра защиты леса Красноярского края
Владимир Солдатов,
директор Центра защиты леса Красноярского края

— Сегодня в сообществе лесопользователей часто обсуждают истощение лесосырьевой базы. А какая ситуация сложилась в нашем регионе?

— На мой взгляд, существуют некоторые проблемы в лесном фонде края ввиду того, что он огромен, по сравнению с другими субъектами Российской Федерации. Это связано непосредственно с лесными пожарами, рубками, массовыми вспышками размножения вредителей и болезней. Поэтому однозначно утверждать, что лесосырьевая база у нас беспроблемная, нельзя.

Тем более, если в сообществе лесопользователей рьяно муссируется тема полного истощения, то нужно к этому мнению отнестись очень
внимательно. Но такая внимательность должна быть лишена эмоциональности и основываться на задокументированных фактах. Для того чтобы понимать этот вопрос и дать чёткий ответ на него, необходимо в обязательном порядке проводить инвентаризацию лесов и лесоустройства.

Это даст возможность выяснить, насколько расстроен лесной фонд, что вкладывают в понятие истощения участники лесного сообщества и какие претензии к государству, с точки зрения лесопользования, они могут предъявлять. Только после этого можно будет видеть полную картину состояния лесосырьевых угодий Красноярского края.

По законам леса

С каждым годом заготовители уходят всё дальше вглубь лесного бассейна. И каждый хочет как можно ближе получить участок, чтобы сократить затраты. Это закономерный процесс, когда ещё с советских времён производились рубки главного пользования, так они раньше назывались. И, естественно, в транспортной или экономической зоне леса были вырублены, а на их месте посажены новые, либо методом естественного заращивания происходило восстановление угодий.

Даже ранее наш регион был территорией интенсивного лесопользования, где велись промышленные рубки. Но мы же не истощили леса. Ведь это не тот ресурс, который, как в сельском хозяйстве: морковь с грядки собрали, вновь посадили, и уже вскоре новый урожай. В лесном деле всё иначе. Если по хвойным породам, то новые деревья будут через лет сто, не меньше. Этот естественный фактор, который нужно понимать.

На многих отраслевых форумах говорят о сокращении оборотов промышленных заготовок, о снижении возраста рубки. Поэтому интенсивное лесопользование, связанное с таким же формированием древостоев по классической модели, в том числе русского и немецкого лесоводства, опирается на формирование высокопродуктивных производительных древостоев.

Сейчас, возможно, концептуально мнение изменилось, и многие выходят с инициативой, интенсивно выращивать лес и срубать его, как при сельхозпользовании. То есть при коротком плече вывозки и т. д. Внедряется ли такой подход? Вероятно, пока это только теория. Но я считаю, что к этому методу стоит присмотреться. И искать такие породы древесины, которые дают ежегодный большой прирост, чтобы его можно было использовать, в том числе и для целлюлозно-бумажной промышленности.

В принципе, вести заготовку в непосредственной близости от крупных городов, таких как Канск, Минусинск, Енисейск, Лесосибирск, Красноярск, наиболее выгодно лесозаготовителям. Понятно, что нужно что-то делать, чтобы не выходить за рамки вывозки сырья в радиусе 50 км, но такое, наверное, сейчас позволить себе вряд ли кто-то может. И поэтому осваивают участки за 200-250 км. Но если мы и далее будем относиться к этому вопросу без интереса с научной точки зрения, то придётся у ходить вглубь массива и на 500 км. И это проблема, над которой необходимо работать в ближайшее время всем хозяйственникам лесного комплекса.

Есть разные способы. Для учёного состава — гранты и проекты, но эффективнее было бы, если бы решением вопроса стала государственная программа, в которой бы всё прорабатывалось и экономистами, и природоохранными структурами, общественными силами и, естественно, лесоводами.

Сейчас площадь лесного фонда Красноярского края составляет 158,7 млн га, в том числе 113,7 млн га эксплуатационных и защитных лесов, которые предназначены для заготовки древесины. Установленная ежегодная расчётная лесосека по краю — 82,3 млн м3 (52,4 млн м3 — по хвойному хозяйству — 64%).

Несмотря на кажущиеся огромные запасы древесины, возможности экстенсивной эксплуатации лесных ресурсов на доступных территориях в настоящее время близки к исчерпанию. В первую очередь, это связано с отсутствием достоверных данных о состоянии лесного фонда из-за давности лесоустроительных работ, которая на площади 123,7 млн га (78 %) составляет более 20 лет.

Учитывая сложившуюся ситуацию с лесоустройством, министерством лесного хозяйства Красноярского края в начале 2017 года была проведена инвентаризация лесов по каждому лесничеству, которая позволила понять ситуацию с использованием расчётной лесосеки и лесного фонда, в том числе на арендованных базах, ежегодной потребностью в древесине по заинтересованным потребителям, а также с наличием незакреплённого (доступного) лесного фонда и ежегодной расчётной лесосеки.

В результате выявлено, что 7 0,1 млн
га (62% от эксплуатационных и защитных лесов) лесов в Красноярском крае с расчётной лесосекой 19,6 млн км3 (24 % от установленной расчётной лесосеки по краю) расположены в труднодоступных северных районах (часть Эвенкийского, Туруханский, Таймырский районы).

Соответственно, для заготовки древесины используют 43,7 млн га (38%) лесов с расчётной лесосекой 62,7 млн км3 ( 76 % ), часть которых передали в долгосрочную аренду на площади 12,7 млн га (29,5 %) с годовым объёмом заготовки 24,8 млн км3 ( 39,8 % ). Кроме того, ежегодная потребность граждан в лесных насаждениях для собственных нужд составляет около 2 млн км3 и для обеспечения субъектов малого и среднего предпринимательства —порядка 1,8 млн км3.

При этом отмечу, что по центральным и южным районам Красноярского края зафиксировано истощение запасов по хвойным насаждениям. Например, в 11 лесничествах (Мининское, Большеулуйское, Ужурское, Назаровское, Боготольское, Уярское, Краснотуранское, Рыбинское, Минусинское, Дзержинское, Тинское) передача лесных участков в долгосрочную аренду невозможна, в связи с отсутствием достаточной свободной расчётной лесосеки.

— Согласно программе интенсивного лесопользования, власти делают ставку на лесовосстановление. Какие меры в этом направлении предпринимаются в нашем округе?

— Теоретически, такие темы уже обсуждают руководители различных ведомств, и наш край также вошёл в число субъектов, изучающих данную проблему. Но рассматривать интенсивное лесопользование только с точки зрения лесовосстановления, наверно, неправильно.

Опять же это комплексный вопрос, и, на мой взгляд, его необходимо анализировать в двух плоскостях. Во-первых, сквозь призму лесовосстановления. И во-вторых, посредством правильных рубок ухода. Именно последние формируют обозначенные программой параметры древостоя, который затем станет продуктивным материалом для дальнейших заготовок.

Сюда же стоит включить и выбор хозяйственно ценных пород, и отбор семян с известными генетическими свойствами. И это достаточно серьёзная работа, для которой нужны, опять-таки, на мой взгляд, некие теоретические основы. Но их, к большому сожалению, в полностью законченном варианте пока нет.

Общий фонд лесовосстановления в Красноярском крае составляет 3,3 млн га, в его состав входят гари, погибшие насаждения, вырубки, пустыри, прогалины. Процесс восстановление лесов ведётся повсеместно (на территории 60 лесничеств), и включает в себя широкий комплекс мероприятий: от заготовки лесных семян, выращивания из них сеянцев и саженцев хвойных пород до высадки их на лесокультурные площади и перевода в покрытые лесом земли.

Согласно прошлогодним данным, плановые показатели по лесовосстановлению были перевыполнены: восстановлено 53,1 тыс. га при плане 46,8 тыс. га. Выдержаны рамки и по приживаемости лесных культур и выходу стандартного посадочного материала с единицы площади в лесных питомниках.

Сейчас применяется два способа лесовосстановления: искусственный и естественный. Первый подразумевает посадку сеянцев либо саженцев, а также посев семян. В среднем за год таким способом удаётся восстановить 4,7 тыс. га леса. В крае же преобладает посадка сеянцев и саженцев хвойных пород, посев семян применятся только в Мотыгинском, Богучанском и Кежемском районах. Восстановление путём высадки сеянцев и саженцев проводится на площади 2,6 тыс. га, а методом посева семян — на 2,1 тыс. га.

В качестве естественного способа лесовосстановления широко используется содействие естественному возобновлению леса путём сохранения жизнеспособного подроста хвойных пород при разработке лесосек (при строгом соблюдении технологии разработки удаётся сохранить 60–70% подроста хвойных пород, способного в будущем сформировать хвойное насаждение). Но этот способ масштабно применяется только в случае, если его достаточно для формирования хвойных лесов.

При количестве подроста, недостаточном для данного способа лесовосстановления, дополнительно проводится минерализация почвы (поранение почвы). К слову, общий объём естественного лесовосстановления в целом по краю, по итогам прошлого года, составил 48,4 га.

— Как правило, лес не может восстанавливаться самостоятельно в масштабах существующей лесозаготовки. Кто и как сегодня заботиться о «лёгких планеты» в Красноярском крае?

— Как правило, именно собственник должным образом обязан позаботиться о своём имуществе. И в данном случае хозяином лесов выступает у нас государство. Если мы рассматриваем Красноярский край, то, наверное, с уверенностью можно сказать, что наш регион очень плотно и добросовестно занимается данной проблемой. Базисом для восстановительных работ является лесной план Российской Федерации.

Мы даже можем похвастаться успехами, так как не только выполняем, но даже перевыполняем объёмы и показатели, установленные лесным планом. С проблемами или без? Это другой вопрос. Ведь любое промышленное начинание имеет свои болевые точки, в том числе и в отношении лесовосстановления.

Но последним тезисом для лесного сообщества, который высказывается сотрудниками и Министерства природных ресурсов страны, и Федерального агентства Российской Федерации в отношении лесозаготовителей: сколько вырубил леса, столько, будь добр, и восстанови. И в скором времени его планируется облечь в законодательную инициативу. По крайней мере, об этом часто говорят на отраслевых мероприятиях.

И я считаю этот подход правильным. Красноярский край в числе первых, кто следует этому направлению, где планы выполняются не только представителями государства и за счёт федеральных и краевых средств, но и частными лицами.

Они вырубают леса, но и львиная доля лесовосстановления в общем объёме посадок осуществляется именно арендаторами. А если говорить про инвестиционные проекты, то я буквально недавно встречался с директором АО «Краслесинвест», и меня порадовали их планы на строительство лесопитомника с закрытой корневой системой.

Считаю этот шаг весомым вкладом в развитие лесной индустрии, ведь если предприятие вкладывает в лесовосстановление, то в будущем это для него вернётся сторицей. Вместе с тем — это показатель серьёзных намерений, когда компания зашла в регион не с пустыми амбициями, а с твёрдым желанием развивать как промышленный сектор, так и местную лесную инфраструктуру.

То, что применяется не только у нас, но повсеместно по всей стране — это искусственное и естественное лесовосстановление. В первом случае речь идёт о сеянцах и саженцах, в чём мы с вами также принимаем определённое участие. По крайней мере, наша организация.

Все 100% семян, которые у нас заготавливаются и которым можно придать официальный статус, проходят через наш отдел — лесосеменная станция. Как свежезаготовленные, так, и находящиеся на хранении семена проверяются на посевные качества, наличие грибных заболеваний и энтомовредителей заражённость паразитами и сапрофитами. При этом в процессе хранения, к сожалению, не всегда соблюдаются требования, установленные ОСТ ами и ГОСТ ами
советской эпохи.

Существуют объективные и субъективные показатели того, что, вероятно, стало меньше уделяться внимания хранению семенного фонда, это раз.

Второе, это то, что не всегда проводится, как при советском режиме обеззараживание шишкосушилок. По-видимому, допускаются нарушения при транспортировке и хранении лесосеменного сырья (шишки). Несколько утрируя, скажу, что встречается и хранение семенного материала в мешках из-под картофеля или муки, что категорически запрещено. Так что некоторое снижение качества семян при их хранении, хоть и незначительное, всё же присутствует в регионе.

По законам леса

Но в целом качество семян высокое, объёмы по лесовосстановлению выполняются.

— Раньше наследие лесного бассейна выращивали в питомниках. Сохранилась ли сейчас такая практика, и налажена ли работа по выращиваю сеянцев?

— Несомненно, у нас сохранились традиции культивирования «молодняка». Потому что очень часто без вмешательства человека, особенно, если речь идёт о хозяйственных ценных породах, без питомника нам не обойтись. Если после рубок тёмнохвойных насаждений уповать лишь на природу, то однозначно на этих площадях будут произрастать осина да берёза. Когда же будет произведено искусственное лесовосстановление, то понятно, что мы сможем повлиять и на породный состав путём высаживания необходимых культур, и на период их выращивания.

По законам леса

На территории края функционирует тридцать лесных «яслей», где выращивается стандартный посадочный материал для лесовосстановления. Всего в Красноярском крае 30 питомников, на которых ежегодно выращивается от 20–30 млн штук стандартных сеянцев. Тем самым край не только полностью покрывает собственную потребность в посадочном материале для лесовосстановления, но и оказывает помощь в части его реализации соседним субъектам, испытывающим такой дефицит.

Стоит отметить, что второй год Красноярский край участвует во Всероссийском конкурсе на лучший питомник — и довольно успешно. В 2015 году питомник Ермаковского района занял 2-е место в России в номинации «лесные питомники площадью более 20 га», а в 2016 году в тройку лучших в стране вошёл питомник Большемуртинского лесничества (питомники до 20 га).

— Каким древесным породам уделяется особое внимание и почему?

— Мы выросли из классического немецкого лесоводства. И в петровские, и в советские времена особое внимание уделялось хозяйственно ценным породам. Понятно, что при Петре строительство флота вызывало необходимость в мачтовом лесе с хорошими физико-механическими свойствами. В тот момент и сформировалось мнение о хозяйственно ценных породах древесины.

По законам леса

Берёза и осина не были столь востребованы на рынках судостроения и индустриальном строительстве, как хвойные породы — в нашем случае ангарская сосна, ель, пихта, кедр. Лиственные же породы никаким образом не фигурировали в сибирских лесозаготовках. В основном они считались дровяным сырьём, которое шло на отопление жилищ. С течением времени ситуация меняется, и становится востребованным фанерный кряж из берёзы. В крае даже построен фанерный комбинат, который испытывает не лучшие времена, но является нужным звеном промышленного сектора.

Ясное дело, что таких лиственных пород, как дуб, граб, бук, которые составляют ореол лесного фонда украинского, белорусского и фонда Центральной части России, Сибирский регион дать не может. И это обусловлено природно-климатическими факторами. При этом данные породы считаются ценными для краснодеревщиков, занимающихся мебельным производством, которое процветает на территории регионов произрастания таких деревьев. И там лесовосстановление направлено на поддержание баланса лиственной древесины, как у нас хвойной.

Несомненно, потребности рынка поставили человека во главе расстановки приоритетов, когда за ним остаётся право выбора того или иного дерева для собственных нужд. В природе же всё сбалансировано. Она не терпит пустоты. Но если условия произрастания позволяют развиваться берёзе, а посеяли в этой полосе сосну, то не стоит ожидать буйного роста сосняка, этого не будет. Так как традиционно лесовосстановление опирается на природно-климатические характеристики природных зон, почвенный состав местности и особенности ландшафта, которые уже много лет имеют научно-практические обоснования. На полях края можно наблюдать замещение породного состава и его чередование в зависимости от территорий.

По законам леса

Со временем, если где-то произрастали коренные еловые, пихтовые, кедровые леса, то, возможно, произойдёт замена, и вырастут хвойные породы. Используемые же специалистами для лесовосстановительных работ в крае породы отвечают экологическим и хозяйственным целям. Речь идёт о ценных и высокопроизводительных хвойных породах, таких как сосна сибирская кедровая, сосна обыкновенная, ель сибирская и лиственница сибирская.

— Под эгидой какого ведомства находятся лесопитомники, и кому они подчинены?

— В современном законодательном поле выращивание посадочного материала регулируется статьёй 39.1 Лесного кодекса, согласно которой выращивание посадочного материала в лесных питомниках является предпринимательской деятельностью, и финансирование на эти цели не выделяется. Поэтому работы в лесных питомниках края выполняются за счёт средств, полученных от реализации посадочного материала, в т. ч. арендаторам лесных участков.

На мой взгляд, здесь некий конфликт интересов. Если государство выделяет на закупку семян денежные средства, в том числе в нашем крае, то затем как эти семена передать коммерсантам? Получается сложная схема, где прослеживается разрыв в финансовой цепочке, которую нужно регулировать законодательством. Выходит, что коммерсанты из семян, принадлежащих государству, вырастили посадочный материал, который государство потом и реализует.

Работы в питомниках производятся за счёт средств от реализации посадочного материала, то есть государственные организации или бизнесмены берут в аренду лесные угодья под выращивание посадочного материала. Сугубо моё мнение, что, создав такую нишу, законодатель, скорее всего, надеялся на то, что питомники будут самоокупаться и развиваться по образу и подобию Европы, Канады и Америки.

Однако у нас эта модель не пошла, потому как посадочный материал — ель, сосна — не используется коммерческими структурами из-за отсутствия масштабного интереса среди населения для озеленения приусадебных участков. Больше стремятся украсить какими-то экзотическими кустарниковыми и древесными породами. Продавать его другим регионам также экономически невыгодно. Не получается хорошего бизнеса на питомниках. По крайней мере ни на территории нашего края, ни на просторах всего Сибирского Федерального округа, процветающего бизнеса на выращивании сибирских древесных пород, я не видел.

Так что этот механизм у нас, на мой взгляд, не сработал. Довольно сложно выйти на самоокупаемость питомникам в нынешних лесорастительных условиях. Возможно, со временем это направление вновь перейдёт под юрисдикцию государства.

— Расскажите, по каким принципам идёт отбор лесосеменного материала, и хватает ли запасов для посадки?

— Лесосеменного материала пока хватает. В лесничествах края ежегодно заготавливается 13-15 тонн семян, из них 3,5 тонн — мелкохвойных растений (ель, сосна, лиственница) и около 10 т — кедра. Основная часть семян используется для посева в питомниках, а часть идёт на создание лесных культур посевом. Имеющегося запаса лесных семян хватит на год-полтора (по состоянию на 01.01.2017 г. имеется 10,6 тонн семян, а потребность составила 8,2 тонны).

Кстати, если говорить о страховых фондах, то семена у нас хранятся на складах лесничеств и в централизованном складе, расположенном на территории КГБУ «Красноярское лесничество». Наличие семян и посадочного материала удовлетворяет собственные потребности края в полном объёме и позволяет создать запас семян на случай неурожайных лет.

Однако этого, считаю, недостаточно для нашего региона. Хотелось, чтобы опыт КГБУ «Красноярское лесничество» перенимали и другие, создавая у себя хранилища. А также был построен страховой фонд лесных семян, который бы позволил сохранять семена в течение 40 лет без потери их качеств. Это моя давняя мечта, и я ратую за то, чтобы краевые лесные ведомства созрели и всё-таки в перспективе возвели хранилище большей ёмкости, чем имеется сегодня в крае.

Как правило, лесовосстановление начинается с семян лесных растений. Основные лесообразующие породы, семена которых заготавливают и проверяют на посевные качества в Красноярском крае, Республиках Хакасия и Тыва — сосна обыкновенная, ель сибирская, лиственница сибирская и сосна кедровая сибирская. В прошлом году объём заготовленных семян составил: в Красноярском крае — 13 138,3 кг, в Республике Хакасия — 5 889,21 кг, в Республике Тыва — 415 кг. Тщательному отбору и проверке подвергаются как свежезаготовленные, так и хранящиеся семена.

В прошлом сезоне проверено на посевные качества 23 263,7 кг семян лесных растений. Качество свежезаготовленных семян распределилось следующим образом: семена 1 и 2 классов качества составили 96,9% (22536,7 кг), 3 класса — 3,1% (727 кг). А проверка на качество хранящихся семян показала следующее: семена 1 и 2 к лассов к ачества с оставляют 93,6% (6636,76 кг), 3 класса — 4,3% (304,65 кг), некондиционных — 2,1% (76,15 кг). Все хранящиеся семена — мелкохвойные. Такие результаты подтверждают тот факт, что, в целом, семян высокого качества в регионе имеется в достаточном количестве.

На конец 2016 года их объём составил 10 516 кг, при потребности на посев 7 653 кг. Несмотря на это, в Красноярском крае присутствует снижение классов качества семян при хранении. В 2016 году снизили на третий класс качества 178 кг семян сосны обыкновенной. Из них 4,4 кг семян в Невонском лесничестве; 6,8 кг в Долгомостовском лесничестве; 53,2 кг в Дзержинском лесничестве; 39,6 кг в Енисейском лесничестве; 2 кг в Тинском лесничестве; 40,4 кг в Иланском лесничестве; 14,6 кг в Казачинском лесничестве; 7 кг в ООО «Ресурс-лес» и 10 кг в ООО «Пировское ЛПХ ».

Наряду с этим, было испорчено семян сосны обыкновенной при хранении до некондиционных 37,15 кг в Канском лесничестве и 12 кг в Верхнеманском лесничестве. Как показал анализ, основные причины снижения класса качества и порчи семян — хранение семенного материала в приспособленных помещениях с отсутствием вентиляции и нерегулируемым температурным режимом, несвоевременная дезинфекция складов и тары, длительные сроки х ранения семян (более 5 лет) и заражённость семян микроскопическими грибами.

Кроме того, запасы семян (страховые фонды) формируются именно в урожайные годы. Сейчас этот период растянулся и считается непредсказуемым. По наблюдениям специалистов, интервал неурожайности может составлять и пять, и семь лет. Поэтому лесные хозяйства вынуждены использовать семена, заготавливаемые как в урожайные, так и в неурожайные годы.

Всхожесть, энергия прорастания, и другие свойства семян, собранных в неурожайные годы, отличаются от аналогичных качеств семян, заготовленных во время богатого урожая. Эффективность использования таких семян снижается.

— Ведётся ли сегодня селекцонная работа по улучшению качества семян, и на что учёные делают ставку?

— В Красноярском крае ещё в советские времена была заложена основа селекционной деятельности. И сейчас на территории Красноярского края числится: 607 штук аттестованных плюсовых деревьев; 83,4 га плюсовых насаждений; 71 га лесосеменных плантаций (аттестованных 28,7 га); 722,1 га постоянных лесосеменных участков (аттестованных – 687,1 га); 2556 га лесных генетических резерватов; 0,5 га маточных плантаций; 23,1 га архивов клонов; 30,9 га испытательных лесных культур; 37,9 га географических лесных культур.

В своё время Российский центр защиты леса был ответственным за эти объекты, а сейчас они находятся в юрисдикции администрации края и Министерства лесного хозяйства. При этом основной проблемой работы с объектами лесного семеноводства считается крайне низкий объём финансирования из федерального бюджета. В прошлом году, например, на селекционное направление средств не выделяли. При этом в мире упорно бьются над расшифровкой генома хвойных пород, лиственницы и кедра.

Наши коллеги принимают участие в этой работе, и я надеюсь, что эти исследования увенчаются успехом. Геном хвойного древесного растения будет расшифрован, будут выявлены определённые участки, ответственные за те или иные параметры. Например, за устойчивость к фитозаболеваниям, к объеданию насекомыми-вредителями и так далее. Пока это лишь стремления и желания, но над геномом лиственницы и сосны кедровой сибирской красноярские учёные уже работают. Будем надеяться, что вскоре человечество извлечёт пользу из этих научных изысканий и открытий.

— Можно ли ожидать в будущем появление устойчивых к лесным вредителям пород?

— На уровне селекции и генной модификации подобных древесных пород я не встречал, хотя в сельском хозяйстве уже давно практикуют выведение многих видов культур, устойчивых к различным негативным факторам. Деревьям же пока только сама природа помогает противостоять вредителям. Но встречаются действительно интересные образцы, когда в окружении объеденных шелкопрядом-монашенкой деревьев остаётся пара-тройка вообще не тронутых сосен. И ведь по каким-то причинам они оказались невкусными для гусениц, и те обошли их стороной.

В кедровом и пихтовом сообществах древостоев такого явного противостояния насекомым-паразитам я не встречал, но, уверен, и среди этих пород встречаются уникальные в своём природном ареале особи. Думаю, такие примеры интересны учёным, в том числе и в разрезе селекционных исследований.

В России такой практики нет, а вот в зарубежных странах, например, ген Cry-белка (Bt- токсина)внедряют в древесные организмы. После поедания такой древесины насекомым у него происходит присоединение этих белков к определённым участкам клеток пищеварительного тракта. После чего происходит лизис клеток, их разрыв, когда насекомое не может питаться и погибает. Так что практики такие есть, но когда Россия придёт к созданию генно-модифицированных деревьев, и придёт ли вообще, ответить сложно.

Пока государством введён запрет на выращивание такой древесины, потому что экологические последствия разных генных модификаций до конца не изучены. А так как деревья растут много лет, то проследить этот эффект весьма затруднительно.

— А заинтересованы ли арендаторы в выращивании «молодняка» древесных пород на отведённых им территориях, или забота о лесном генофонде по-прежнему сосредоточена в руках государства?

— Согласно Лесному кодексу, лесовосстановительными работами на арендуемых участках занимаются непосредственно сами арендаторы. А Министерство лесного хозяйства края информирует их о перечне обязанностей по восстановлению лесов. Если же те не исполняют свои обязательства, то с ними проводится определённая работа по так называемому понуждению к исполнению (совещания, письма и другие меры). Недобросовестным же арендаторам грозит приостановка деятельности или вовсе расторжение договора аренды лесного участка.

В настоящее время в Лесной кодекс внесены изменения, касающиеся ужесточения требований к арендаторам лесных площадей. На уровне Рослесхоза теперь будет вестись реестр недобросовестных арендаторов. Вместе с тем Лесной Кодекс предусматривает и поощрительные меры для тех, кто подходит к выполнению своих обязательств со всей ответственностью, у них появляется право продления сроков аренды без проведения торгов.

В связи с этим большинство арендаторов начинают уделять пристальное внимание восстановлению леса, многие даже задумываются об открытии своих питомников, заготовке семян, строительству шишкосушилок. Так, например, силами арендаторов за 2016 год восстановлено 47,4 тыс. га леса, что составляет 89% от общего объёма лесовосстановления по краю. Одним из примеров может служить АО «Краслесинвест», руководство которого заявило о твёрдом намерении создать на базе предприятия питомник для выращивания и дальнейшей реализации посадочного материала.

Так что они органично вписываются в коммерческую концепцию, которую в нормативных документах вывело государство. Поэтому говорить о заинтересованности рано, но если лесохозяйственники почувствуют какую-то коммерческую жилку, то это направление будет развиваться.


Беседовала Елена Вашкевич

Статья опубликована в журнале Лесной комплекс №5 2017

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Woodex-2021 Главные события выставки Woodex-2021: обзор выставочной...
Перейти к проекту →
Новости
система безопасности ограничения грузового момента

Метаморфозы: как превратить экскаватор в кран

Компания «Техстройконтракт» представила инновационную разработку, которая способна превратить экскаватор в полноценный кран...

Читать далее...

Понравилась статья?

Рынок

Выбор читателей

в начало

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.